Меню

Зачем есть конец света



Что такое конец света и когда он наступит?

Письмо чита­теля ком­мен­ти­руют эксперты.

Ува­жа­е­мая редак­ция жур­нала “Фома”!
По обра­зо­ва­нию я исто­рик и, кроме того, вни­ма­тельно слежу за тем, что про­ис­хо­дит и в нашей стране, и в мире в целом. Без­условно, зна­че­ние хри­сти­ан­ства в миро­вой исто­рии огромно, и те морально-эти­че­ские цен­но­сти, кото­рые про­по­ве­до­вал Хри­стос, оста­ются чрез­вы­чайно акту­аль­ными (доста­точно вспом­нить запо­ведь о само­от­вер­жен­ной любви к ближ­нему). Именно хри­сти­ан­ство (для меня как исто­рика это важно) когда-то опре­де­лило даже само совре­мен­ное отно­ше­ние к исто­рии*. (СНОСКА: Автор письма, ско­рее всего, имеет в виду хри­сти­ан­скую идею линей­ного раз­ви­тия исто­рии, в отли­чие от цик­ли­че­ской, свой­ствен­ной антич­ному созна­нию — Ред.)

Тем не менее, я решил напи­сать это письмо совсем не для того, чтобы делать реве­рансы в сто­рону хри­сти­ан­ства. Наобо­рот, в этом уче­нии для меня совер­шенно неяс­ным оста­ется один момент, кото­рый, по-моему, любому здра­во­мыс­ля­щему чело­веку нельзя не заметить.

В кни­гах Нового Завета, кото­рые для хри­стиан явля­ются свя­щен­ными, есть про­из­ве­де­ние под назва­нием “Апо­ка­лип­сис”. Если я пра­вильно пони­маю, там гово­рится о том, что Иисус Хри­стос дол­жен в доста­точно близ­ком буду­щем явиться на Землю. Про­изой­дет конец света, Страш­ный Суд, после кото­рого пра­вед­ники вой­дут в новый небес­ный город Иеру­са­лим и будут там жить вечно, а греш­ники, соот­вет­ственно, будут отправ­лены на “муки веч­ные”. Под­чер­ки­ваю: насколько я понял, это должно было про­изойти в исто­ри­че­ски крат­чай­ший срок. Да и в Еван­ге­лии сам Хри­стос гово­рил о своем очень ско­ром при­ше­ствии. Взять хотя бы 24‑ю главу Еван­ге­лия от Мат­фея. Она пол­но­стью посвя­щена речи Иисуса, в кото­рой он назы­вает при­знаки кон­чины мира и вто­рого при­ше­ствия. Рас­ска­зав, он про­из­но­сит сле­ду­ю­щую фразу: “Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет”. Эти слова могут озна­чать только одно — вто­рое при­ше­ствие будет до того, как умрут его непо­сред­ствен­ные слушатели.

В Еван­ге­лии от Иоанна Хри­стос ска­зал апо­столу Петру, ука­зы­вая на сво­его люби­мого уче­ника (по все види­мо­сти это и был сам еван­ге­лист Иоанн), что вто­рое при­ше­ствие будет еще до того, как этот уче­ник умрет ( Ин.21:22 ). Напомню: еван­ге­лист Иоанн Бого­слов умер при­мерно в 100 году… А между тем недавно было отпразд­но­вано уже двух­ты­ся­че­ле­тие христианства!

Как исто­рик могу сви­де­тель­ство­вать, что за это время мно­го­кратно гово­ри­лось о том, что Хри­стос вот-вот при­дет. Его ждали сна­чала пер­вые хри­сти­ане. Затем эпоха кру­ше­ния Рим­ской импе­рии вос­при­ни­ма­лась как конец вре­мен. Далее — Сред­ние века, гусит­ские войны, Рефор­ма­ция — и каж­дый раз уве­рен­ность в том, что это конец! На Руси в конце XV века дело дошло до того, что пере­стали состав­лять кален­дарь далее 1492 г., потому что насчи­тали начало вось­мого тыся­че­ле­тия от сотво­ре­ния мира и ждали непре­мен­ного вто­рого пришествия.

Такие же настро­е­ния были при при­ходе к вла­сти Петра I, когда люди сжи­гали себя в ски­тах, говоря, что тот — анти­христ. Настро­е­ния конца света остро про­яви­лись после при­хода к вла­сти боль­ше­ви­ков. Можно выве­сти зако­но­мер­ность: во вре­мена любых круп­ных соци­аль­ных потря­се­ний — и Сред­не­ве­ко­вья, и Нового вре­мени — каж­дый раз воз­ни­кает идея, что свету конец.

Кроме того, послед­ние 100–150 лет суще­ствует крайне инте­рес­ная и устой­чи­вая тен­ден­ция: хри­сти­ане посто­янно сами объ­яв­ляют годы, когда мир дол­жен прийти к финалу. Со сто­роны раз­ных хри­сти­ан­ских орга­ни­за­ций посто­янно зву­чат точ­ные даты конца света. Как видим, ничего не про­ис­хо­дит. Оный день насту­пает — и тут же назна­ча­ется новая дата. Почему хри­сти­ан­ские церкви так настой­чиво игно­ри­руют факты этой 2000-лет­ней несо­сто­я­тель­но­сти своих ожи­да­ний конца света? Сами собой напра­ши­ва­ются нели­це­при­ят­ные для хри­сти­ан­ства выводы…

Конечно, Еван­ге­лие напи­сано уди­ви­тель­ным язы­ком, там масса заме­ча­тель­ных притч. Апо­ка­лип­сис тоже доста­точно инте­рес­ная книга. Но она инте­ресна прежде всего тем, что ее образы можно по-раз­ному интер­пре­ти­ро­вать. Напри­мер, там есть образ “желез­ной саранчи”, кото­рая появ­ля­ется в мире перед вто­рым при­ше­ствием. Я слы­шал, что “желез­ную саранчу” интер­пре­ти­ро­вали, как изоб­ре­те­ние само­ле­тов (тан­ков). Инте­рес­ное тол­ко­ва­ние. Но пред­ставьте себе сред­не­ве­ко­вого чело­века, кото­рый впер­вые уви­дел рыца­рей — разве он не мог при­нять их за апо­ка­лип­ти­че­ских “куз­не­чи­ков”? Тогда они вос­при­ни­ма­лись людьми так же, как в начале XX века вос­при­ни­ма­лись самолеты.

В любой гума­ни­тар­ной науке суще­ствует своя логика, и я при­вык сле­до­вать здра­вому смыслу и логике. А логика науки, при всей моей лич­ной сим­па­тии к хри­сти­ан­ским запо­ве­дям, застав­ляет сде­лать вывод: хри­сти­ан­ство не испол­няет соб­ствен­ного обе­ща­ния. Ведь с науч­ной точки зре­ния, говоря “а”, необ­хо­димо ска­зать и “б”! То есть, если лидер веро­уче­ния гово­рит, что при­дет в этом же поко­ле­нии и не при­хо­дит через 2000 лет, то серьез­ный чело­век с необ­хо­ди­мо­стью дол­жен усо­мниться в истин­но­сти вероучения.

Сколько я ни спра­ши­вал своих дру­зей-хри­стиан об этом, они отве­чали, что надо вос­при­ни­мать Еван­ге­лие и Апо­ка­лип­сис ино­ска­за­тельно. Но тогда воз­ни­кает ряд вопро­сов. На чем зиждется их вера? Что тогда вообще для хри­стиан озна­чает конец света? В чем смысл свя­щен­ного почи­та­ния книги “Апо­ка­лип­сис”, если она исто­ри­че­ски совер­шенно не оправ­ды­ва­ется? И вообще, не ока­жется ли так, что Земля в конце кон­цов погиб­нет по совер­шенно дру­гим при­чи­нам, гораздо баналь­нее? Напри­мер, в послед­нее время уче­ными серьезно обсуж­да­ются вер­сии о столк­но­ве­нии нашей пла­неты с огром­ным метео­ри­том, о взрыве солнца, эко­ло­ги­че­ской ката­строфе и т.д. Или не погиб­нет никогда?

Для меня эти вопросы явля­ются совсем не празд­ными, потому что с нрав­ствен­ной точки зре­ния хри­сти­ан­ство все­гда меня при­вле­кало. Но мне кажется, что сила любого уче­ния в правде, и поэтому оно должно быть прав­диво во всех своих дета­лях, а не только в высо­ко­нрав­ствен­ных цер­ков­ных проповедях.

Дмит­рий Мани­хин, учи­тель истории.

Комментарии экспертов

Антон НЕБОЛЬСИН, пре­по­да­ва­тель кафедры Свя­щен­ного Писа­ния Нового Завета Пра­во­слав­ного Свято-Тихо­нов­ского Бого­слов­ского инсти­тута, автор и веду­щий спец­курса по теме “Апо­ка­лип­сис”.

Пер­вое, о чем надо ска­зать: в Биб­лии нигде нет точ­ной даты вто­рого при­ше­ствия Иисуса Хри­ста. Объ­яв­ле­ние какой бы то ни было даты конца света — это вещь, кото­рая совер­шенно несвой­ственна Пра­во­слав­ной Церкви. Не суще­ствует ни одного Собор­ного реше­ния, ни одного посла­ния цер­ков­ного иерарха или при­знан­ного бого­слова, кото­рые бы выска­зы­ва­лись в подоб­ном духе. Тем не менее, в Еван­ге­лии есть сви­де­тель­ства о том, что при­ше­ствие Хри­ста пони­ма­ется как собы­тие доста­точно близ­кого буду­щего. Кстати, спи­сок этих сви­де­тельств можно про­дол­жить (напри­мер, неко­то­рые места из посла­ний апо­стола Павла). Но основ­ными источ­ни­ками пра­во­слав­ной эсха­то­ло­гии* (СНОСКА: Эсха­тос (греч.) — послед­ний. Эсха­то­ло­гия — уче­ние о послед­них собы­тиях, то есть о конце света) явля­ются, конечно, книга Апо­ка­лип­сис и боль­шой моно­лог Хри­ста в 24 главе Еван­ге­лия от Мат­фея, кото­рую в науке при­нято назы­вать: “эсха­то­ло­ги­че­ская речь Спасителя”.

Что самое глав­ное в биб­лей­ских сви­де­тель­ствах о вто­ром при­ше­ствии? Боль­шая их часть посвя­щена не кон­ста­та­ции факта, что конец света скоро про­изой­дет, а глу­бо­кому, кра­соч­ному и мно­го­сто­рон­нему опи­са­нию пред­ше­ству­ю­щих собы­тий. То есть, с одной сто­роны, конец света мыс­лится как очень ско­рый, а с дру­гой, этому дню должны пред­ше­ство­вать собы­тия все­мир­ной исто­ри­че­ской важ­но­сти. Само содер­жа­ние этих сви­де­тельств по необы­чай­ной мас­штаб­но­сти опи­сы­ва­е­мых собы­тий являет собой всю глу­бину и слож­ность пра­во­слав­ного уче­ния о конце света. Даже бег­лый взгляд на них пока­зы­вает, что это будет не так про­сто и быстро.

Читайте также:  Человек который отвечает за свет

Неко­то­рые люди ука­зы­вают на еван­гель­скую эсха­то­ло­ги­че­скую речь, как на несо­мнен­ное сви­де­тель­ство Самого Хри­ста о Его ско­ром при­ше­ствии, осо­бенно на слова Иисуса: “Не прейдет род сей, как все сие будет” (о тра­ди­ции тол­ко­ва­ния этих слов чуть позже). Однако почему-то не заме­чают, что там есть и дру­гая фраза, кото­рая урав­но­ве­ши­вает груз, каза­лось бы, дей­стви­тельно несо­мненно ско­рого вре­мени вто­рого при­ше­ствия: “О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небес­ные, ни Сын, но только Отец” ( Мк.13:32 ). Это озна­чает, что никто не может точно ука­зать год, месяц или день наступ­ле­ния конца света. Даже Хри­стос, Сын Божий, при­пи­сы­вает себе неве­де­ние. Почему? Это слож­ный бого­слов­ский вопрос, однако для хри­стиан здесь важно дру­гое: Спа­си­тель под­чер­ки­вает абсо­лют­ную таин­ствен­ность, непод­власт­ность часа “Икс” точ­ному чело­ве­че­скому определению.

В эсха­то­ло­ги­че­ской речи Спа­си­теля есть одна важ­ная деталь: Хри­стос про­ро­че­ствует о двух собы­тиях: о конце света и о раз­ру­ше­нии иеру­са­лим­ского Храма. При­чем их очень сложно раз­де­лить: исто­ри­че­ское собы­тие раз­ру­ше­ния Храма в 70 году, кото­рое, как мы уже знаем, не яви­лось кон­цом света, и собы­тие, выво­дя­щее нас за рамки чело­ве­че­ской исто­рии — сам конец света — пере­пле­та­ются до неузна­ва­е­мо­сти. Хри­стос в Своей про­по­веди обра­щался к иудеям, поэтому, по мысли Еван­ге­лия, ката­строфа миро­вого мас­штаба, раз­ру­ше­ние глав­ной иудей­ской свя­тыни, явля­ю­щейся осно­ва­нием рели­ги­оз­ной жизни Изра­иля — это про­об­раз общего конца.

И тогда слова: “Не прейдет род сей, как это слу­чится” могут бук­вально отно­сится к паде­нию Иеру­са­лима. Потому что мно­гие слу­ша­тели Иисуса имели воз­мож­ность дожить до 70 года и быть сви­де­те­лями раз­ру­ше­ния Храма. Но суще­ствует и дру­гое тол­ко­ва­ние этих слов. Выра­же­ние “род сей” может озна­чать не только кон­крет­ное поко­ле­ние, но и некий вне­вре­мен­ный класс людей. Под этим клас­сом Цер­ковь все­гда пони­мала всех веру­ю­щих во Христа.

Апо­ка­лип­сис, вне зави­си­мо­сти от своей соот­но­си­мо­сти с собы­тием раз­ру­ше­ния Иеру­са­лима, ста­вит совре­мен­ных людей перед вопро­сом: если конец света не про­изо­шел в корот­кие сроки, зачем все это было выска­зано уже в I веке, при­чем в такой свое­об­раз­ной “непо­нят­ной” форме? Для хри­стиан любой эпохи ука­за­ние на ско­рый харак­тер при­ше­ствия Спа­си­теля ста­но­вится фак­том, опре­де­ля­ю­щим их жизнь с того момента, как они услы­шали эту весть.

Допу­стим, Хри­стос ска­зал бы, что вто­рое при­ше­ствие будет, но очень не скоро. По пси­хо­ло­ги­че­скому закону это скло­нило бы людей к рас­слаб­лен­но­сти. К ней же при­вело бы и точ­ное ука­за­ние даты. Даже если при­ше­ствие Хри­ста было бы при жизни того поко­ле­ния, кото­рое Его слу­шало, и Иисус ска­зал бы, что при­дет в 70 году, то это при­вело бы к тому, что до 70 года все бы жили, как обычно, а потом, посмот­рев на кален­дарь, начали бы гото­виться. Ука­за­ние на ско­рое при­ше­ствие Хри­ста имеет зна­че­ние сти­мула, опре­де­ля­ю­щего всю чело­ве­че­скую жизнь, оно под­дер­жи­вает хри­стиан в состо­я­нии посто­ян­ного бодр­ство­ва­ния, о кото­ром очень много гово­рится в Новом Завете.

Конечно, настро­е­ние чело­ве­че­ства пери­о­ди­че­ски меня­ется, потому что люди все больше осо­знают, что мир несо­вер­ше­нен и пре­хо­дящ. Будучи дове­дены до абсурд­ной край­но­сти, эти пред­став­ле­ния выли­ва­ются в лозунги, что конец света дол­жен насту­пить немед­ленно. Или, наобо­рот, есть дру­гая край­ность, когда гово­рится, что “хри­сти­ан­ство не испол­няет соб­ствен­ного обе­ща­ния”. Апо­стол Петр еще в сере­дине 60‑х годов I века дал пря­мой и довольно жест­кий ответ на это: “В послед­ние дни явятся наг­лые руга­тели, посту­па­ю­щие по соб­ствен­ным своим похо­тям и гово­ря­щие: “где обе­ща­ние при­ше­ствия Его? Ибо с тех пор, как стали уми­рать отцы, от начала тво­ре­ния, все оста­ется так же”… Одно то не должно быть сокрыто от вас, воз­люб­лен­ные, что у Гос­пода один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день. Не мед­лит Гос­подь с испол­не­нием обе­то­ва­ния, как неко­то­рые почи­тают то мед­ле­нием, но дол­го­тер­пит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все при­шли к пока­я­нию”. ( 2 Пет. 3: 3–9 ). Это озна­чает, что наступ­ле­ние конца света зави­сит от жизни каж­дого из нас: уда­ля­ется или при­бли­жа­ется в зави­си­мо­сти от нашего духов­ного устроения.

Алек­сандр ДВОРКИН, Док­тор фило­со­фии, кан­ди­дат бого­сло­вия, руко­во­ди­тель инфор­ма­ци­онно-кон­суль­та­тив­ного цен­тра имени свя­того Ири­нея Лион­ского.

Объ­яв­ле­ния о дате конца света не соот­вет­ствуют не только пра­во­слав­ной тра­ди­ции, они не соот­вет­ствуют Биб­лии. Хри­стос гово­рил, что “о дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небес­ные, ни Сын, но только Отец” ( Мк.13:32 ). Из сект, вошед­ших в истеб­лиш­мент, этим более всего про­сла­ви­лись “Адвен­ти­сты седь­мого дня”, кото­рые, соб­ственно и начали эту “пред­ска­за­тель­ную эпи­де­мию” в пер­вой поло­вине XIX в. И сто­ило только начать… Из совре­мен­ных тота­ли­тар­ных сект больше всего любят объ­яв­лять даты конца света “Сви­де­тели Иеговы”, “Бого­род­нич­ный Центр”, вис­са­ри­о­новцы, мор­моны, неко­то­рые тече­ния внутри рери­хи­ан­цев, “Цер­ковь уни­вер­саль­ная и тор­же­ству­ю­щая” и пр. На самом деле само это объ­яв­ле­ние уже уво­дит все эти группы и их после­до­ва­те­лей из рамок хри­сти­ан­ства, потому что они выка­зы­вают пора­зи­тель­ное недо­ве­рие сло­вам Христа.

С чело­ве­че­ской точки зре­ния такое жела­ние в чем-то понятно: людям все­гда очень хочется точно узнать свое буду­щее. Это стрем­ле­ние “загля­нуть за грань” — навер­ное, одна из харак­тер­ных черт пад­шего чело­ве­че­ского созна­ния. Но оно про­ти­во­ре­чит всей логике хри­сти­ан­ства: даты не знает никто, и поэтому нужно жить так, чтобы быть все­гда гото­вым к встрече с Хри­стом и стре­миться к ней. Вспом­ним, что хри­сти­ане каж­дый день молятся о наступ­ле­нии конца света. В сло­вах самой рас­про­стра­нен­ной молитвы “Отче наш” есть такая строчка: “Да при­и­дет Цар­ствие Твое”. Это при­зыв Богу поско­рее прийти. Это при­зыв к Нему, чтобы он уско­рил те собы­тия, о кото­рых сим­во­ли­че­ским язы­ком напи­сано в Апокалипсисе.

Что каса­ется самой этой книги, то в ней не при­во­дится ни одной даты. Поэтому гово­рить об ее исто­ри­че­ской несо­сто­я­тель­но­сти по мень­шей мере странно. Это книга сим­во­лов. Она рас­ска­зы­вает о конце света при­кро­вен­ным, образ­ным язы­ком. Точно так же, язы­ком обра­зов, Биб­лия гово­рит и о сотво­ре­нии мира. Это не зна­чит, что биб­лей­ская кар­тина воз­ник­но­ве­ния мира про­ти­во­ре­чит науке. Биб­лия — это не учеб­ник физики, химии или био­ло­гии. В ней ска­зано самое глав­ное — мир сотво­рен Богом. Он явля­ется Источ­ни­ком всего живу­щего. Биб­лия — это и не учеб­ник исто­рии, не книга гада­ний и пред­ска­за­ний, а также не посо­бие по футу­ро­ло­гии. Там гово­рится о глав­ном, о том, что исто­рия при­дет к сво­ему концу, и этот финал будет сопро­вож­даться 3,5‑летним прав­ле­нием на земле Анти­хри­ста, кото­рый объ­еди­нит все госу­дар­ства, ста­нет все­мир­ным пра­ви­те­лем, объ­явит себя богом и откроет период жесто­ких гоне­ний на тех, кто оста­нется верен Хри­сту. В итоге миро­вая исто­рия завер­шится непо­сред­ствен­ным вме­ша­тель­ством Бога.

В 24 главе Еван­ге­лия от Мат­фея есть очень важ­ные слова Иисуса Хри­ста. Конец при­дет только тогда, когда Еван­ге­лие будет про­по­ве­дано по всей земле, все наро­дам (см.: Мф.24:14 ). Это озна­чает, что пока на земле есть люди, кото­рые готовы услы­шать Еван­ге­лие и при­нять его, но еще не имеют такой реаль­ной воз­мож­но­сти, вто­рого при­ше­ствия не будет. Более того, Сам Бог может менять Свои про­ро­че­ства, потому что Бог Биб­лии — это не без­ли­кая Судьба или неумо­ли­мый фатум, а Живой, Лич­ный Бог. В Свя­щен­ном Писа­нии есть книга про­рока Ионы. В VIII веке до Р. Х. Гос­подь послал про­рока в город Нине­вию ска­зать его жите­лям, что если те не пока­ются в гре­хах, то город будет уни­что­жен. Нине­ви­тяне пока­я­лись, и про­ро­че­ство не испол­ни­лось, то есть воля Божья была изме­нена. Пере­но­сясь в нашу эпоху, можно пред­по­ло­жить то же самое: воз­можно, Бог ото­дви­гает конец света ради тех людей, кото­рые еще могут услы­шать Еван­ге­лие и обра­титься ко Христу.

Читайте также:  Как свет переносит информацию

Бог удер­жи­вает дей­ствие зла в нашем мире, но в какой-то момент пред кон­цом света Он пре­стает это делать, и зло обру­ши­ва­ется на чело­ве­че­ство, чтобы хотя бы в послед­ний момент люди испы­тали потреб­ность в пока­я­нии. В этот момент стра­да­ния хри­стиан играют осо­бую роль: они кла­дут души свои за ближних.

Почему совре­мен­ное чело­ве­че­ство видит в Апо­ка­лип­сисе только ката­строфы и не заме­чает самого глав­ного — встречи со Хри­стом? Я думаю, эта встреча выхо­дит за рамки инте­ре­сов нашей циви­ли­за­ции. Поскольку она стре­мится жить авто­номно от Бога, то от Апо­ка­лип­сиса оста­ется какая-то стра­шилка раз­лич­ных гря­ду­щих ката­строф. Это видно, напри­мер, в совре­мен­ной кине­ма­то­гра­фи­че­ской куль­туре. Кстати, инте­ресно, что конец света там все­гда уда­ется оста­но­вить чело­ве­че­скими силами, неким герой­ским поступ­ком. А это, по суще­ству, анти­хри­стово про­чте­ние Апо­ка­лип­сиса, из кото­рого убран Бог.

Вик­тор ТРОСТНИКОВ, кан­ди­дат фило­соф­ских наук.

В своем письме автор затра­ги­вает про­блему вре­мени, кото­рая все­гда зани­мала уче­ных. Здесь абсо­лю­ти­зи­ру­ется линей­ное физи­че­ское время. Но на каком осно­ва­нии? Чело­ве­че­ская муд­рость все­гда пони­мала про­блему вре­мени шире. Один из вели­чай­ших фило­со­фов, бла­жен­ный Авгу­стин, еще в IV веке гово­рил: “Если я познаю время, я познаю все”. Но он так его и не познал, и мы ушли от него не так уж далеко.

Абсо­лю­ти­зи­ро­вала время лишь нью­то­нов­ская физика, кото­рая пред­став­ляла его как само­сто­я­тель­ную, не зави­ся­щую ни от чего вели­чину. Однако в начале XX века про­изо­шел пере­во­рот в физике, повлек­ший за собой изме­не­ние нашей мате­ри­аль­ной циви­ли­за­ции. Это было откры­тие кван­то­вой тео­рии. Новый взгляд начал раз­ви­вать еще Эйн­штейн. Когда он при­был в Аме­рику, пер­вый вопрос жур­на­ли­стов был такой: “Можете ли Вы в двух сло­вах рас­ска­зать, в чем суть вашей тео­рии отно­си­тель­но­сти?” — “Да, могу, — отве­тил Эйн­штейн. — Раньше счи­та­лось, что если убрать из все­лен­ной всю мате­рию, оста­нутся про­стран­ство и время. Но согласно тео­рии отно­си­тель­но­сти они тоже исчезнут”…

В науке это вызвало рево­лю­цию. Ока­зы­ва­ется, время не абсо­лютно, не само­сто­я­тельно, а про­из­водно от чего-то. Осо­бенно это стало ясно в кван­то­вой меха­нике, кото­рая сло­жи­лась только в 20–30 годы XX века. Согласно ей, собы­тия без наблю­да­теля не суще­ствует, а зна­чит, без наблю­да­теля нет и вре­мени. Странно, но это факт.

Конечно, это имеет пря­мое отно­ше­ние к исто­рии. Ее нет вне лич­но­сти наблю­да­теля. У Мая­ков­ского есть гени­аль­ная фраза в поэме “Хорошо”: “Это было с бой­цами или со стра­ной, или в сердце было моем”. Исто­рия дела­ется в чело­ве­че­ском сердце, у нее нет неза­ви­си­мо­сти от “я”.

Возь­мем, напри­мер, Запад­ную Европу конца X века. Под­хо­дило к концу пер­вое тыся­че­ле­тие после Рож­де­ства Хри­стова, и боль­шин­ство насе­ле­ния было уве­рено, что в 1000 году насту­пит конец света. Десятки тысяч веру­ю­щих Запад­ной Европы, про­дав там земли и иму­ще­ство, сте­ка­лись в Иеру­са­лим, так как, по общему мне­нию, Хри­стос дол­жен будет явиться с неба именно туда… Каза­лось бы, собы­тие про­ис­хо­дило больше тысячи лет назад, никто из нас этого не видел. Исто­рик ска­жет: “Нас не было, а ведь все это было” — “А откуда вы зна­ете, что люди ждали конца света?” — “Читаю доку­менты, там напи­сано. И пред­став­ляю в вооб­ра­же­нии, как охва­чен­ные пани­кой люди стоят и ждут светопреставления”.

Это нечто вроде теле­ви­зора. Исто­рик читает книги, и словно видит, как толпы пили­гри­мов собра­лись в Свя­том городе. Это собы­тие вклю­чает в себя чело­века, “смот­ря­щего” его. Но ведь это совсем не так! В той исто­рии на самом деле не было нашего наблю­да­теля, не было очей совре­мен­ного историка.

Надо понять, что исто­ри­че­ская наука состоит из двух обя­за­тель­ных ком­по­нен­тов: тек­стов, доку­мен­тов, архео­ло­ги­че­ских нахо­док — и самого исто­рика. Как только мы попы­та­емся его убрать, исто­рия погру­жа­ется во тьму: ее вообще не было, так же, как не было нена­блю­да­е­мого явле­ния в кван­то­вой физике.

Однако для автора письма суще­ствует неза­ви­си­мая ни от чего линей­ная после­до­ва­тель­ность собы­тий. Люди рож­да­ются, уми­рают, вхо­дят в некую Исто­рию и выхо­дят из нее. А она идет себе и идет. В чем здесь ошибка? Автор вычле­няет из всей при­роды некое неза­ви­симо теку­щее миро­вое время и напол­няет его собы­ти­ями: “пер­вые хри­сти­ане ждали Хри­ста — не при­шел, в Сред­ние века ждали — тоже не при­шел” и т. д. На самом деле пер­во­на­чально не время, а смысл исто­рии, не время ожи­да­ния, а смысл ожи­да­ния. И именно с этой точки зре­ния надо оце­ни­вать исто­ри­че­ские события.

В чем смысл слу­жеб­ного поня­тия, кото­рое назы­ва­ется исто­рией? По мне­нию хри­сти­ан­ства — в обо­же­нии чело­века, дости­же­нии им пол­ноты совер­шен­ства. Ведь ради него создан мир. А когда он впал в пер­во­род­ный грех, то смыс­лом стало спа­се­ние от греха. Раньше, до гре­хо­па­де­ния, была какая-то иная про­грамма совер­шен­ство­ва­ния чело­века, но Адам и Ева ее сорвали. И при­шлось Богу “пере­стро­иться” и при­нять дру­гой план: спа­се­ние чело­века. Этой цели и слу­жит эмпи­ри­че­ское время. И ни в коем слу­чае нельзя его фети­ши­зи­ро­вать, абсо­лю­ти­зи­ро­вать, “втис­ки­вать” Бога в рамки вре­мени. Бог пре­бы­вает в Цар­стве Веч­но­сти. При­чем это не та веч­ность, кото­рая длится страшно долго, а веч­ность как отсут­ствие вре­мени. Когда нача­лось тво­ре­ние, вме­сте с миром было создано и время, потому что мате­рия неот­рывна от времени.

В шестой день Бог создал чело­века и так орга­ни­зо­вал его пси­хи­че­ский мир, что чело­век без вре­мени и про­стран­ства не может вос­при­ни­мать ничего. Мы вос­при­ни­маем в про­стран­стве даже небес­ные силы: вот стоит кры­ла­тый ангел. Люди так гово­рят не потому, что у бес­плот­ных духов на самом деле есть кры­лья или они где-то там стоят, а потому что мы иначе думать о них не можем. Для чело­ве­че­ского интел­лекта мысли необ­хо­димо систе­ма­ти­зи­ро­вать, выстра­и­вать во вре­мени. Поэтому смысл исто­рии для нас может рас­кры­ваться только в этой линей­ной вре­мен­ной после­до­ва­тель­но­сти, хотя она на самом деле условна.

Пред­ставьте, что два чело­века раз­го­ва­ри­вают друг с дру­гом. Тот, кто гово­рит, уве­рен, что собе­сед­ник пой­мет его слова, хотя у того дру­гая голова, дру­гой мозг. Чело­век откры­вает рот и зара­нее уже знает, что соби­ра­ется ска­зать. Но это зна­ние при­сут­ствует в голове гово­ря­щего не в сло­вах, а как цель­ная мысль. А собе­сед­ник, наобо­рот, вос­при­ни­мает после­до­ва­тель­ность слов и свер­ты­вает ее в своей голове в цель­ную мысль. То же можно ска­зать и о раз­го­воре Бога с чело­ве­ком. Бог тво­рит смыслы, и дает воз­мож­ность людям понять Свой замы­сел о мире через исто­рию — линей­ную вре­мен­ную после­до­ва­тель­ность собы­тий. Свер­нув ее опять в нечто еди­ное, чело­век может понять это. Кстати, автор письма отча­сти уже про­де­лал такую работу, про­сто сде­лал непра­виль­ные выводы. Напри­мер, как дока­за­тель­ство исто­ри­че­ской несо­сто­я­тель­но­сти книги Апо­ка­лип­сис он при­во­дит при­меры раз­ного вос­при­я­тия образа “желез­ной саранчи” в Сред­ние века и сего­дня. Но мне кажется, что это, наобо­рот, луч­шее дока­за­тель­ство того, что СМЫСЛ исто­рии чело­век любой эпохи вос­при­ни­мает оди­на­ково, то есть при­ме­няет апо­ка­лип­ти­че­ские образы к себе и сво­ему поколению.

Читайте также:  Чем является свет для тьмы

Таким обра­зом, исто­рия как вспо­мо­га­тель­ный инстру­мент спа­се­ния слу­жит лич­но­сти. Воз­вра­ща­ясь к фразе Мая­ков­ского: “…или в сердце было моем”, можно ска­зать, что если не будет моего сердца — не будет ника­кой исто­рии, не будет войн, рево­лю­ций и так далее. Дру­гого места пре­бы­ва­ния исто­рии, как в чело­ве­че­ском сердце — нет.

А теперь можно попы­таться понять про­блему конца света и Страш­ного суда. На самом деле как смыс­ло­вая про­блема она суще­ствует только для каж­дого из нас, только для лич­но­сти. Но нам удобно вос­при­ни­мать ее таким обра­зом, что будет некий час “Икс”, когда все кон­чится, и Гос­подь будет судить мир. Но в дей­стви­тель­но­сти для каж­дого из нас Страш­ный суд — это лич­ный суд, отчет каж­дого чело­века перед сотво­рив­шим его Богом.

Конца света, как неко­его дня, быть не может. Не надо путать фина­лизм и ката­стро­физм. Автор письма явно не раз­ли­чает их, говоря о том, что Земля может погиб­нуть от столк­но­ве­ния с метео­ри­том, от эко­ло­ги­че­ской ката­строфы и т. д. Земля, конечно, может погиб­нуть от любой ката­строфы, но книга Апо­ка­лип­сис гово­рит совсем о дру­гом. Конец света — это отмена мате­рии. Говоря сло­вами Апо­ка­лип­сиса: “небо свер­ты­ва­ется как сви­ток” ( Отк.6:14 ), то есть исче­зает вся Все­лен­ная, все, что было сотво­рено за шесть дней. При чем тут ката­строфы на Земле?!

Автор письма точно заме­тил, что есть неко­то­рые люди, назы­ва­ю­щие себя хри­сти­а­нами, кото­рые любят рас­счи­ты­вать даты конца света. Одна­жды я слы­шал потря­са­ю­щую вещь. Где-то в Аме­рике оче­ред­ные “про­роки” назна­чили день, а когда конец света не настал, они заявили: “про­стите, в наши рас­четы вкра­лась ошибка”. Но они не пони­мают самого глав­ного: Страш­ный суд будет уже вне вре­мени и про­стран­ства, потому что те исчез­нут. Ни на одних часах не будет отме­чен этот момент, поэтому невоз­можно назвать и дату. В Еван­ге­лии заме­ча­тельно ска­зано, что вто­рое при­ше­ствие будет тогда, когда никто не будет его ожи­дать. А те сек­танты как раз ожи­дали… Теперь, навер­ное, оста­ется сде­лать послед­ний шаг и обви­нить Бога, что Он не пошел им навстречу и не устроил конец света именно в этот день.

Вла­ди­мир ГУРБОЛИКОВ, заме­сти­тель глав­ного редак­тора жур­нала “Фома”.

Для меня важ­нее всего то, что конец света я вос­при­ни­маю двой­ственно. Есть исто­ри­че­ский конец света, о кото­ром гово­рит нам Апо­ка­лип­сис, но я вос­при­ни­маю эту книгу в первую оче­редь как книгу для меня и обо мне. Доста­точно пере­жить серьез­ную болезнь, чтобы понять, что в какой-то момент каж­дый чело­век ока­жется перед лицом смерти. В моей жизни это было: я ока­зался перед лицом болезни, кото­рая может при­ве­сти к могиле очень легко и быстро. В этот момент для меня весь мир пере­ме­нился. Вокруг жили люди, счи­тая, что у них впе­реди еще много вре­мени, а для меня уже начался конец света. Он наста­нет в бли­жай­шее время, воз­можно, чуть позже. Но пошел отсчет, начали тикать часы. И мое отно­ше­ние к миру изменилось.

Пока (я даже боюсь гово­рить “к сча­стью”, потому что не знаю), есть Божия воля на то, что я остался жить. Но мне кажется, что это состо­я­ние — “память смерт­ная”, как гово­рят в церкви, — чрез­вы­чайно важно для чело­века. “Иметь память смерт­ную” — зна­чит пом­нить, что в любую минуту ты можешь уме­реть. Это дает чело­веку осо­бое пони­ма­ние про­ис­хо­дя­щего, осо­зна­ние каж­дого сво­его поступка. В этот момент живешь слож­нее, напря­жен­нее, глубже, чем всю преды­ду­щую жизнь.

Неда­ром мно­гие срав­ни­вают то, что опи­сы­ва­ется в Апо­ка­лип­сисе, с вой­ной. Не знаю, как на самом деле. Но мне кажется, то, что мы пере­жи­ваем даже в мир­ное время — это как мини­мум борьба. Мно­же­ство людей — я имею в виду неве­ру­ю­щих, нехри­стиан — ста­ра­ются не заме­чать, что кру­гом рвутся сна­ряды. Уми­рает чело­век, а они идут мимо и думают, что будут жить еще мил­лион лет, ста­ра­ются не при­ни­мать во вни­ма­ние, что тоже смертны.

Но есть, конечно же, и общий, “боль­шой” вопрос: почему так долго не про­ис­хо­дит конец света? В Еван­ге­лии много раз гово­рится о том, что он скоро дол­жен настать, и он дей­стви­тельно может прийти в любую минуту. Но самое глав­ное — это фраза Хри­ста: “О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небес­ные, ни Сын, но только Отец” ( Мк.13:32 ). Ее часто при­во­дят в пику тем, кто гово­рит, что конец света вот-вот наста­нет. Но для хри­сти­а­нина все-таки понятно, что Бог все делает так, как Он хочет. Раз уж мы сво­бодны в выборе, то Бог — про­сто несо­по­ста­вимо с нами сво­бо­ден! Если по какой-то неиз­вест­ной для нас при­чине Он счи­тает необ­хо­ди­мым, чтобы мы про­шли исто­ри­че­ский путь, зна­чит, так оно и будет. Почему — мы не знаем. Если мы предъ­явим к Нему фор­маль­ные пре­тен­зии, то будем не лучше иудеев, кото­рые Его когда-то рас­пяли за то, что Он не хотел гово­рить и посту­пать так, как им было надо. Точно так же, на мой взгляд, дей­ствуют те, кто пыта­ется вычис­лить день конца света. Это Божье дело, когда он насту­пит. И не надо удив­ляться, почему он до сих пор не при­шел, и спра­ши­вать, наста­нет ли он в среду 25-го числа?

Ука­за­ние на конец света в Еван­ге­лии состоит из двух частей. В пер­вой гово­рится: “Не зна­ете ни дня, ни часа”. А во вто­рой ясно про­сле­жи­ва­ется мысль, что он, воз­можно, про­изой­дет очень скоро. Это нужно затем, чтобы я пони­мал: каж­дый день, кото­рый я живу, может ока­заться послед­ним. И что со Хри­стом я могу встре­титься уже зав­тра или даже через 5 минут. Я сей­час творю какое-то непо­треб­ство, а через 5 минут ока­жусь перед Ним. Вот для чего, в первую оче­редь, мне кажется, тре­бу­ется пом­нить о вто­ром при­ше­ствии. А не для того, чтобы на этом осно­ва­нии руко­во­ди­тели какой-нибудь секты заби­рали у своих адеп­тов квар­тиры, говоря, что на том свете они все равно не нужны.

Вяче­слав КЛЫКОВ, скуль­птор, лау­реат Госу­дар­ствен­ных пре­мий СССР и РСФСР, пре­зи­дент Меж­ду­на­род­ного Фонда сла­вян­ской пись­мен­но­сти и культуры.

Я про­чи­тал Апо­ка­лип­сис уже будучи взрос­лым. И вос­при­нял его орга­нично, как долж­ное. Меня не пора­зило то, что там напи­сано, потому что я слы­шал об этом еще в дет­стве, дошколь­ни­ком, от своих бабу­шек. Они были веру­ю­щие и рас­ска­зы­вали мне об этом в доступ­ной форме. А бабушки знают, как рас­ска­зать. Конечно, в дет­стве я мог понять только то, что поз­во­лял мой дет­ский разум.

Уже гораздо позже про­чте­ния Апо­ка­лип­сиса я сде­лал вывод, что это некое пре­ду­пре­жде­ние нам. Так я вос­при­ни­маю его и до сих пор. У мно­гих людей биб­лей­ское пре­ду­пре­жде­ние о конце света и Страш­ном Суде вызы­вает чув­ства отча­я­ния и без­на­деж­но­сти. Но если мы не изме­нимся, если не будем стре­миться к тем иде­а­лам, кото­рые даны нам в Еван­ге­лии, а будем жить по своим, чело­ве­че­ским зако­нам, нас это постигнет.

Источник