Меню

З кадиков по следам пророка света расшифровка



З кадиков по следам пророка света расшифровка

Кадиков Зуфар Сабирзянович

«По следам пророка света»

Расшифровка песен Виктора Цоя.

Не забываемо творчество Виктора Цоя, трагически ушедшего из жизни в 1990 г. За прошедшие с момента его гибели годы вышло несколько книг о жизни и творчестве певца, написано немало статей. Среди них — разные взаимоисключающие фантастические версии о его личности и деятельности на Земле: от космического странника до бога. В настоящей книге применяется совершенно новый подход, основанный на факте символичности, зашифрованности его текстов. Приводятся 18 песен с анализом и расшифровкой, которые системно укладываются в библейские данные и пророчества. Доказывается, что многие его песни полны необычного целенаправленного содержания. Причем против случайных или вольных толкований данные отвечают критерию системности. К читателю Позади полжизни трудных духовных исканий: годы учебы и работы по самой передовой, пограничной науке астрономии, десятилетия прощупываний чуть ли не всего неординарного и запретного — от НЛО до классических религий. И все-таки вовремя не догадался заглянуть в кое-какие закоулки культуры! Вот уж, воистину, «Дух дышит, где хочет» (Ин. 3:8). Никогда бы не подумал, что под крышей рок-культуры может скрываться таинственное существо, гигант Духа, говоривший с нами языком символики. Заподозрил я это лишь после его гибели, не зная до того вообще, не выделяя вниманием из кучи развязных, подчас бесноватых рок-групп. Когда-то мне казалось, что слишком несовместимыми кусками разбросался я по жизни и никогда не соберусь в системную мозаику. Но вот уже не один год, как востребованы все куски и направлены в один фокус — исследование загадок Виктора Цоя. Что бы я делал без астрономии с космософией Цоя, как бы понял суть его работы без парапсихологии, как бы расшифровал его проповеди и пророчества без опыта в религии и теософии, что бы услышал в его строках без знания поэзии М.Ю.Лермонтова (1814-1841), Н.С.Гумилева (1886-1921) и других! И наверное, не хватило бы смелости вынести на суд людской эту страшную тему — не имей я огромный опыт в парашютизме. Проходят годы со дня его трагического ухода из земной жизни, но как мало еще сделано нами, исследователями. Мне удалось напечатать всего лишь несколько газетных статей о его творчестве, а сейчас закончена небольшая книга с анализом и расшифровкой текстов песен, что дает колоссальную информацию для размышления. В книгу вошла полная расшифровка 18-ти песен и много частичных. Впереди еще много работы, расшифровок — особенно последних альбомов группы «Кино». Ох, как нам далеко еще до духовной высоты и чистоты Цоя, до его уникальных знаний! Отсюда вновь и вновь встает вопрос: кто же он? Родился Виктор Робертович Цой 21 июня 1962 г. в Ленинграде, близ Московского парка Победы, на исходе самой-самой белой ночи, после 5-ти часов утра. Последние детали я узнавал специально у самой матери — Валентины Васильевны — по просьбе любителей астрологии. Дом со шпилем на углу улицы Бассейной и Московского проспекта, где жила семья Цоев,- тоже рядом с парком. Так сложилась судьба. В той квартире, где основную часть своей жизни провел Виктор, теперь живут чужие люди. Как будто бы не жил, не был на Земле. Все остальное тем более временно: пристанища, временные и случайные работы (кочегарка, баня и т.д.). Все мы живем «временно», и всё по жизни делаем «временно», но в его случае это видно особенно рельефно — может, в силу кратковременности его жизни на Земле (28 лет). Но вот взял он гитару, запел свои первые песни и как будто из самой таинственной субстанции времени их ковал — такие они все получались загадочные и вечные. Таких песен не было тысячелетия, нет и не будет. Я не оговорился и не преувеличиваю. Дело в том, что его песни — зашифрованные проповеди Евангелий и предостережения Апокалипсиса. Да он почти весь из Библии! Его жизнь — на первый взгляд, такая по-земному простая — для исследователей предстает сплошной загадкой, а система его песен — одним большим кроссвордом. Именно так: не отдельные, а подчиненные одной духовной и информативной системе песни, точнее — тексты. Исследования его жизни и творчества начались, в основном, после его гибели. В настоящее время они ведутся разрозненно и довольно успешно в разных странах. Автор этих строк — один из исследователей. Шифровка информации в символике -дело не новое, применялась она во всех религиях, встречается и в литературе (яркий пример — басни Эзопа). Почти вся Библия состоит из символики. И в текстах Цоя ключевые символы взяты из Библии, а также использованы элементы других систем религии и мифологии. «Последний герой» — пример такой символики. «Последний герой», то есть полубог (согласно греческой мифологии), оставшийся «один из полка» Иисуса Христа («Звезды по имени Солнце») для последних годов истории человечества, потому что уже очень скоро ожидается Второе Пришествие и Суд («Завтра с утра будет Солнце и тот ключ в связке ключей»). Их,последних полубогов — призванных пророков Иисуса Христа,- согласно Библии, двое: Енох и Илия, еще в глубокой древности прославленных своей великой духовной работой с молодым человечеством. Реинкарнация, то есть воплощение в человека Илии Фесвитянина (по-народному, Ильи Пророка), в библейской истории отмечена еще в лице Иоанна Предтечи (Крестителя или, по-народному, Ивана Купалы). Каждая христианская религиозная конфессия по-своему толкует эти места из Библии и, конечно же, прежде всего категорически отрицает индуистско-бупдийско-ламаистские идеи перевоплощения душ — реинкарнации. «Как же они тогда понимают эти довольно однозначные данные Библии?» — спросите вы. А никак! Должен обозначить — как автор, взявшийся за труднейшее исследование,- что я вынес из всех противоречащих друг другу религий, парапсихологии, теософии и собственного опыта. Прежде всего, не так уж они и противоречат, если смотреть в корни. В Библии нигде ни единьм словом не высказано против перевоплощения душ, но в то же время априори проповедуется, что «спасение» души должно осуществиться в течение данной жизни, и если человеку это невозможно, то Бог поможет. Отсюда тоже можно сделать разные выводы. Лично я делаю следующий: смысл «спасения» в том и состоит, чтобы оформить и сохранить в течение жизни некое «гонкое тело» личной души с тем, чтобы оно могло жить и в «ином» мире, или заново воплотиться на Земле — если на то будет воля Божья и воля личная. Пророки, призванные Богом, и есть такие давно спасенные души. Говоря мотивами теософии — не исключено и то, что подобные существа первородно принадлежат не нашей, то есть последней расе, а более ранней. К примеру, если рассмотреть по Библии духовную высоту и парапсихологи-ческие возможности Илии Фесвитянина, то совершенно явно назревает мысль, что он далеко не впервые на Земле родился. Если же в течение жизни человека «спасение» не состоялось, то, естественно, не может быть ни «потусторонней» жизни, ни нового воплощения на Земле. Значит, душа (тонкое тело, или астральное тело) погибла — иначе говоря, человек не смог подняться выше удела животного царства. Термин теософии «скорлупы» обозначает именно таких людей. К религиозным, экстрасенсорным и «потусторонним» данным все ближе подходит острие точной науки, подтверждая их уже и точными измерениями. В последние годы стало модным выискивать память «прошлых» жизней и высчитывать, кто, когда и где «жил». Я бы предостерег таких любителей от подобной суррогатной духовной потребности, граничащей с клиническим идиотизмом. Истина лежит не там, где человеческий разум спит, а там, где он обостряется, приобретая сверхчувствительность. Если в вашей памяти нет такой реликтовой памяти, то и не надо ее создавать. Если даже вы чувствуете нечто «инакое» в вашей памяти — прежде всего это от феномена парапсихологии: ведь человек потенциально способен воспринимать и чужие мысли, ощущения. Кто-то смотрит кинофильм «Чапаев», а вы во сне саблей машете. Но это не значит, что вы у Александра Македонского служили «прапорщиком»! «Мое место слева, и я должен там сесть»,- конечно, для человека, хорошо знакомого с христианством, это очень обязующая фраза из песни «Троллейбус». Мысль естественно подсказала мне: искать в символах иконографии — кто должен сесть слева? Листаю издание «Древнерусская икона» (М., 1984). Вот оно, на страницах 96-98, «Спас на престоле», XV век, Третьяковская галерея! По правую руку Иисуса Христа — Богоматерь, за ней архангел Гавриил и апостол Павел. По левую руку — Иоанн Предтеча, за ним архангел Михаил и апостол Петр. Листаю дальше. Открыл страницу 190 — Иоанн Предтеча, XVI век, Музей имени Андрея Рублева. Я чуть не упал — на меня смотрел Виктор Цой! Но прочь эмоции, анализирую. Мысленно убираю церковную стилистику, бороду, усы — и обратно получаю идеальный психологический, духовный (как хотите) портрет Цоя. Перефотографировал эти страницы и в дальнейшем многократно повторял такой эксперимент: с расстояния 1- 1,5 метра показывал фотокопию страницы 190 размером 10 на 15 сантиметров и спрашивал, кто это? Около половины невольных подопытных признавали В.Цоя, иногда с оговорками — «в гриме». Но и его реального четко помнят зрительно вряд ли более половины. Значит, все-таки он есть реинкарнации Илии-Иоанна?! Если даже это так, в чем тут причина, почему мы должны узнавать его на иконе? Обратимся опять к парапсихологии, которая является наукой о метафизических основах любой религии без исключения. Издревле известно, что настоящие иконописцы работают «боговдохновен-но», или «в духе», то есть видят экстрасенсорно тот образ, который рисуют. С другой стороны, когда одно и то же духовное существо перевоплощается как земная личность, то эти личности должны быть похожи между собой, поскольку физические черты непременно отражают психологические и духовные качества этого существа. Если разложить рядом последовательно изображения Иоанна Предтечи XIV века (страница 4), XV века (страница 5) и рассмотренное выше XVI века, то видна закономерность: чем ближе к нашему времени, тем больше сходства с Цоем. И это, видимо, не случайно. Естественно, возникает вопрос о последующих веках, вплоть до XX столетия, но реформы патриарха Никона в XVII веке подрубили истинные метафизические основы иконописи, и она быстро скатилась до уровня светских батального и портретного жанров. Обратим теперь внимание на первое известное воплощение того же существа — Илию Фесвитя-нина, жившего три тысячи лет тому назад и взятого божественными силами на небо живым, так же как и в свое время — гораздо раньше — Енох. Но здесь мы ничего психологичного, по-земному реалистичного, не находим,- тут сплошная церковная стилистика. Слишком далеко по времени и событиям отстоит Илья Пророк и от Иоанна, и от Виктора Цоя, и от иконописцев. А в свете современных данных об НЛО очень неуклюже выглядит изображение «огненного восхождения Ильи Пророка», где «Огненная колесница» из Библии понята как колесо от телеги. Все это, конечно, наводит на мысль о сенсационном и печальном открытии, но в последнее время у меня зреет ужасно черное видение, что истинное лицо В.Цоя не будет открыто массам, народам при нашей черной эпохе, а лишь после того, как наступит проповедуемое всем христианством и другими религиями Преобразование с большой буквы, что чаще всего трактуется как конец мира сего и Суд одновременно со Вторым Пришествием, Это видение обосновывается весьма емкими для меня аргументами. Во-первых, проникающими от него самого, оттуда, где «белые-белые дни, белые горы и белый лед» (признаки восточной Шамбалы. ) редкими, отрывочными кусочками информации в мою грешную сущность, в наш бездуховный мир. Во-вторых, глухой реакцией «средств массовой информации» к этим идеям и исследованиям (они легче подхватывают такие инсинуации, как трактовка Цоя в качестве межзвездного вояки и т.п.), а также глухотой религиозных образований. В-третьих, продолжающимся падением человечества в пропасть бездуховности и сатанизма. В четвертых, церковным преданием о том, что Илья Пророк, появившись в конце истории Земной, будет проповедовать лишь избранным, а Енох — всем остальным. Ну, а более или менее увидевших в Викторе Цое высокую миссионерскую сущность слишком мало — вряд ли больше, чем «избранные» Евангелий. Пусть, кто может, рассеет сие видение,- да все равно, нельзя и с этим видением сидеть, сложаруки! Я уже, вроде, привык к своим исследованиям, но иногда с ужасом вспоминаю, как он — наш современник и соотечественник, немногословный и скрытный молодой человек, певший «всегда быть в маске судьба моя» — сказал в одном интервью: «Я сам образ». Гляжу теперь на эти «образа» Илии и Иоанна, и жутковато мне от того, что, вроде бы, подглядел великие божественные тайны духовной истории. В текстах Цоя скрыты в символике огромная духовно-парапсихологическая информация и пророчества. Уже в расшифрованной части доказывается однозначно, что личность автора песен — великое духовное существо со специальной миссией от Иисуса Христа, и очевидно, что миссия эта — последняя перед очень скорыми глобальными переменами на Земле. И.А.Крылов (1769-1844) писал басни не для того, чтобы лишь рассмешить. Когда его персонажи рассматривают букашек, не приметив слона, там надо видеть еще другой подтекст: слон тот слишком велик и грозен против букашек, и от малейшего его движения зависит их судьба. А есть еще один пласт, если этих животных рассматривать как символы: букашки — мы, люди, а слон — те самые существа, которые всегда были духовными учителями нашими. Последний круг ада — длиной в три поколения — наше сообщество за то и проходило, что люди в частных и государственных масштабах стали потешаться и издеваться над теми «слонами», а потом делали вид, будто нет и не было их. Гордыня человеческая всегда была антагонистична богобоязненности, но победа в конечном счете всегда оказывается там, где ставка на последнюю. Экономику и страну, разрушаемые и растаптываемые (что, кстати, предсказано Цоем) с завидным усердием самими же, уже вряд ли успеем восстановить, но, может, преуспеем хоть чуть-чуть на духовном фронте, воздавая по чину великому Посланцу и прислушиваясь к нему. Евангельское «они не ведают, что творят» относилось к давним нашим предкам, но про нас этого не скажут. Ведь за два тысячелетия мы стали опытными, знающими, наглыми, слишком самостоятельными. Спрос будет жесткий, суд — строгий, ибо мы давно ведаем, что творим. Беда многих еще и в надежде на церковь — будто она, а точнее — они, скажут что-то веское, поведут «туда». Им невдомек, что у тех и без них страшенный «конкурс» попасть в рай. Каждая и любая христианская конфессия и секта считает святым число 144 000 (сто сорок четыре тысячи) «избранных» и полагает, что эта «бронь» только для нее. Этим скорее бы молча и строем в означенной комплектности пройти через врата рая и захлопнуть их за собой. Им безразлично то, что даже число ныне живущих безгрешных детей во много тысяч раз превышает ту квоту, и на самом деле цифра та — из области символики, так же как любая цифра в религии. Спящий ум не требует никакого анализа и мысли. Нет, никуда они не поведут нас! По Цою, у них всего лишь «две тысячи лет война, война без особых причин» — междоусобная! И никогда они не признают в Цое призванного пророка Иисуса Христа. Я далек от мысли о культе и не призываю создавать секту святого Цоя. Тем не менее, пора очнуться от «кайфа» фанам и двигаться глубже в духовное, пора взяться ученым за исследование наследия Цоя, пора свободно мыслящим адептам религии присмотреться к этому возможному патриарху тысячелетий. Вступление Так уж повезло мне в жизни, что немало сталкивался с чудесами и тайнами — большими и малыми, научными и ненаучными, прямо и косвенно. Казалось, не будет до конца моих дней ничего из ряда вон выходящего, тем более из среды модных певцов и артистов, не очень-то уважаемых теми, кто числит себя верующими в Бога. Но вот и до моего слуха дошли песни-проповеди Виктора Цоя — правда, когда он уже ушел из Земного мира,- и новым, живым светом осветились все прежние чудеса и тайны, ожили Евангелия, заговорил живым языком Апокалипсис. А вскоре я с удивлением и болью обнаружил, что его настоящий духовный подвиг практически никому неведом: ни ближним — ни дальним, ни ученым — ни церковникам, ни музыкантам — ни фанам. В этой ситуации мое молчание было бы не просто грехом, а преступлением против Духа, и потому я берусь за перо. Конечно, я, как человек, давно отрешенный от этого осатаневшего мира и неизвестный как автор, еще больше рискую остаться непонятым ни атеистами, ни верующими. Тем не менее, не нарушу закона, данного мне Библией: не угождать никому из людей, а только Богу, то есть Высшему разуму и Его силам. Виктор Цой соединяет мир тот — Высший, с нашим — Земным. По приблизительным подсчетам, в настоящее время в записях ходит не менее 100 его песен. Добрая треть из них является ожившими из страниц Библии проповедями и пророчествами, но в «зашифрованном» виде. С другой стороны, они имеют живое соприкосновение к нашему настоящему и будущему, и потому требуют оперативного нашего реагирования. Полная расшифровка его жизни и творчества, пожалуй,- работа, непосильная для одиночки. Поэтому основная цель настоящей работы — поставить проблему в надежде на то, что займутся его различные специалисты: от теологии и истории до возрождающейся метафизики. И конечно, не должны остаться в стороне музыковеды и лингвисты. К настоящему времени большинство той трети песен либо расшифрованы, либо поняты, но не все до такой степени, чтобы преподать их в более или менее законченной форме. Поэтому более половины из них останутся пока за рамками этого труда, в надежде на завершение и более полное издание. Биографических данных о жизни Цоя вы здесь не найдете. Во-первых, потому что эти данные являются основным содержанием почти всего того, что издано о нем. Во-вторых, потому что я его не знал и не видел при жизни. В-третьих — и это главное,- мой труд является исследованием его творчества и базируется исключительно на официально изданном материале и аудиозаписях, без поисков и претензий на какие-либо личные коллекции и семейные архивы. В том, что происходит апокалипсического в последние годы с нами, на территории бывшего Советского Союза, есть по крайней мере один маленький положительный момент: перестали «держать за горло» наши мозги, наше мышление. Маленький, потому что вроде бы к нашему природному желанию вкусно поесть и красиво пожить не имеет никакого отношения. Но думается, что этот маленький подарок судьбы, если все время нести его перед собой, способен сделать с годами каждого необычайно богатым духовно, наконец-то в настоящем, религиозном смысле этого слова. Поэтому я прошу каждого свободно и с доверием попытаться последовать за мной в великий и таинственный мир Виктора Цоя. Не бойтесь — не потеряете, а лишь приобретете столько, сколько вместит ваша Душа. Мир тот высший духовно не нов: он многократно описан, показан в Библии и других религиозных первоисточниках и религиозном опыте тысячелетий, но здесь мы встретимся с реальным перевоплощением одного из древних пророков, обещанных Библией — в наше время и на нашей Земле, а следовательно, и с живой, новой Божественной проповедью и пророчествами. Очень уж мы отдалились за последний век от фундамента человечества — древней культуры и религии. И как бы вы не отнеслись к настоящему исследованию, надеюсь, почувствуете, как близко мы стоим к таинственному невидимому миру! Вот только-только ушел от нас, 15 августа 1990 года, таинственный посланец оттуда, прожив в нашем мире всего-то 28 лет. Он оставил очень нужное нам наследство, которое пока под замком, и горькую для нас строку: «И кому, и зачем здесь петь!» И если хотя бы один из тысячи прочитавших эту книгу поймет его проповедь и займется личным духовно-религиозным постижением, то цель моего труда будет достигнута.

Читайте также:  Когда космические корабли будут лететь со скоростью света

Глава первая. ОБЩИЙ АНАЛИЗ ТВОРЧЕСТВА ЦОЯ

Он посадил «Дерево». Корни его начинаются тонкими ручейками от библейских ветхозаветных времен, пересекают мощными столонами всю христианскую новую эру и выходят на поверхность нашего времени мощной корневой шейкой в том пространстве Земли, где вот уже доброе столетие идет жестокая схватка между сатанинскими и божескими силами. Пространство это зовется «русскоязычным», и слышали его на русском языке чуть ли не от края планеты. Слышали. да не услышали! Но это не относится к редким избранным, увидевшим, услышавшим, а точнее — интуицией почуявшим в нем Божественную суть. Это они, чаще очень молодые, писали на стенах и асфальте прямо и открыто: «Виктор Цой — это Бог!» Крона этого «Дерева» смотрит в бездонную синеву неба, указывая путь то ли в бесконечные миры Космоса, то ли в иные загадочные временно-пространственные континиумы, которые рядом с нами или в нас. Да, я слышу: «Мало написал»,- чаще так говорят люди несведущие. Приведу три примера на эту тему. Первый: писатель наш великий русский написал страшно много, но так и не понял — кто такой и зачем Иисус Христос? Второй: политик — наверное, столько же написал, больше критикуя, разжевывая и обсасывая других, как психологический вампир. Пожалуй, по последней причине мы чуть не 100 лет уже корчимся в судорогах. Третий пример — Иисус Христос. Похоже, сам не написал ни строчки. Все, что создано от Его имени — написано Его учениками и последователями. Однако Он почти две тысячи лет преобразовывает наш мир, и мы находимся перед кульминацией последнего преобразования. Отсюда видно, что главный критерий любого творчества — не количество написанного или сказанного, а духовное качество, духовная ценность. А что дал в этом смысле Цой — тому и посвящен сей труд. Забегая вперед, лишь скажу, что все его творчество находится в библей-ско-евангельском духовном русле, его песни — символические проповеди, молитвы и притчи, удивительно похожие на таковые же Иисуса Христа. Они отличаются лишь современной фактологической базой. Фактически, Цой спел Евангелие и Апокалипсис в современном жанре. Творчески верующим вполне понятно, почему Виктор Цой, кто бы он ни был в мистическом плане, работал «инкогнито». Но как объяснить сей факт остальным? В альбомах-фонограммах единственное исполнение не собственного произведения — это ария Мистера Икс, всем известная. «Всегда быть в маске — судьба моя»,- поет он с особенным тембром и ударением. Здесь — не символ, а один из аспектов его Земной жизни. Я не знал ни его имени, ни его песен до самой его гибели. Почему — это особый разговор. Было 15 или 16 августа 1990 г. Я, весь в радиоактивной пыли Гомелыцины, работал под палящим солнцем в своих посадках элеутерококков и лимонников. Почему-то до сих пор в ушах — голос «Маяка» из маленького транзистора, прикрепленного в кустах: «. погиб в автокатастрофе известный рок-певец Виктор Цой». По телепередачам я знал одного Цоя — Валентина, из Хабаровска, народного депутата — и подумал: «Может, его родня». Дальше из месяца в месяц было удивление песнями Цоя, а в силу моей особой подготовленности пришли и смыслы, тайны его песен. Любой верующий, читая Библию, знает: перед Вторым Пришествием Иисуса Христа на Землю должны вернуться два ветхозаветных пророка: Енох и Илия. Они будут проповедовать о Втором Пришествии, и оба окажутся зверски убиты сатанинскими силами. В те месяцы интенсивного осмысления сути деятельности Цоя и других рок-бардов, изобличающих сатанизм и антихристианство, запали в мысль несвойственные для ортодоксально верующих вопросы: 1) Где они должны воплотиться? 2) В каком «жанре» проповедовать? Где — ясно: там, где острие духовной войны. А в каком жанре. Представьте себе, что приходит пророк как 5 тысяч лет назад — в шкурах и с бородой до пупа,- ходит по троллейбусам, метро, заводам, очередям и говорит громовым голосом приблизительно следующее: «Кайтесь, грешники, скоро Второе Пришествие Иисуса Христа». Не смехотворно ли, честно говоря? Акт духовного спасения прежде всего касается молодого поколения, тем более проповедь и обли-чие должны соответствовать времени и даже моде. Так что жанр и обличие не противоречат превентивной пока гипотезе, что Цой — один из перевоплотившихся древних пророков. Человечество листает последние страницы Апокалипсиса. Наше время — время лжепророков, лжеучителей, лжехристов и прочих «лже». Еще и поэтому настоящий пророк и духовный учитель не выставится явно напоказ, дабы его и близко не видели с рядами тех лжецов! На вопрос: «Почему все творчество Цоя зашифровано?» — есть еще один ответ, вроде бы простой, так как по аналогии, но очень непростой с парапсихологической точки зрения. Аналогия эта — вся Библия. Вся она наполнена символами, аллегориями, притчами. Иисус Христос буквально сыплет ими. Но характерная деталь, не разработанная как следует в дальнейшем теологами: зачем говорить символами, притчами, если тут же вслед все растолковывать? Не проще ли было сразу говорить прямым и ясным языком? А секрет вот в чем, как мне теперь кажется. Есть мир Высший, Божественный, и есть мир наш, Земной. Информация из Высшего мира в наш проникает постоянно — через сны, видения, особые состояния психики, зачастую достигаемые особой тренировкой. Но никогда она не отражается в нашем сознании 1:1 (один к одному), а преображается через элементы той памяти, которая содержится в нас и по той логике мышления, на которую способен наш мозг. Вот очень характерный пример: в Португалии, около Фатимы, в 1917 г. произошли всемирно известные события с чудесами, видениями. В одном из массовых видений появилась тогда Богоматерь с младенцем на руках. Примитивно мыслящему человеку, конечно, так и хочется спросить: «Это с каким младенцем, которому скоро 2000 лет?» Но это лишь символ, данный свыше, а за символом стоит информация о связях Высшего и Земного миров. Иного символа не могли воспринять фанатически верующие в культ Мадонны. Так же с информацией в снах, видениях. Только скрупулезный символический анализ может выявить в них зерна информации. Все это известно из парапсихологии. Так что получается, что Иисус Христос кроме своей основной задачи — проповедовать истины духа и спасения — еще и учил нас параллельно расшифровывать информацию, постоянно поступающую свыше. Ну, а если не расшифровывать? По странным законам парапсихологии, подсознание будет работать, и та информация постепенно что-то изменит в нас, но это долго. Плохо, если молодому человеку, любящему песни Цоя, только в зрелом возрасте подсознание шепнет, что «спокойная ночь» — о духовной спячке, что «звезда по имени Солнце» — Богочеловек Иисус Христос, что «две тысячи лет» — о христианской цивилизации, что «звездная пыль на сапогах» — символ того, что путь внеземной жизни он уже проходил, то есть это не первая жизнь Цоя на Земле, или что «стук копыт» — близость сатаны. Как бы ни относились к моим расшифровкам и толкованиям, уже трудно отрицать тот факт, что Цой — великая загадка. Об этом свидетельствует разношерстная и противоречивая «околоцоевская» литература. Она стоит специального рассмотрения, анализа и оценки, но сейчас необходимо дать беглый перечень версий. Они, похоже, взяты из детских заграничных мультфильмов с модуляцией в духе великого психоаналитика Зигмунда Фрейда (1856- 1939). Версия 1. Цой — наполовину межзвездный странник из созвездия Ориона, пожелавший вместе со своей подругой спасти человечество в христианском духе. Для этого тот странник «вселился» в конце 1984 г. в Цоя, а подруга, промахнувшись, вселилась в далекую от него женщину. То есть в Цое жили два лица, и в той женщине — два лица. Получается типичное разделение личности, что в переводе на греческий читается приблизительно так: «шизофрения». Но тем не менее, расшифровывая тексты и анализируя творчество, я, конечно, задался вопросом: «Есть ли у Цоя в творчестве какой-то излом с конца 1984 года?» Совершенно ответственно заявляю: «Нет!» Уже в первом, втором и третьем альбомах та же гениальная символика, те же пророчества, та же информация по духу, как и в последующих. Поэтому авторам тех сентенций я, соответственно, рекомендую внимательно ознакомиться с трудами профессора Фрейда, и поглубже — с религией. Версия 2. Идет жестокая космическая — аж, межгалактическая! — война, и где? В «ближайшей» галактике — Туманности Андромеды. Мне неудобно, как астроному-профессионалу, пересказывать все это, но деться некуда. Так вот, почему-то с нашей бедной планеты рекрутов набирают для той войны, снимая копии с людей, делая двойников. Цой тоже своего двойника «проводил на фронт». Когда погибает двойник, погибает и оригинал. Автор версии так под конец запутался, что твердо не смог сказать, за «красных» или за «белых» воевали копии его и Цоя. Версии 3, 4 и т.д. Цой из иного мира диктует стихи, песни. Дорогие уважаемые авторы! Пишите и сочиняйте от своего имени! Да воздается вам, а не Виктору Цою, за ваши труды! Версия самая высокая. Цой пришел с миссией Иисуса Христа, то есть это Второе Пришествие. О подобном мог написать только ученый без веры, без хорошего знания Библии, христианства, и с поверхностным пониманием текстов Цоя. И вправду, много геоцентрических моментов в текстах Цоя, но этого недостаточно, чтобы решить вопрос столь быстро и высокопарно. Цой совершенно однозначно говорит в текстах о том, что он — не Иисус Христос, а предтеча, только понять надобно эти места, то есть из символики перевести на обычный язык. Скрупулезное изучение его творчества — единственный наш путь. Сколько еще ходит версий и сколько их будет — не знаю. Хорошей почвой для размножения подобных версий является полная религиозная безграмотность и духовная деградация нашего народа. Главным учителем стал телеящик от зари до зари, а субъектами для подражания — если не считать проституток — лжечудотворцы, уворовавшие кусочки от парапсихологии и вездесущего Духа, да лжепророки, перемешавшие звездные тайны с земной яичницей. Весь околоземной эфир вибрирует: от вещания, как функционально оживлять трупы (что неплохо делали и колдуны древности), до советов, под какой звездой спать с женой, а под какой — с любовницей. Очень интересно отношение верующих, в частности, христиан, к Цою! Оно забавно на бытовом уровне, но драматично — на духовном. Когда я летом 1992 г. наконец-то по телефону «поймал» редактора одного христианского журнала и стал излагать суть предлагаемой статьи, умышленно оттягивая имярек ее героя, он внимательно слушал меня до фонемы «Цой», а после, перебивая, произнес голосом армейского старшины раздельно, трижды: «Нет. нет. нет. » — на месте этих многоточий я явственно почувствовал, как он свободной рукой накладывает на себя крестное знамение. Конечно, у читателя уже назрел вопрос: какова же версия самого автора? Прежде всего, я считаю, что не с версии надо начинать, а с правильного подхода — тогда и решение проблемы придет без искусственных догадок. Первые же анализы показали, что все искусство Виктора Цоя синкретично, то есть музыка, текст и исполнение слитны, нераздельны и удивительно взаимно соответствуют. Это — признак высшего искусства и высокого таланта, в этом же одна из загадок зачаровывающей красоты его произведений и бесперспективность неавторских исполнений. И еще: признак синкретичности присущ древнему искусству (запомним это). О музыкальном компоненте разговор особый, и мне кажется — профессионалы более внимательно должны изучить ее. Она далеко не так проста, как пытаются представить критики. Если она и проста технически, то удивляет способность автора малыми средствами достигать точности передачи соответствующих тексту чувств, эмоций. Кроме того, в его музыке кроется тайна: есть люди, которые поняли Божественную суть искусства Виктора Цоя не через тексты, а именно через музыку. Они же утверждают, что музыка хорошо подходит, например, для псалмов. Еще более пристального внимания заслуживает тембр его голоса. Тембр этот не статичный, как у большинства исполнителей, а динамичный, то есть говорящий. Во многих случаях чувства и смыслы его мотивов могут понять люди, не знающие русского языка. Кстати, животный мир восприимчив к тембру, а не к слову произнесенному (это подтвердит любой профессионал, работающий с животными), что опять-таки является признаком древности. Для примера о тембре: послушайте песню «Когда твоя девушка больна», а затем — «Уходи, но оставь мне свой номер». Обе песни одной темы: отношений с женщиной. Но в первом случае Цой поет от своего лица, а во втором играет роль, как артист. Или — сначала «Музыку волн» (лирику), а затем «24 круга» (трагедию). Следующая компонента жанра — манера исполнения. Здесь самый примечательный момент — его постоянная связь с залом, со слушателем. Это хорошо видно по видеозаписям (а иначе я и не мог видеть). По взгляду, мимике, по его неусыпному вниманию видно, что он прекрасно обладал тем явлением, что в кибернетике называют системой обратной связи. Из кибернетики же известно, что это — мощный рычаг управления. Если вспомнить с другой стороны, из опыта религии, что проповеди, молитвы и притчи имеют таинственное влияние и силу, то можно только догадываться, какую парапсихологическую мощь составлял весь этот комплекс. А в дальнейшем по текстам мы убедимся, что по экстрасенсорике Цой был большой величиной: как ясновидца, для наглядности я его могу сравнить с Вольфом Мессин-гом, а как духовидца — с Эммануилом Сведенборгом. На этом месте непременно посыплются вопросы типа: «Почему это не было заметно в жизни?» Тому я вижу две причины: во-первых, Иисус Христос совершенно определенно дал понять (по Евангелиям), что в конце времен силы Господа не будут показывать чудес, а лишь проповедовать; во-вторых, Виктор Цой бьи еще и большим артистом — поэтому, когда и пользовался он своими способностями, вряд ли это могли заметить ближние и окружающие. Взять, например, очень примечательный и странный факт: человек без общего и специального образования пишет и исполняет гениальные песни. А кто насторожился и задумался над этим при его жизни? Когда внимательней присмотришься, дело доходит до курьезов. Он настолько хорошо видел людей и общество в целом, что местами говорил и в текстах песен, и в жизни открытым текстом (с вызовом), без символики — ибо был уверен, что духовно ослепшие и оглохшие люди не заметят. Приведу лишь один пример из песни. «Нам с тобой» — одна из полузашифрованных песен. Здесь не только мистические связи Земли и Неба, но и острый нелицеприятный социальный анализ. Слышавшие или прочитавшие отсюда две строки: И мне не нравилось то, что здесь было, И мне не нравится то, что здесь есть и хорошо знающие грамматику и логику должны были бы призадуматься. Ведь ясно, что здесь говорится о двух разных исторических эпохах, а не о сравнении двух мизерных отрезков времени, происшедших в течение одной ужасно короткой сознательной жизни Цоя! Это подтверждает и весь контекст стиха. То есть он открыто говорит о впечатлении своей предыдущей жизни на Земле в другую эпоху! И именно с вызовом, потому что ко времени написания песни уже вовсю шагала по Земле безграмотная мода (параллельно с модой на урино-терапию) вконец заплутавших порой весьма грамотных людей высчитывать свои предыдущие жизни, выискивать «реликтовую» память. И вот этим поклонникам полурелигий-полушаманства, не желающим знать свои родные корни — христианство, Цой «бросил кость»: нате-ка, раскусите ли? Нет, разумеется, не раскусили. И, вероятно, не ошибусь, если скажу острее: никто и ухом не повел. Отчасти тут опять виновата мода. Ведь мыслит человек тоже по моде. Если в 1960-70-е гг. на все тайны смотрели, как минимум, из позы «лотоса», а в 1980-е стали на все смотреть через иллюминатор летающей тарелки, правда, вот, снаружи только. и то чаще в воображении. А по улице Бассейной в Ленинграде, вроде, никто не видел их приземлений, и Валентина Васильевна (мать) подтвердит, что Витю принес обыкновенный земной аист. А строка «удивись количеству прожитых лет», ладно уж, скажем — для профессионала. Здесь очень кстати напомнить, а незнающим дать краткую справку: в библейско-евангельском духовном русле для людей нет перерождений-перевоплощений. Они касаются лишь давно «спасенных» душ, а реально — это великие пророки и прочие высшие сущности. Мы подошли к последней и главной компоненте — текстам песен. Характерной особенностью группы «Кино» является то, что нигде никогда вокал не перебивается, не заслоняется инструмент том. Видимо, на этот счет «начальник» был строг. Ведь уж он-то первый знал, насколько важны его тексты, да и нашу хриплую «чудо-технику» знал и учитывал. Что касается символичности текстов, я первым делом сошлюсь на авторитет Игоря Талькова. Вот что он написал в своей книге «Монолог»: Земля — небо. Между Землей и Небом — война. Спев одну строчку, Виктор Цой мог уже больше ничего не петь. Он сказал все. Просто и гениально». Эта оценка — еще один ответ тем, кто говорит, что Цой мало написал. Я полностью согласен с Тальковым и в свое время скажу больше об этой песне. У Цоя целый пласт таких песен высшего мистически-религиозного плана. И сказать, что они гениальны — то же, что и про Евангелие — даже неуместно. Они — выше гениальности людской, а пожалуй. Божественны в буквальном смысле. И вот именно они требуют расшифровки прежде всего. Вынашивая концепцию и методологию расшифровки, я неоднократно задумывался: должно ли это делаться вообще, и насколько подхожу я для этой роли — быть ключом. Ведь первое же знакомство показало, как он велик и недоступен в духовном плане. Но против первого сомнения он сам бросил перчатку: В этом мотиве есть какая-то фальшь, Но где найти тех, что услышат ее и подтверждает необходимость расшифровок в «Маме». Против второго — я подсчитал, сколько лет перчатка та валялась, пылилась, и никто ни-ни. И Цой знал это заранее. К текстам нужен был крепкий и богатый инструментарий: наука точная, наука мировоззренческая, религия, парапсихология, ориентировка в классических поэзии и музыке. Все это у меня было, но изрядно подзаржавевшее после моего полного, как я полагал, ухода в молчальничество (условное), буквально — в лес. Отступать было от кого: «все они в кожаных куртках». В 1960-70-е гг. ни один шаг влево или вправо от «партийных» наук, философии не проходил даром и бесследно. «Волкодавы» те десятилетиями всех «инаких» и «мутантов» духовных загоняли, куда ни попадя: в «ящик», к черту на рога, в лес, в больницы с бронестеклами и двумя «санитарами» за дверью, за кордон. В лучшем случае гоняли по стране из угла в угол, с работы на работу. Я был из таких, «ищущих» пятый угол. Статью не напечатать, диссертацию не сделать, жилье не получить, за границу не попасть ни на минуту, громко не дискутировать, соседям Библию не показывать и т.д. Нет, я не из трусости ушел в молчание, отступил. Знак Мастера спорта СССР по парашютизму мне вручали в 1965 г.- этот паспорт на трезвость и смелость. Скорее, мое отступление от того, что не терплю грязь, пошлость,- а весь сатанизм есть грязь и пошлость. Песня Цоя «Дети минут» дошла до меня тогда, когда я уже поднял ту перчатку и расшифровал «фальшь», тем не менее она меня ударила больно в самое сердце. Они не верят в победы добра над злом, Как в победы зла над добром. Они знают, что у них есть только серый день. Цой, написав ее, оставил своему другу Липницкому с предупреждением, что пока нельзя ее петь, публиковать, «а то ребята обидятся». Я один из тех «ребят» на шестом десятке лет. А когда до меня дошла песня «Раньше в твоих глазах отражались костры»,- я уже твердо стоял в строю, расшифровав большую часть его трудных и загадочных текстов. Отступление. для тех, кто в пути духовного поиска: таковых не оставляет без внимания Провидение. Но чтобы понять и принять это, к пути параллельно нужен ручеек молитвы, то есть сознательной связи с Высшим. Это хорошо знают те, кто «прописан» в классических религиозных школах, но почти не знают интеллигенты-одиночки. Цой об этом явлении говорит в своих текстах не единожды. Если бы не явственная помощь Провидения, нас бы уже давно всех до единого уничтожили. В трудные дни сомнений я получил мистическую поддержку, благодаря чему знаю твердо: я не самозванец и не случайный путник по следам пророка света. Могут быть ошибки и неудачи, но я делаю свое дело, по духовному призванию — не по обязанности. Говорю это для тех, кто поднялся на его зов и пытается идти по его одинокому следу. Остальным, думаю, проблематично донести хоть что-либо, превышающее их неверие и суеверие. Не все песни Цоя духовно-мистические шифровки. Есть целый пласт песен попроще — я их называю педагогически-психологическими. Но и их нельзя назвать простыми, и почти в каждой песне вкраплена какая-либо особо цоевская «жилка». Например, строка «кто придет ко мне — подай голос!» в песне о друзьях, выделяемая им при исполнении особым ударением и тембром (и действительно имеющая символический смысл). Или «пока вы не угробили весь этот мир» в песне о танцах. Кроме того, нет никакой гарантии, что любая «простая» песня не заговорит когда-то сложным языком символики! Такое уже случалось при моем содействии с песней «Бошетунмай» и некоторыми другими. При анализе и расшифровках приходится встречаться с самыми разными приемами сокрытия информации и основной мысли автора. А чаще всего — сложнейшими комбинациями приемов. Символы, аллегории, метонимии, метафоры, синонимы, омонимы и аналоги, плюс манипуляции Цоя своим великолепным знанием языка и логики. К примеру, прочтите вслух: Завтра кто-то, вернувшись домой, Застанет в руинах свои города. Что вы заметили? Ничего? Обсудим, когда дойдем до этой песни. Основным костяком символики Цоя являются христианские символы, исторически ставите терминами христианской религии. Например, «спасение», «солнце» — духовное солнце — Иисус Христос, или «две тысячи лет» — конечно, о христианской цивилизации. Они всегда являются первоначальными ключами к расшифровкам, задают тон и направление. В силу синкретичности, при анализе сильно помогают нетекстовые компоненты песен, выше рассмотренные. Музыка, особые ударения и тембры в вокале, даже улыбка при исполнении песни, женский плач, включенный в композицию. Важность нетекстовых компонент можно проиллюстрировать на выражении из Библии, вечно являющемся, как и многие, камнем преткновения: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17:21). Прочтите вслух ровно, без ударений. Конечно, ничего непонятно. Прочтите с ударением на «вас» (или «внутрь вас», «в вас»). Теперь прочтите с ударением и растяжением на последнем слове: «е-е-есть». Дальше так и просится, по логике, союз «но». Чувствуете, какая разница в смыслах? Кроме вышеперечисленного инструментария, для анализа и проникновения в символику Цоя немало помогают мне давний опыт работы с НЛО, опыт разработок в космических цивилизациях и давние экскурсы в мир Е.П.Блаватской (только ее — потому что теософия, по большому счету, на ней началась и на ней же и закончилась). Людям, не имевшим знакомства с подобными вопросами, может показаться, что расшифровка символики имеет вольный или неоднозначный характер. Нижеследующее объяснение на этот счет подтвердит любой специалист из близлежащих областей (от переводчиков трудных текстов до математической логики). Необходимый признак верности конечного результата — внутренняя логическая связь в каждом тексте. Если ее иногда можно якобы и подогнать, есть главный и достаточный признак верности: системность в комплексе текстов. Вот этот критерий никак не подогнать и не обойти. Уже десятки проанализированных и расшифрованных текстов работают слаженно в единой упряжке, подтверждая, уточняя и строя христианский духовно-мистический Дом. И мне видится так: система Цоя есть прямое и непосредственное продолжение того, что делал Иисус Христос, минуя все «религии» и церкви, ушедшие от его Проповеди во все стороны. А есть еще один особый критерий у Цоя: важная информация, данная через символы, в разных текстах повторяется, как правило, дважды. Это мне напоминает заповедь из Библии (Ветхий Завет) о том, что, давая какую-либо информацию человеку во снах или видениях, Бог повторяет это дважды,- вот это якобы является «печатью» Бога. Видимо, Цой сознательно пользовался этим критерием, или «печатью». К слову о сознательном-бессознательном. Общепринято мнение, что у поэтов превалирует «бессознательное» творчество, то есть поэт принимает через экстрасенсорный или интуитивный механизм нечто высшее от некоего духа, а затем только обрабатывает тему своими словами и т.п. Частично это верно, видимо, а частично кому-то легче, когда за белиберду и заморочки отвечает какой-то дух, а не автор. Да и разве совсем не способен человек на творчество? Не помнится, чтобы СА-Есенин конкретно ссылался на «дух». А в наше время это стало опять-таки модой. В книге-сборнике М.Цой и АЖитинского в своих воспоминаниях Борис Гребенщиков настойчиво убеждает читателя, что через Виктора Цоя говорил некий безымянный дух: «он быстро научился выражать то, что требовал от него дух» и т.п. Это что-то похожее на рассмотренные выше версии. Лично меня глубокий анализ и расшифровки убедили в ином: «бессознательное» творчество у Цоя исключено! Когда изучаешь его тексты, создается такое впечатление, будто они написаны по алгоритмам математической логики — такая необычная для поэзии точность. У него нет обычных для этого жанра туманных многозначных образов и символов. А вот характерная для Библии многоступенчатость по вертикали есть — ступени эти познаются в процессе духовного углубления в его творчество. Даже в простых вопросах он не изменяет точности. Например, когда говорит «я не умею петь о любви», то, как бы оглядываясь на Л.Н.Толстого, доказавшего, что слово «любовь» — омоним, уточняет: о той любви, которая сопровождается цветами, то есть межполовой, а не братской или Божественной. Загадочные тексты Цоя настолько различны по структуре и сюжету, что методика анализа и представление в конечном счете имеют большие различия. Но общая схема анализа выглядит так: 1) разбивка текста на строки (при куплетной форме) или фразы (при не куплетной форме); 2) при массированной символике приводится словарь символов; 3) анализ фраз (строк) и перевод их в парафразы; 4) составление метафразы (всего текста) — конечная цель анализа; 5) попутно делается, когда это целесообразно, еще одна работа; переложение текста песни в текст стихотворный, применяя минимум реконструкции, нисколько не меняющее сути.»Дело в том, что многие тексты песен прекрасны, и при отрыве от песенного жанра они так и просятся в стихотворную форму. Но у жанров — разные закономерности. Что к месту и хорошо звучит в песне, не проходит при чтении стиха. В основном это касается рефренов и припевов. Самые яркие примеры в этом — «Камчатка» и «Алюминиевые огурцы». Далеко не во всех текстах выполняются все 5 пунктов. Например, составление метафраз не всегда нужно и, как это ни странно, не всегда возможно. «24 круга» — самая трагическая и психологически трудная песня — просто «сопротивляется» этому. Здесь я нашел возможным применить лишь метод аналоговый, то есть ссылками на похожие, соответствующие места Библии. Метафразы вообще должны быть объектом особых оговорок: 1) они имеют только служебное или исследовательское значение; 2) они не имеют права самостоятельного «хождения»; 3) даже в самых удачных случаях их назначением не является «улучшение» или «исправление» оригиналов. Следовательно, ни рифмование, ни иная поэтизация не должны иметь места в метафразах. Местами применяется лишь стилизация, то есть последовательность фраз и строк в метафразе может не соблюдаться или объединяться, или если два куплета даются в парафразах, то и третий необходимо дать в парафразах, даже если смысл его и в оригинале достаточно понятный. Иначе получается неестественное смешение стилей. Анализы и расшифровки не могут претендовать на окончательность, ибо со временем могут открыться еще более глубокие и точные смыслы в некоторых местах текстов.

Читайте также:  Всему свету известно что никто

Источник