Меню

Учебник по литературному чтению 4 класс океан света



ГДЗ по литературному чтению 4 класс Бунеев учебник

ГДЗ учебник Литературное чтение. 4 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В океане света. ФГОС. Р. Н. Бунеева, Е. В. Бунеевой. Издательство Баласс. Серия Образовательная система Школа 2100. Состоит из двух частей (1 часть – 224 страницы, 2 часть – 224 страницы).

В четвертом классе учащиеся продолжат изучение программы литературного чтения, которая поможет им овладеть многочисленными практическими навыками, необходимыми для дальнейшего обучения в средней школе. Ребята усовершенствуют приемы чтения и анализа литературных произведений, значительно расширят свой читательский кругозор, научатся работать с самыми разными видами текстов. Изучение представленных произведений станет способствовать развитию художественно-творческих и познавательных способностей младших школьников. Для наиболее понятного и наглядного представления материала в учебное пособие включено большое количество иллюстраций. По итогам изучения каждого из произведений четвероклассникам предстоит ответить на ряд вопросов, целью которых станет оценка понимания прочитанного материала.

Решебник ГДЗ готовое домашние задание от веб-ресурса ЯГДЗ подскажет правильный ответ на каждый из вопросов учебного пособия. Выполнение домашнего задания станет легким и интересным процессом, а ребята с уверенностью смогут ответить на дополнительные вопросы учителя на предстоящем уроке.

Источник

Литературное чтение. 4 класс. («В океане света») В 2 ч. Бунеев Р.Н., Бунеева Е.В.

4-е изд., перераб. — М.: 2015 — Ч.1 — 224с., Ч.2 — 224с.

Учебники предназначены для работы с учащимися 4-го класса общеобразовательной школы. Соответствуют федеральному компоненту государственного стандарта общего образования. Позволяют совершенствовать навыки чтения и анализа литературных произведений, дают представление об истории русской детской литературы. Тексты отобраны в соответствии с возрастом учащихся и расположены в хронологической последовательности. Учебники формируют первоначальное представление об истории литературы как процессе, систематизируют представление детей о современной детской литературе, расширяют их знания о творчестве многих любимых писателей.

Часть 1.
Обращение к читателям 3
Пролог 4
Раздел 1 ЛЮБИМЫЕ КНИГИ
Г. Сапгир. СЕГОДНЯ, ЗАВТРА И ВЧЕРА 6
Е. Велтистов. ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЭЛЕКТРОНИКА (главы) 9
Ю. Мориц. БАЛЛАДА О ФОКУСАХ ШОКОЛАДА 26
Раздел 2 У ИСТОКОВ РУССКОЙ ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
А. Пушкин. БОРИС ГОДУНОВ (отрывок) 35
Н. Кончаловская. НАША ДРЕВНЯЯ СТОЛИЦА (отрывок) .. 36
ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ. Перевод Д.С. Лихачёва . 37
Д. Герасимов. О ПОСЕЛЯНИНЕ И МЕДВЕДИЦЕ (сказка). 45
ПУТЕШЕСТВИЕ ПЕРВОЕ. XVII век. Чудов монастырь.
Справщик Савватий 47
Савватий. АЗБУКОВНОЕ УЧЕНИЕ (отрывки) 52
Симеон Полоцкий. РИФМОЛОГИОН (отрывки) 54
ВЕРТОГРАД МНОГОЦВЕТНЫЙ (отрывки) 55
Карион Истомин. КНИГА ВРАЗУМЛЕНИЯ
СТИХОТВОРНЫМИ СЛОВЕСЫ (отрывок) 55
МАЛЫЙ БУКВАРЬ (отрывок) 56
ПУТЕШЕСТВИЕ ВТОРОЕ. XVIII век. Сон незнакомого
мальчика. Усадьба Аксаковых. Серёжины книги 57
С. Аксаков. ДЕТСКИЕ ГОДЫ БАГРОВА-ВНУКА (отрывок). 64
А. Болотов. ЖИЗНЬ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ
АНДРЕЯ БОЛОТОВА. (отрывок) 70
Н. Новиков. СТАТЬИ ИЗ ЖУРНАЛА «ДЕТСКОЕ ЧТЕНИЕ ДЛЯ СЕРДЦА И РАЗУМА» 74
А. Шишков. ПЕСЕНКА НА КУПАНИЕ 79
ЯГНЁНОК 80
МОЖНО ИСПРАВИТЬСЯ, КОГДА ТВЁРДО ТОГО ЗАХОЧЕШЬ 81
Раздел 3 XIX век. ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
ПУТЕШЕСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Москва начала XIX века.
Книжная лавка. Знакомый незнакомец 88
И. Крылов. СЛОН И МОСЬКА. КВАРТЕТ 91
ПУТЕШЕСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. 1828 год. Имение Погорельцы.
Алексей Алексеевич Перовский рассказывает
маленькому Алёше сказку 93
А. Погорельский. ЧЁРНАЯ КУРИЦА, ИЛИ ПОДЗЕМНЫЕ
ЖИТЕЛИ (отрывок) 97
ПУТЕШЕСТВИЕ ПЯТОЕ. Лето 1831 года.
Бал в Царском Селе. Поэтическое состязание Пушкина
и Жуковского. Сказки и сказочники. Исторические
рассказы Александры Ишимовой 112
A. Пушкин. СКАЗКА О ЦАРЕ САЛТАНЕ 118
B. Жуковский. СПЯЩАЯ ЦАРЕВНА 146
B. Даль. ВОЙНА ГРИБОВ С ЯГОДАМИ 157
КУЗОВОК (игра) 158
А. Ишимова. ИСТОРИЯ РОССИИ В РАССКАЗАХ
ДЛЯ ДЕТЕЙ (отрывки) 160
ПУТЕШЕСТВИЕ ШЕСТОЕ. Мир природы приходит
на страницы книг. Знакомые имена. Увидеть
прекрасное в повседневном, обычном 165
C. Аксаков. ДЕТСКИЕ ГОДЫ БАГРОВА-ВНУКА (отрывок) 166
А.К. Толстой. «ВОТ УЖ СНЕГ ПОСЛЕДНИЙ В ПОЛЕ ТАЕТ. » 172
А. Плещеев. ВЕСНА 172
А. Майков. ВЕСНА 173
Ф. Тютчев. «НЕОХОТНО И НЕСМЕЛО. » 174
Н. Некрасов. ДЕДУШКА МАЗАЙ И ЗАЙЦЫ 176
ПУТЕШЕСТВИЕ СЕДЬМОЕ. Школа в Ясной Поляне.
Молодой учитель. Рассказ Васи Морозова.
Учебные книги 183
Л. Толстой. ДВА БРАТА (сказка) 191
КАКАЯ БЫВАЕТ РОСА НА ТРАВЕ (описание) 194
КАК ХОДЯТ ДЕРЕВЬЯ (рассказ) 194
К. Ушинский. ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО С РОДИНОЙ 197
ЖАЛОБЫ ЗАЙКИ 206
А. Куприн. СЛОН 208
ПИСЬМО К ЧИТАТЕЛЯМ 222

Часть 2.
Раздел 4 ВЕК XX. НОВЫЕ ВСТРЕЧИ СО СТАРЫМИ ДРУЗЬЯМИ
ПУТЕШЕСТВИЕ ВОСЬМОЕ (в. библиотеку). Письмо
бабушки. Актриса Лидия Алексеевна Чурилова, или
Загадка Лидии Чарской 4
Л. Чарская. ЗАПИСКИ МАЛЕНЬКОЙ ГИМНАЗИСТКИ
(главы) 6
ПУТЕШЕСТВИЕ ДЕВЯТОЕ. Петроград. 1923 год. Редакция
«Воробья». Житков и Маршак. Увлекательные рассказы.
Чуковский и Житков: мы знакомы ещё с гимназических
лет. Кто такие обэриуты? 31
Б. Житков. НИКОЛАЙ ИСАИЧ ПУШКИН 36
К. Чуковский. СЕРЕБРЯНЫЙ ГЕРБ (глава 1) ТЕЛЕФОН 44
Д. Хармс. «УЖ Я БЕГАЛ, БЕГАЛ, БЕГАЛ. » 51
Ю. Владимиров. ЧУДАКИ 53
А. Введенский. О РЫБАКЕ И СУДАКЕ 55
ПУТЕШЕСТВИЕ ДЕСЯТОЕ. Вокруг Маршака 58
С. Сивоконь. «ВЕЗИТЕ ВСЁ КАК ЕСТЬ, ПОЧИТАЕМ» 59
Е. Шварц. ДВА БРАТА (сказка) 62
Б. Галанов. «ПИШУ НА ТУ ЖЕ ТЕМУ ПО-СВОЕМУ. » 82
А.Н. Толстой. ФОФКА 86
КОТ СМЕТАННЫЙ РОТ 91
М. Пришвин. «ИЗОБРЕТАТЕЛЬ» 93
С. Маршак. СИЛА ЖИЗНИ (о М. Пришвине) 97
Р. Берне. В ГОРАХ МОЁ СЕРДЦЕ
(Перевод С. Маршака) 99
Р. Киплинг. НА ДАЛЁКОЙ АМАЗОНКЕ
(Перевод С. Маршака) 99
ПУТЕШЕСТВИЕ ОДИННАДЦАТОЕ. 1928 год.

Литературный утренник в Сокольниках. Балерина или поэтесса?
Путешествие вдвоём. Юрий Олеша и. профессор
Н.А. Рождественский 102
В. Маяковский. ИСТОРИЯ ВЛАСА — ЛЕНТЯЯ
И ЛОБОТРЯСА 103
А. Барто. СНЕГИРЬ 109
Ю. Олеша. ТРИ ТОЛСТЯКА (отрывок) 114
Б. Галанов. КАК НАЙТИ ГОРОД ТРЁХ ТОЛСТЯКОВ?
(отрывок) 126
ПУТЕШЕСТВИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ. «Дорогие мои
мальчишки» 129
Р. Фраерман. ГАЙДАР И ДЕТИ 130
A. Гайдар. ТИМУР И ЕГО КОМАНДА (отрывки) 134
ПУТЕШЕСТВИЕ ТРИНАДЦАТОЕ (самостоятельное).
Смешные книжки. Тайна юмора и сатиры 150
Н. Носов. ФЕДИНА ЗАДАЧА 151
B. Драгунский. ЧТО ЛЮБИТ МИШКА 155
A. Барто. ДОКЛАДЧИК 160
ТРЕБУЕТСЯ ДРУГ 160
ПУТЕШЕСТВИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ.

«Книжкины именины» во Дворце пионеров. Кто есть кто? Опять знакомые
незнакомцы 162
Е. Благинина. ФОРТОЧКА 163
Б. Заходер. ДОЖДИК 164
КИСКИНО ГОРЕ 164
B. Берестов. УРОК ЛИСТОПАДА 165
Ю. Коринец. ПОСЛЕДНЕЕ ЯБЛОКО 165
И. Токмакова. В ЧУДНОЙ СТРАНЕ 166
НЕВПОПАД 166
Г. Сапгир. ЛЕСНОЙ РАЗГОВОР 167
ЛЯГУШОНОК И МЫШОНОК 167
Э. Мошковская. «ЖИЛ НА СВЕТЕ ОДИН
ЧЕЛОВЕЧЕК. » 169
«СНОВА СО ВСЕХ ДОРОЖЕК. » 169
Э. Успенский. МОЙ ЖИВОЙ УГОЛОК 170
НЕОБЫЧАЙНЫЙ СЛОН 170
C. Чёрный. ДЕТЯМ 172
B. Долина. ПЕСНЯ ПРО МАННУЮ КАШУ 173
Г. Цыферов. Из книги «КАК ЛЯГУШКИ ЧАЙ ПИЛИ» 174
Н. Матвеева. ДЕВОЧКА И ПЛАСТИЛИН 176
БЫЛО ТИХО 177
НЕРЕШИТЕЛЬНЫЕ 178
ПУТЕШЕСТВЕННИК 178
ЛЕТО 180
C. Козлов. СНЕЖНЫЙ ЦВЕТОК (пьеса-сказка) . 182
ПУТЕШЕСТВИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ. Современные детские писатели.
Два интервью 199
Интервью с Ксенией Драгунской 199
К. Драгунская. КРАЙНИЙ СЛУЧАЙ 201
ЕРУНДА НА ПОСТНОМ МАСЛЕ! 205
Интервью с Тимом Собакиным 209
Т. Собакин. Из повести «ЦВЕТ ВЕТРА» 210
«У ЖИВОТНЫХ НЕТ ОДЕЖДЫ. » 213
ДО БУДУЩЕГО ЛЕТА 214
Эпилог 215
Письмо к читателям 216
Эти книги стоит прочитать 217
Алфавитный указатель авторов, произведения которых включены в учебники «Литературное чтение» серии
«Свободный ум» 219

О том, как читать книги в форматах pdf , djvu — см. раздел » Программы; архиваторы; форматы pdf, djvu и др. «

Источник

Учебник Литературное чтение 4 класс Бунеев Бунеева часть 1

-о 177)® @ Дети, я вам расскажу про Мазая. Каждое лето домой приезжая, Я по неделе гощу у него. Нравится мне деревенька его: Летом её убирая красиво, Исстари хмель в ней родится на диво, Вся она тонет в зелёных садах; Домики в ней на высоких столбах (Всю эту местность вода понимает1, Так что деревня весною всплывает, Словно Венеция). Старый Мазай Любит до страсти свой низменный край. Вдов он, бездетен, имеет лишь внука, Торной дорогой ходить ему — скука! Заа сорок вёрст в Кострому прямиком Сбегать лесами ему нипочём: «Лес не дорога: по птице, по зверю Выпалить можно». — «А леший?» — «Не верю! 1 Понимает — здесь: заливает. ^ Раз в куражее1 я их звал-поджидал Целую ночь — никого не видал! За день грибов насбираешь корзину, Ешь мимоходом бруснику, малину; Вечером пеночка нежно поёт, Словно как в бочку пустую, уд (о д Ухает; сыч разлетается к ночи, Рожки точёны, рисованы очи. Ночью. ну, ночью робел я и сам: Очень уж тихо в лесу по ночам. Тихо, как в церкви, когда отслужили Службу и накрепко дверь затворили, — Разве какая сосна заскрипит, Словно старуха во сне проворчит. » Дня не проводит Мазай без охоты. Жил бы он славно, не знал бы заботы, Кабы не стали глаза изменять: Начал частенько Мазай пудел^ять2. 1Кураж — состояние беззаботной лихости, смелости. 21-1 ‘ Пуделять — здесь: неточно стрелять, промахиваться. . 00000000 ооооооооС оооооооо/^ оооооооо L Х^ОСООООО_____Q е Г79)® @ Впрочем, в отчаянье он не приходит: Выпалит дедушка — заяц уходит, Дедушка пальцем косому грозит: «Врёшь — упадёшь!» — добродушно кричит. Знает он много рассказов забавных Про деревенских охотников славных: Кузя сломал у ружьишка курок, Спичек таскает с собой коробок, Сядет за ку’стом — тетеерю подманит, Спичку к затр^вке приложит — и грянет! Ходит с ружьишком другой зверолов, Носит с собою горшок угольков. «Что ты таскаешь горшок с угольками?» — Больно, родимый, я зябок руками; Ежели зайца теперь сослежу, Прежде я сяду, ружьё положу, Над уголёчками руки погрею, Да уж потом и палю по злодею! «Вот так охотник!» — Мазай прибавлял. Я, признакзсь, от души хохотал. Впрочем, милей анекдотов крестьянских (Чем они хуже, однако, дворянских?) Я от Мазая рассказы слыхал. Дети, для вас я один записал. 2 Старый Мазай разболтался в сарае: «В нашем болотистом, нт/iзменном крае Впятеро больше бы дичи велось, Кабы сетями её не ловили, Кабы силками её не давили; Зайцы вот тоже, — их жалко до слёз! Только весенние воды нахлынут, И без того они сотнями гинут, — Нет! ещё мало! Бегут мужики, Ловят, и топят, и бьют их баграми. Где у них совесть. Я раз за дровами В лодке поехал — их много с реки К нам в половодье весной нагоняет, — Еду, ловлю их. Вода прибывает. Вижу один островок небольшой — Зайцы на нём собралися гурьбой. С каждой минутой вода подбиралась К бедным зверькам; уж под ними осталось Меньше аршрина земли в ширину, Меньше сажеени1 в длину. Тут я подъехал: лопочут ушами, Сами ни с места; я взял одного, Прочим скомандовал: прыгайте сами! Прыгнули зайцы мои, — ничего! Только уселась команда косая, Весь островочек пропал под водой: ”То-то! — сказал я: не спорьте со мной! Слушайтесь, зайчики, деда Мазая!” Этак гутсоря, плывём в тишине. 1Сажень — русская мера длины, равная трём аршинам, или 2,13 м. .-,00000000 ооооооооС Столбик не столбик, зайчишко на пне, Лапки скрестивши, стоит, горемыка, Взял и его — тяготи не велика! Только что начал работать веслом, Глядь, у куста копошится зайчиха — Еле жива, а толста, как купчиха! Я её, дуру, накрыл зипунсом1 — Сильно дрожала. Не рано уж было. Мимо бревно суковатое плыло, Сидя, и стоя, и лёжа пластом, Зайцев с десяток спасалось на нём. «Взял бы я вас — да потопите лодку!» Жаль их, однако, да жаль и находку — Я зацепился багром за сучок И за собою бревно поволок. Было потехи у баб, ребятишек, Как прокатил я деревней зайчишек: «Глянь-ко: что делает старый Мазай!» Ладно! Любуйся, а нам не мешай! Мы за деревней в реке очутились. Тут мои зайчики точно сбесились: Смотрят, на задние лапы встают, Лодку качают, грести не дают: Берег завидели плуг ты косые, Озимь, и рощу, и кугсты густые. К берегу плотно бревно я пригнал, Лодку причалил — и: «С Богом!» — И во весь дух Пошли зайчишки. А я им: «У-х! Живей, зверишки! Смотри, косой, Теперь спасайся, А чур, зимой Не попадайся! сказал. 1Зипун — одежда русского крестьянина: кафтан из толстого грубого сукна, обычно без ворота. Прицелюсь — бух! И ляжешь. Ууу-х!» Мигом команда моя разбежалась, Только на лодке две пары осталось — Сильно измокли, ослабли; в мешок Я их поклал — и домой приволок; За ночь больные мои отогрелись, Высохли, выспались, плотно наелись; Вынес я их на лужок; из мешка Вытряхнул, ухнул — и дали стречка! Я проводил их всё тем же советом: ”Не попадайтесь зимой!” Я их не бью ни весною, ни летом: Шкура плохая — линяет косой. » 1. Прочитайте описание летней грозы в стихотворении. Какие сравнения находит поэт? 2. Чем необычно описание деревеньки, в которой живёт дед Мазай? 3. Некрасов, который прекрасно знал природу как охотник и чувствовал её как поэт, создал в этом стихотворении много небольших зарисовок природы. На две из них вы уже обратили внимание. Прочтите теперь описание летней ночи. Какие ночные звуки описывает поэт? Какие сравнения он находит? 4. Что вы думаете о старом Мазае? Расскажите, какой это человек (обратите внимание, что и как он говорит о природе, о людях). Согласны ли вы, что это добрый человек? Почему? 5. Как вы думаете, нравится ли автору дед Мазай? Найдите в тексте строчки, которые подтвердили бы вашу мысль. оооооооО— И. Репин. Портрет Л.Н. Толстого, 1887 г. Путешествие седьмое Школа в Ясной Поляне. Молодой учитель. Рассказ Васи Морозова. Учебные книги Каникулы заканчивались, и наконец в субботу утром раздался такой долгожданный стук в дверь. — Как дела, милостивые государи? Кажется, у меня появилось свободное время, и мы можем поехать с группой наших студентов и преподавателей в Ясную Поляну, в музей-усадьбу Льва Николаевича Толстого. . Автобус остановился у въезда в усадьбу Ясная Поляна, экскурсанты прошли по заснеженной аллее к белому двухэтажному дому. Экскурсовод рассказывал о жизни Льва Толстого в Ясной Поляне. Вот он закончил рассказ о «Дереве бедных» — старом вязе, под которым ожидали Толстого бедные люди, приходившие к нему с разными просьбами, — и пригласил всех пройти и осмотреть дом-музей. Николай Александрович тихонько отвёл детей в сторону: — Пойдёмте, нам нужно в парк, к «среднему пруду», я приготовил для вас сюрприз. Близнецы с недоумением смотрели на профессора. Почему он увёл их и не разрешил посмотреть дом-музей вместе со всеми? — Друзья мои, через несколько секунд сработает автоматическое устройство нашей машины времени, и мы окажемся на этом самом месте, но в XIX веке, в 1859 году. Вы готовы? . Знакомое ощущение лёгкости во всём теле, звон в ушах, а затем — тишина. Оля открыла глаза. Заснеженный пруд, аллеи, дом вдалеке. Кажется, всё то же. Не сработала машина? Хотя нет, что-то неуловимо изменилось. Кажется, деревья стали ниже, гуще парк. — Смотрите туда! — крикнул вдруг Игорь, показывая на противоположный берег пруда. Николай Александрович и Оля увидели, что с крутой горы едут широ- кие деревянные сани с оглоблями, но без лошади, в санях — куча ребятишек, а среди них — человек с чёрной бородой. Сани зацепились за что-то, наклонились, и все сидящие в них с визгом и хохотом дружно свалились в сугроб. Получилась куча-мала, в которой весело барахтались малыши. Из этой кучи безуспешно пытался выбраться рослый молодой человек с чёрной бородой. Наши близнецы узнали его. Это был Лев Николаевич Толстой. Пока ребята наблюдали за весёлым катанием с горы, Николай Александрович успел рассказать немного о том, как в 1859 году Лев Толстой открыл в своём имении Ясная Поляна бесплатную школу для крестьянских детей. Он сам был в этой школе учителем, сам писал для своих маленьких учеников книги для чтения. — А можно нам поговорить с кем-нибудь из этих детей, очень хочется познакомиться, можно? — Конечно, для этого мы здесь. Смотрите, ребята расходятся по домам, давайте попробуем поговорить вот с этим «мужичком с ноготок». Такой симпатичный малыш. Он как раз идёт сюда. — Мальчик, можно тебя спросить, кто это с вами сейчас с горки катался? — спросила вежливая Оля, когда мальчик лет семи, весь в снегу, поравнялся с ними. — Учитель наш, граф Лев Николаевич. Он с нами часто играет после уроков. — Тебя как зовут? Меня Игорь, а это Оля и Николай Александрович, — вступил в разговор Игорь. Б. Щербаков. «Дом Толстого в Ясной Поляне». XX в. оооооооО— — Морозов я, Васька. Лев Николаевич меня Васька-кот зовёт. Он весёлый. — Расскажи нам про вашу школу, Вася, — попросила Оля. — Не могу я, домой надо, мамке помочь. — А мы тебя проводим, можно? А по дороге ты нам расскажешь. — Будь по-вашему, — солидно произнёс Вася. — Пошли, коли охота. Вот что рассказал нашим героям Вася Морозов. «Ранней осенью нам оповестили по деревне, Ясной Поляне, о желании Льва Николаевича открыть школу и о том, чтобы желающие дети приходили учиться, что школа открывается бесплатная. Я помню, какая была суматоха. На проулок стали собираться ребята, некоторых их отцы и матери провожали, каждый своего. Шествие тронулось, и я позади всех, провожаемый своей сестрой. Через несколько минут мы стояли перед домом Льва Николаевича. Шушукаются ребята между собой. Одна секунда, и на крыльце появился человек, наш учитель. Все обнажили головы и низко поклонились. Я с замиранием сердца ухватился за сестру и стоял за ней, как за маленькой крепостью. — Ну вот, я очень рад, — сказал он, улыбаясь и осматривая всех, потом быстро пронизал глазами толпу, отыскивая маленьких, что спрятались за отца или за Лев Толстой и яснополянские дети. Изображение с открытки мать. Он вошёл в середину толпы и начал спрашивать первого мальчика: — Как тебя звать? — Данилка. — А фамилия твоя? — Козлов. Поворачиваясь в другую сторону, Лев Николаевич наткнулся на мою сестру. — Ты что, учиться пришла? Будешь учиться? И девочки приходите. Очередь дошла до меня. — Ты что, учиться хочешь? И глаз на глаз я стоял перед учителем и трясся, как осиновый лист. — Хочу, — ответил я ему робко. — Как тебя звать? — Васька. — А фамилию знаешь свою? — спросил , он, и мне показалось: он смотрел на меня, как на заморуха1. — Морозов. — Ну, я тебя буду помнить, Морозов Васька-кот, — и улыбнулся, и лицо его показалось мне одобрительным. Мы будто как виделись когда-то с ним раньше. — Ну, Морозов, пойдём. Макаров, Козлов, идите все за мной. Мы поднялись по длинной лестнице и очутились в большой комнате, высокой, как молотильный сарай. Потолок был чистый, пол тоже хороший, чище наших столов, на стенах висели какие-то картины. В другой комнате так же было светло, пол и потолки чистые, так же высоко. Картин не было. Посредине комнаты стояли длинные скамейки и такие же длинные столы. На стене висели две чёрные доски. Тут же на полочке лежал мелок. В углу стоял шкап с какими-то книгами, бумагами и грифельными досками. — Ну вот, здесь будет наша школа, все будем учиться. А если будет тесно, мы займём и здесь, — указал он на первую комнату. 13десь: как на заморыша. ооооооооС — Я думаю, вы ещё не все собрались. — И он обвёл нас всех глазами, и вопросительный взгляд его остановился с улыбкой на мне. Я растерялся, и мы никто ничего не отвечали. Не добиваясь от нас ответа, видя нашу застенчивость, он взял мелок и сказал: — Мы сегодня заниматься не будем, а завтра, — и начал писать на чёрной доске буквы А, Б, В, Г, Д, Ж, — вот с завтрашнего дня мы так начнём учиться. Он начинал спрашивать у нас отдельно то у того, то у другого: — Козлов, сколько тебе лет? — Двенадцать. — А что ты летом делал? — Пахал, скородил1. — Это хорошо. Помо1’ал отцу? — Да, помогал. Он лешил2, а я запахивал. — А ты, Макаров? — Ия пахал. — А ты? — Ия пахал, скородил, лошадей стерёг. Все оказались помощниками своих семей. — Теперь я вас запишу, как звать и фамилии, — взял перо, бумагу. — Ну, Морозов, Макаров, Козлов, Фоканов, Воробьёв, — и так далее. Кажется, всех я вас записал, двадцать два человека. Завтра приходите пораньше. Будем учиться. Прощайте. Приходите. Я буду ждать. Мы вышли из школы, прощаясь со своим дорогим учителем, обещаясь завтра рано приходить. Восторгу нашему не было конца. Мы друг другу рассказывали, будто как из нас кто не был, как он выходил, как спрашивал, как разговаривал, как улыбался. — А ведь хороший он. А такой дюжой, гладкий и некрасивый. Борода чёрная, как цыганская. А волосы, 1Ско,родить — то же, что боронить: рыхлить землю борон, ой. 2Лешить — отмечать пучками соломы на пашне полосы для правильного раскидывания семян. как у нас, длинные, нос широкий. А как окинул нас глазами, я сразу испугался. А как начал спрашивать да улыбаться, тут он мне понравился, и я будто перестал бояться, — так рассказывал Кирюшка, и действительно, так все чувствовали. — А в нём пудов, пудов, должно, будет, — заключил Макаров. На другое утро мы как бы по сигналу собрались дружно. потянулись лентой по лестнице и взошли в знакомую комнату, прошли в другую, где были чёрные доски и где ещё не были смараны вчерашние буквы. Мы свернулись клубочком, тесно стояли около чёрной доски, посматривая на буквы. Тишина была мёртвая, никто не шептался между собой, каждый думал, что Бог даст. Вдруг издали звонко, весело раздалось: «А, Б, В, Д». И частые шаги послышались по первой комнате. И к нам взошёл вчерашний знакомый, наш учитель, дюжой, чёрный. — Здравствуйте. Все пришли? — Все, — робкими голосами отвечали на вопрос его каждый за себя. — Ну, теперь будем заниматься, начнём учиться, — он взял мелок и написал все остальные буквы. оОООООООС — Ну, теперь говорите за мной, — затем взял палочку, которая служила указкой, и воткнул указкой в первую букву. — Ну, говорите за мной: а, бе, ве. Переводя указку на другие буквы: ге, де, же, сделал запятую, поворачивая опять к первой букве. — Это а, бе. — и так далее до отметки. Мы тянули нараспев за ним, поначалу потиху, без голосу, но дальше удвоили голоса, громче и громче твердили за ним. Каждому хотелось, чтобы и его голос был слышен, и мы до того распелись, что потеряли всё приличие, — сперва боялись даже взглянуть на Льва Николаевича, а то так разошлись, что его стеснили, и несколько рук держались за его блузу. — Вот и прекрасно. Кто может повторить? Я буду спрашивать, — сказал Лев Николаевич, тыкая в первую букву указкой. — Это что? У нас вышло замешательство, хотя знали и запомнили первую букву, но что-то оторвалось, будто боялись своего голоса. — Вы забыли? Кто скажет из вас, кто помнит? — и свой взгляд он перевёл на доску. Он понял нас, что взглядом мешает нашему ответу. В этот момент я пропищал как бы не своим голосом, а будто чьим-то чужим, скороговоркой: — А. За мною дружно потянули все. — Так, хорошо. Дальше. Это что? Опять заминка. Я опять тявкнул, но неправильно: — Би. За мною послышались голоса: — Бе. Прошла в учении неделя, за ней другая, скользнул месяц. Незаметно кончилась осень. Наступила зима. Мы успели ознакомиться хорошо со стенами школы, успели привыкнуть душою ко Льву Николаевичу. » (Из воспоминаний ученика Яснополянской школы Василия Морозова) . Было совсем поздно, когда экскурсионный автобус остановился у дома на Остоженке. Всю длинную дорогу от Ясной Поляны до Москвы Николай Александрович рассказывал о детских книгах, которые написал Толстой. Игорь и Оля узнали, что над «Азбукой» писатель работал около двадцати лет, начал её ещё в 1859-м, а закончил в середине 70-х годов. Там было всё: рассказы, очерки, басни, сказки. Толстой написал ещё и четыре тома «Русских книг для чтения», куда вошли более ста его новых сказок и рассказов. «Рассказы, басни, написанные в книжках, есть просеянные из в двадцать раз бсольшего количества приготовленных рассказов, и каждый из них был переделыван по десять раз и стоил мне б(5льшего труда, чем какое бы то ни было место из всех моих писаний», — так сам Толстой говорил о своей работе над книгами для детей. Ребята, в этом путешествии вы услышали рассказ Васи Морозова о школе Льва Толстого. Позже, став взрослым, Василий Морозов запишет свой рассказ, назовёт его «Яснополянская школа (из воспоминаний ученика)». Воспоминания эти опубликованы в книге «Сад Толстого». 1. Почему Лев Толстой решил открыть в Ясной Поляне школу для крестьянских детей? 2. Каким человеком вам представляется Лев Толстой по воспоминаниям его ученика? 3. Василий Морозов — только один из учеников Яснополянской школы. Он учился у Льва Толстого четыре года. Попробуйте сказать, судя только по его воспоминаниям, какого человека вырастил и воспитал Толстой. Обязательно обратите внимание и на то, каким языком написаны воспоминания. . 00000000 оооооооО— Лев Толстой (1828-1910) Из произведений для детей ДВА БРАТА (сказка) Два брата пошли вместе путешествовать. В полдень они легли отдохнуть в лесу. Когда они проснулись, то увидали — подле них лежит камень и на камне что-то написано. Они стали разбирать и прочли: «Кто найдёт этот камень, тот пускай идёт прямо в лес, на восход солнца. В лесу придёт — река: пускай плывёт через эту реку на другую сторону. Увидишь медведицу с медвежатами: отними медвежат у медведицы и беги без оглядки прямо в гору. На горе увидишь дом и в доме том найдёшь счастье». Братья прочли, что было писано, и меньшой сказал: — Давай переплывём эту реку, пойдём вместе. Может быть, мы донесём медвежат до дому и вместе найдём счастье. Тогда старший сказал: — Я не пойду в лес за медвежатами и тебе не советую. Первое дело: никто не знает — правда ли написана на этом камне; может быть, JOOOOOOOO всё это написано на смех. Да, может быть, мы и не так разобрали. Второе: если и правда написана — пойдём мы в лес, придёт ночь, мы не попадём на реку и заблудимся. Да если и найдём реку, как мы переплывём её? Может быть, она быстра и широка? Третье: если и переплывём реку — разве лёгкое дело отнять у медведицы медвежат: она нас задерёт, и мы, вместо счастья, пропадём ни за что. Четвёртое дело: если нам и удастся унести медвежат, — мы не добежим без отдыха в гору. Главное же дело, не сказано: какое счастье мы найдём в этом доме? Может быть, нас там ждёт такое счастье, какого нам вовсе не нужно. А меньшой сказал: — По-моему, не так. Напрасно этого писать на камне не стали бы. И всё написано ясно. Первое дело: нам беды не будет, если и попытаемся. Второе дело: если мы не пойдём, кто-нибудь другой прочтёт надпись на камне и найдёт счастье, а мы останемся ни при чём. Третье дело: не потрудиться да не поработать — ничто в свете не радует. Четвёртое: не хочу я, чтоб подумали, что я чего-нибудь да побоялся. Тогда старший сказал: — И пословица говорит: искать большего счастья — малое потерять; да ещё: не сули журавля в небе, а дай синицу в руки. А меньшой сказал: — А я слыхал: волков бояться, в лес не ходить; да ещё: под лежачий камень вода не потечёт. По мне, надо идти. Меньшой брат пошёл, а старший остался. Как только меньшой брат вошёл в лес, он напал на реку, переплыл её и тут же на берегу увидал медведицу. Она спала. Он ухватил медвежат и побежал без оглядки на гору. Только что добежал доверху, выходит ему навстречу народ, подвезли ему карету, повезли в город и сделали царём. ооооооооС Он царствовал пять лет. На шестой год пришёл на него войной другой царь, сильнее его; завоевал город и прогнал его. Тогда меньшой брат пошёл опять странствовать и пришёл к старшему брату. Старший брат жил в деревне ни богато, ни бедно. Братья обрадовались друг другу и стали рассказывать про свою жизнь. Старший брат и говорит: — Вот и вышла моя правда: я всё время жил тихо и хорошо, а ты хоть и был царём, зато много горя видел. А меньшой сказал: — Я не тужу, что пошёл тогда в лес на гору; хоть мне и плохо теперь, зато есть чем помянуть мою жизнь, а тебе и помянуть-то н^чем. 1. В чём мудрость этой сказки, её главная мысль? 2. Лев Толстой очень просто, понятно говорит в этой сказке о серьёзных вещах: о том, как по-разному можно прожить жизнь, потому что по-разному люди понимают, в чём смысл жизни и в чём счастье. А как считаете вы: кто из двух братьев прав? 3. В сказке «Два брата» много пословиц. Подумайте, как помогают они понять смысл сказки. КАКАЯ БЫВАЕТ РОСА НА ТРАВЕ (описание) Когда в солнечное утро, летом, пойдёшь в лес, то на полянах, в траве, видны алмазы. Все алмазы эти блестят и переливаются на солнце разными цветами — и жёлтым, и красным, и синим. Когда подойдёшь ближе и разглядишь, что это такое, то увидишь, что это капли росы собрались в треугольных листах травы и блестят на солнце. Листок этой травы внутри мохнат и пушист, как бархат. И капли катаются по листку и не мочат его. Когда неосторожно сорвёшь листок с росинкой, то капелька скатится, как шарик светлый, и не увидишь, как проскользнёт мимо стебля. Бывало, сорвёшь такую чашечку, потихоньку поднесёшь ко рту и выпьешь росинку, и росинка эта вкуснее всякого напитка кажется. 1. Из каких деталей складывается это описание? 2. Докажите, что автор этого описания любит природу, умеет вглядываться в неё и видеть её красоту. КАК ХОДЯТ ДЕРЕВЬЯ (рассказ) Раз мы вычищали на полубугре подле пруда заросшую дорожку. Много нарубили шиповника, лозины, тополя — потом пришла черёмуха. Росла она на самой дороге и была такая старая и толстая, что ей не могло быть меньше десяти лет. А пять лет тому назад — я знал, что сад был чищен. Я никак не мог понять, как могла тут вырасти такая старая черёмуха. Мы срубили её и прошли дальше. Дальше, в другой чаще, росла другая такая же черёмуха, даже ещё потолще. Я осмотрел её корень и нашёл, что она росла под старой липой. Липа своими сучьями заглушила её, и черёмуха протянулась аршин на пять пря- . 00000000 ооооооооС мым стеблем по земле; а когда выбралась на свет, подняла голову и стала цвести. Я срубил её в корне и подивился тому, как она была свежа и как гнил был корень. Когда я срубил её, мы с мужиками стали её оттаскивать; но, сколько мы ни тащили, не могли её сдвинуть: она как будто прилипла. Я сказал: — Посмотри, не зацепили ли где. Работник подлез под неё и закричал: — Да у ней другой корень, вот на дороге! Я подошёл к нему и увидал, что это была правда. Черёмуха, чтобы её не глушила липа, перешла из-под липы на дорожку, за три аршина от прежнего корня. Тот корень, что я срубил, был гнилой и сухой, а новый был свежий. Она почуяла, видно, что ей не жить под липой, вытянулась, вцепилась сучком за землю, сделала из сучка корень, а тот корень бросила. Тогда только я понял, как выросла та первая черёмуха на дороге. Она то же, верно, сделала, но успела уже совсем отбросить старый корень, так что я не нашёл его. 1. Какими маленькими открытиями хотел поделиться автор с читателями? 2. Как вы поняли заглавие рассказа? 3. У Льва Толстого в его «Новой азбуке» и «Русских книгах для чтения» очень много рассказов о природе. Как вы думаете почему? 4. Как бы вы объяснили, почему в книги для чтения Толстой включил произведения самых разных жанров: сказки, художественные и научно-познавательные рассказы, описания, басни? Прошло несколько дней после путешествия в Ясную Поляну. Игорь и Оля прочитали книгу «Л.Н. Толстой для детей». Как-то вечером дети пригласили Николая Александровича к чаю. Скоро разговор зашёл о книгах Льва Толстого, и Оля спросила: — Николай Александрович, а книги для чтения писал в то время только Лев Толстой? — Конечно нет. Немного раньше, в 1861 году, когда Толстой ещё работал над своей «Азбукой», появилась учебная книга «Детский мир и хрестоматия», а три года спустя — «Родное слово». Их автором был Константин Дмитриевич Уш^^нский. В подзаголовке к первой книге автор назвал её так: «Книга для классного чтения, приспособленная к постоянным умственным упражнениям и наглядному знакомству с предметами природы». Это своего рода энциклопедия для маленьких читателей: «Первое знакомство с детским миром» (статьи и рассказы о школе, о временах года, о человеке), «Из природы» (очерки о животных, деревьях, грибах и т.д.), «Первое знакомство с Родиной» (поездка из столицы в деревню; исторические очерки, отрывки из летописей, из исторических произведений А. Пушкина, Н. Карамзина, А.К. Толстого), «Из географии», «Первые уроки логики». А в «Хрестоматии» — стихи, басни, рассказы Пушкина, Крылова, Даля, Жуковского, Майкова. Автором многих статей был сам Ушинский. Ему принадлежат и многочисленные рассказы о животных. — А можно нам почитать эту книгу? — спросил Игорь. — Очень хочется посмотреть, по каким учебникам учились дети больше ста лет назад. — Конечно можно. У меня есть издание «Детского мира и хрестоматии» 1901 года. Это тридцать девятое издание книги Ушинского! оооооооО— Константин Ушинский (1824-1870) Из книги «ДЕТСКИЙ МИР И ХРЕСТОМАТИЯ» Первое знакомство с родиной, поездка из столицы в деревню Столица и губернский город Володя и Лиза во всю свою жизнь ни разу не выезжали из Петербурга. Можно себе представить, как они обрадовались, когда отец сказал им, что они на целое лето поедут в деревню, за несколько сот вёрст. В день, назначенный для отъезда, все заняты были укладкой вещей и приготовлением к длинному путешествию. Часам к четырём, когда всё было готово, маленькая семья уселась в экипаж, и колёса его запрыгали по каменной мостовой. Улицы через две экипаж выехал на набережную Невы и поехал по длинному каменному мосту с чугунными перилами, сделанными точно из кружев. На широкой величественной реке мелькали сотни лодок, летели один за другим дымящиеся пароходы, а вдали, как лес, стояли бесчисленные мачты стройных судов. Великолепная гранитная набережная, уставленная дворцами, величественные церкви, обширные, красивые площади, широкие, богатые, шумные улицы, чудесные памятники — всё это дети видали уже часто, и всё это им было не в диковину. За мостом экипаж поехал по одной из лучших улиц столицы. Сплошные ряды громадных каменных домов подымались высокими стенами по обеим сторонам. Тысячи раззолоченных вывесок пестрели на домах. За огромными окнами великолепных магазинов и богатых лавок были выставлены и разложены самые разнообразные товары. Здесь было всё что угодно: золотые и серебряные вещи, чудные изделия из дорогих каменьев, роскошные материи для платьев, шитые костюмы, картины, статуэтки, книги, часы, игрушки, конфеты и пирожки, редкие дорогие фрукты, заманчиво разложенная зелень. Но у крыльца одного из таких магазинов дети заметили бедняка в лохмотьях, который робко посматривал вокруг, не подаст ли ему кто-нибудь гроша, а этот грош нужен был ему для куска хлеба, одежды и найма квартиры где-нибудь в подвале этих роскошных домов. Блестящие экипажи неслись по мостовой; разряженные толпы народа двигались по тротуарам; беспрестанно попадались навстречу конные и пешие отряды солдат, оружие которых сверкало Вид Знаменской площади в Петербурге. Рядом Невский проспект — центр и деловая часть города. Цветная фотолитография XIX в. оооооооО— на солнце. Но Володе и Лизе хотелось поскорее за город: в леса, в поля, в деревню. Проехав ещё несколько улиц, экипаж, в котором ехали наши путешественники, остановился у большого каменного здания — станции железной дороги. Возни и суеты здесь было немало. То и дело подъезжали экипажи, нагруженные вещами. Люди с номерами на груди разгружали вещи и на маленьких тележках или просто на спине таскали большие тяжести, сундуки, чемоданы, ящики для сдачи их в багаж. Володю и Лизу отвели в зал, где сидели пассажиры в ожидании поезда. Но вот раздался звонок, распахнулась огромная дверь, и все устремились на платформу, у которой стоял уже поезд, готовый к отходу. Все старались поскорее занять места в вагонах. В один из вагонов усадили Володю и Лизу, разместив на сетке ручной багаж. Спустя некоторое время за первым звонком раздался второй и третий, послышался свисток кондуктора, и поезд тронулся. Скоро наши маленькие путешественники заснули и спали долго и крепко, как спят только усталые дети, при небольшой убаюкивающей качке вагона, под усыпительный стук поезда. Очень рано поутру, когда солнце только что встало, Александр Сергеевич разбудил разоспавшихся детей, говоря, что сейчас они приедут в город, от которого придётся им до деревни ещё долго ехать не по железной дороге, а на лошадях, в экипаже. Дети насилу могли вспомнить, что с ними делается, где они; но едва только мелькнула у них мысль, что они в дороге, на пути в деревню, едут в вагоне, как сна будто и не бывало! Весело и бодро вскочили они и с любопытством стали осматриваться кругом. Город, где наши путешественники должны были выйти и пересесть в дорожный тарантас, чтобы продолжать путь дальше, был губеернский. По сравнению с столицей он показался Володе и Лизе очень небольшим и бедным. Хотя по улицам его _____оооооооо 200)® @ —\oooooooo_ была каменная мостовая и часто попадались большие каменные дома; но между домами не много было таких, к каким дети привыкли в столице. Из них наиболее выделялись: губернг1торский дом, новые прис^утственные места, высокий прекрасный собор, несколько старинных церквей и два больших здания мужской и женской гимназии. Все эти строения могли бы, как казалось детям, стоять без стыда и на петербургских улицах. Но гостиный двор посреди огромной, пустой площади показался им и мал, и беден, и грязен. Тут были и хорошие на вид магазины, но какое сравнение с петербургскими вывесками! Народу и экипажей на улицах несравненно меньше. При выезде из города дети заметили вдали, так же как и на окраине Петербурга, несколько больших фабрик с высокими закоптелыми трубами. Проехав некоторое время по шоссе, гладкому, прямому, как стрела, с каменными мостиками, пёстрыми верстовыми и высокими телеграфными столбами, экипаж свернул на мягкую, простую почтовую дорогу. Почтовый колокольчик звонко побрякивал в чистом утреннем воздухе. Ямщику понадобилось поправить угпряжь пристяжнь’х лошадей: он остановил тройку и слез с ксозел. Прежде всего поразила детей глубокая тишина, царствовавшая в Виды уездных городов России конца XIX в. оооооооО— 201® @ полях. Только где-то высоко пел невидимый жаворонок. Серебряные трели его вольной песни звонко раздавались в прозрачном чистом воздухе, наполненном благоуханиями полей. По обеим сторонам дороги, по волнистым холмам подымались полосы разноцветных нив, то покрытых зеленеющими хлебами, то чёрных, отдыхающих под паром. На горизонте, где небо сходится с землёю, тянулась синяя, зубчатая полоса далёкого леса. В стороне, между двумя длинными холмами, виднелись соломенные крыши большого села, разбросанного на скате. Позолоченный крест сельской церкви ярко горел на солнце. С другой стороны можно было заметить вдали небольшую деревню, в которой не было церкви. Дети молчали: новость и прелесть сельской картины глубоко на них подействовала. Деревня и уездный город Наши путешественники проехали много маленьких деревень. В иных всего-то было 10 или 15 домов, низеньких, пошатнувшихся набок, с почерневшими бревенчатыми стенами, с полусгнившими соломенными крышами. Много проехали они и больших сёл с большими прекрасными церквами, вблизи которых большею частью помещались хорошенькие домики сельских школ и где попа- Деревня Пермской губернии. Крестьянка мнёт лён. Фотограф С.М. Прокудин-Горский. Кон. XIX — нач. XX в. оооооооо 202)® @ —\oooooooo_ далось несколько домов почище других и две-три маленькие грязные лавочки, в которых дёготь и баранки, пряники и колёса продавались вместе. Эти лавочки были беднее товаром, меньше и грязнее на вид самой жалкой из мелочных лавок столицы. Наши путешественники проехали также один уездный город. Уездный город был меньше и беднее губернского: три, четыре мощёные улицы, обстановленные низенькими деревянными домами; длинные, иногда полуразвалившиеся заборы, огороды и сады посреди города; деревянные столбики вместо тротуаров; коровы и свиньи, бродящие по улицам; пустота, тишина, отсутствие движения! Были тут, впрочем, и каменные дома, несколько церквей, собор, окружённый садиком, небольшое здание городского училища и площадь, на которой помещались десятка два лавок и каменные прису’тственные места, выкрашенные когда-то жёлтою (охрою. Всё это, а также вывески магазинов и попадавшиеся им городские экипажи, доказывало, что это не деревня, а город. Город Златоуст. Фотограф С.М. Прокудин-Горский. Кон. XIX — нач. XX в. оооооооО— 203® @ Просёлочная дорога Наши путешественники свернули с большой почтовой дороги на проселочную. На просёлочной дороге картина несколько изменилась, да и ехать было гораздо беспокойнее. Колёса широкого тарантаса не попадали в глубокие колеи, прорезанные узкими крестьянскими телегами. Тарантас ехал как-то боком, и тряска увеличилась. Но дети не обранцали на неё большого внимания: так занимало их всё, что они видели. По обеим сторонам дороги стояла высокая густая рожь. Она уже отцвела, налилась и начинала желтеть. Золотистыми, колеблющимися волнами разливалась она по обе стороны на необозримое пространство. Во ржи синело такое множество васильков, что дети, выйдя из экипажа, мигом нарвали два огромных пучка. Скоро два венка, сплетённые искусными ручками Лизы, свежие, синие и блестящие, перевитые с колосьями ржи, украсили русые головки детей. На дороге почти никто не попадался. Изредка только проедет мужик с тяжёлой сохой, пройдёт кос^рь с блестящей косой или вдали покажется оооооооо 204)® @ —\oooooooo_ пастух и пёстрое стадо. Здесь деревни были уж настоящие деревни: глухие, безмолвные, окружённые полями, лугами и лесами. Подъезжая к деревне, извозчик должен был всякий раз вставать с козел и отпирать скрипучие ворота околицы. Утлая огорсожа, сделанная из жердеей и кольев для того, чтобы скот, выходя из деревни, не вытаптывал полей, задолго ещё предупреждала наших путешественников, что они приближаются к деревне. Наступила рабочая летняя пора, и деревни были почти совершенно пусты. Все крестьяне были в поле, на работе; только ребятишки играли на улицах да какая-нибудь старуха выходила набрать воды в колодце и немилосеердно скрипела длинным шестом, опуская бадькз в воду. Наше отечество Наше отечество, наша родина — матушка Россия. Отечеством мы зовём Россию потому, что в ней жили испоксон вееку1 отцы и деды наши. Родиной мы зовём её потому, что в ней мы родились, в ней говорят родным нам языком и всё в ней для нас родное; матерью — потому, что она вскормила нас своим хлебом, вспоила своими водами, выучила своему языку; как мать, защищает и бережёт нас от всяких врагов, и, когда мы уснём навеки, она прикроет и кости наши. Велика наша родина — мать-свято-Русская земля! От запада к востоку тянется она почти на одиннадцать тысяч вёрст; а от севера к югу на четыре с половиною. Не в одной, а в двух частях света раскинулась Русь: в Европе и Азии. Азиатская Россия по пространству втрое больше Европейской, но наиболее обширную часть её составляет суровая и ещё очень малолюдная Сибирь. По ней бродят дикие инорсоцы, но есть уже ^Испоксэн в^ку — издавна, с давних времён. ооооооооС 205® @ теперь в ней довольно хороших русских городов и богатых сёл. Сибирь — сторона богатая. В её горах и по её рекам много простых и драгоценных металлов, а в её тёмных лесах много пушных зверей с дорогими мехами. Другие части Азиатской России — Кавказ и Средняя Азия, где русские владения подошли уже к очень высоким горам и проникли в самое сердце Азии. Самая населённая и образованная часть России — в Европе. В Европейской России обе наши столицы: нынешнее местопребыв^ ние Правительства — Санкт-Петербург и первопрестольная Москва да множество губернских и уездных городов, а сёлам и деревням так и счёту нет. В России около ста (96) губерний и областей, много различных племён и народов, и кормит она сто тридцать миллионов людей. Все эти губернии, все эти миллионы людей повинуются одному государю — Православному Русскому Царю. Много есть на свете и кроме России всяких хороших государств и земель, но одна у человека родная мать — одна у него и родина. 1. Обратите внимание на выделенные автором слова. Вы догадались, для чего они выделены? Что должны были узнать маленькие читатели в разделе «Первое знакомство с Родиной»? 2. Как вы думаете, почему автор избрал для этого раздела форму путешествия? 3. Вы понимаете, конечно, что нельзя заставить человека полюбить свою Родину, родную землю. Но можно помочь её полюбить. Как это делает К.Д. Ушинский? _____оооооооо 206® @ —\oooooooo_ Константин Ушинский (1824-1870) ЖАЛОБЫ ЗАЙКИ РастужрИлся, расплакался серенький зайка, под кустиком сидючи; плачет, приговаривает: «Нет на свете доли хуже моей, серенького зайки! И кто только не точит зубов на меня! Охотники, собаки, волк, лиса и хищная птица; кривоносый ястреб, пучеглазая сова; даже глупая ворона и та таскает своими кривыми лапами моих милых детушек — сереньких зайчат. Отовсюду грозит мне беда, а защищаться-то нечем: лазить на дерево, как белка, я не могу; рыть нор, как кролик, не умею. Правда, зубки мои исправно грызут капустку и кору гложут, да укусить смелости не хватает. Бегать я таки мастер и прыгаю недурно; но хорошо, если придётся бежать по ровному полю или на гору, а как под гору — то и пойдёшь кувырком через голову: передние ноги не доросли. Всё бы ещё можно жить на свете, если б не трусость негодная. Заслышишь шорох, — уши подымутся, сердчишко забьётся, не взвр! дишь оооооооО— 207® @ света, пырскнешь из куста, да и угодишь прямо в тенета1 или охотнику под ноги. Ох, плохо мне, серенькому зайке! Хитришь, по кустикам прячешься, по закочками слоняешься, следы путаешь; а рано или поздно беды не миновать: и потащит меня кухарка на кухню за длинные уши. Одно только и есть у меня утешение, что хвостик коротенький: собаке схватить не за что. Будь у меня такой хвостище, как у лисицы, куда бы мне с ним деваться? Тогда бы, кажется, пошел и утопился». 1. Из этого небольшого рассказа можно много узнать о зайцах: как они живут, чем питаются, какие у них лапы и какой хвост, от каких врагов приходится зайцам спасаться и т.д. Попробуйте составить устный рассказ о зайце по этому плану. Правда, он получится не таким, как у автора, и больше похожим на статью из энциклопедии или из учебника. Почему? 2. Как удалось К.Д. Ушинскому сделать свой рассказ о зайчике не просто интересным и познавательным, но художественным произведением? Обратите внимание на заглавие. Подумайте, кто герой рассказа. Похож ли он на сказочного героя? Почему вы так думаете? Можно ли говорить об отношении автора к своему герою? 3. Ребята, Николай Александрович дал Игорю и Оле почитать 39-е издание книги Ушинского «Детский мир и хрестоматия». Значит, если первое издание было в 1861 году, эта книга переиздавалась почти каждый год. Как вы думаете почему? Чем могла привлекать эта книга маленьких читателей и их учителей? 1Тенёта — сеть для ловли зверей. Александр Куприн (1870-1938) СЛОН 1 Маленькая девочка нездорова. Каждый день к ней ходит доктор Михаил Петрович, которого она знает уже давным-давно. А иногда он приводит с собою ещё двух докторов, незнакомых. Они переворачивают девочку на спину и на живот, слушают что-то, приложив ухо к телу, оттягивают вниз глазные веки и смотрят. При этом они как-то важно посапывают, лица у них строгие, и говорят они между собою на непонятном языке. Потом переходят из детской в гостиную, где их дожидается мама. Самый главный доктор — высокий, седой, в золотых очках — рассказывает ей о чём-то серьёзно и долго. Дверь не закрыта, и девочке с её кровати всё видно и слышно. Многого она не понимает, но знает, что речь идёт о ней. Мама глядит на доктора большими, усталыми, заплаканными глазами. Прощаясь, главный доктор говорит громко: оооооооО— 209)® @ — Главное, не давайте ей скучать. Исполняйте все её капризы. — Ах, доктор, но она ничего не хочет! — Ну не знаю. вспомните, что ей нравилось раньше, до болезни. Игрушки. какие-нибудь лакомства. — Нет, нет, доктор, она ничего не хочет. — Ну постарайтесь её как-нибудь развлечь. Ну хоть чем-нибудь. Даю вам честное слово, что если вам удастся её рассмешить, развеселить, то это будет лучшим лекарством. Поймите же, что ваша дочка больна равнодушием к жизни, и больше ничем. До свидания, сударыня! 2 — Милая Надя, милая моя девочка, — говорит мама, — не хочется ли тебе чего-нибудь? — Нет, мама, ничего не хочется. — Хочешь, я посажу к тебе на постельку всех твоих кукол. Мы поставим креслица, диван, столик и чайный прибор. Куклы будут пить чай и разговаривать о погоде и о здоровье своих детей. — Спасибо, мама. Мне не хочется. Мне скучно. — Ну хорошо, моя девочка, не надо кукол. А может быть, позвать к тебе Катю или Женечку? Ты ведь их так любишь. — Не надо, мама. Правда же, не надо. Я ничего, ничего не хочу. Мне так скучно! — Хочешь, я тебе принесу шоколаду? Но девочка не отвечает и смотрит в потолок неподвижными невесёлыми глазами. У неё ничего не болит и даже нет жару. Но она худеет и слабеет с каждым днём. Что бы с ней ни делали, ей всё равно, и ничего ей не нужно. Так лежит она целые дни и целые ночи, тихая, печальная. Иногда она задремлет на полчаса, но и во сне ей видится что-то серое, длинное, скучное, как осенний дождик. Когда из детской отворена дверь в гостиную, а из гостиной дальше, в кабинет, то девочка видит папу. Папа ходит быстро из угла в угол и всё курит, курит. Иногда он приходит в детскую, садится на край постельки и тихо поглаживает Надины ноги. Потом вдруг встаёт и отходит к окну. Он что-то насвистывает, глядя на улицу, но плечи у него трясутся. Затем он торопливо прикладывает платок к одному глазу, к другому и, точно рассердясь, уходит к себе в кабинет. Потом он опять бегает из угла в угол и всё курит, курит, курит. И кабинет от табачного дыма делается весь синий. 3 Но однажды утром девочка просыпается немного бодрее, чем всегда. Она что-то видела во сне, но никак не может вспомнить, что именно, и смотрит долго и внимательно в глаза матери. — Тебе что-нибудь нужно? — спрашивает мама. Но девочка вдруг вспоминает свой сон и говорит шёпотом, точно по секрету: — Мама, а можно мне. слона? Только не того, который нарисован на картинке. Можно? — Конечно, моя девочка, конечно, можно. Она идёт в кабинет и говорит папе, что девочка хочет слона. Папа тотчас же надевает пальто оооооооО— и шляпу и куда-то уезжает. Через полчаса он возвращается с дорогой, красивой игрушкой. Это большой серый слон, который сам качает головою и машет хвостом; на слоне красное седло, а на седле золотая палатка, и в ней сидят трое маленьких человечков. Но девочка глядит на игрушку так же равнодушно, как на потолок и на стены, и говорит вяло: — Нет. Это совсем не то. Я хотела настоящего, живого слона, а этот мёртвый. — Ты погляди только, Надя, — говорит папа. — Мы его сейчас заведём, и он будет совсем-совсем как живой. Слона заводят ключиком, и он, покачивая головой и помахивая хвостом, начинает переступать ногами и медленно идёт по столу. Девочке это вовсе не интересно и даже скучно, но, чтобы не огорчить отца, она шепчет кротко: — Я тебя очень, очень благодарю, милый папа. Я думаю, ни у кого нет такой интересной игрушки. Только. помнишь. ведь ты давно обещал свозить меня в зверинец, посмотреть на настоящего слона. и ни разу не повёз. — Но, послушай же, милая моя девочка, пойми, что это невозможно. Слон очень большой, он до потолка, он не поместится в наших комнатах. И потом, где я его достану? — Папа, да мне не нужно такого большого. Ты мне привези хоть маленького, только живого. Ну хоть вот, вот такого. Хоть слонёнышка. — Милая девочка, я рад всё для тебя сделать, но этого я не могу. Ведь это всё равно как если бы ты вдруг мне сказала: папа, достань мне с неба солнце. Девочка грустно улыбается. — Какой ты глупый, папа. Разве я не знаю, что солнце нельзя достать, потому что оно жжётся. И луну тоже нельзя. Нет, мне бы слоника. настоящего. И она тихо закрывает глаза и шепчет: — Я устала. Извини меня, папа. Папа хватает себя за волосы и бежит в кабинет. Там он некоторое время мелькает из угла в угол. Потом решительно бросает на пол недокуренную папиросу (за что ему всегда достаётся от мамы) и кричит горничной: — Ольга! Пальто и шляпу! В переднюю входит жена. — Ты куда, Саша? — спрашивает она. Он тяжело дышит, застёгивая пуговицы пальто. — Я сам, Машенька, не знаю куда. Только, кажется, я сегодня к вечеру и в самом деле приведу сюда, к нам, настоящего слона. Жена смотрит на него тревожно. — Милый, здоров ли ты? Не болит ли у тебя голова? Может быть, ты плохо спал сегодня? — Я совсем не спал, — отвечает он сердито. — Я вижу, ты хочешь спросить, не сошёл ли я с ума? Покамест ещё нет. До свидания! Вечером всё будет видно. И он исчезает, громко хлопнув входной дверью. 4 Через два часа он сидит в зверинце, в первом ряду, и смотрит, как учёные звери, по приказанию хозяина, выделывают разные штуки. Умные собаки прыгают, кувыркаются, танцуют под музыку, складывают слова из больших картонных букв. Неуклюжий тюлень стреляет из пистолета. Под конец выводят слонов. Их три: один большой, два совсем маленькие, карлики, но всё-таки ростом куда больше, чем лошадь. Особенно отличается самый большой слон. Он становится сначала на задние лапы, садится, становится на голову, ногами вверх, ходит по деревянным бутылкам, ходит по кат^ящейся бочке, переворачивает хоботом страницы большой картонной книги ооооооооС и наконец садится за стол и, повязавшись салфеткой, обедает, совсем как благовоспитанный мальчик. Представление оканчивается. Зрители расходятся. Надин отец подходит к толстому немцу, хозяину зверинца. — Извините, пожалуйста, — говорит Надин отец. — Не можете ли вы отпустить вашего слона ко мне домой, на некоторое время? — Отпустить? Слона? Домой? Я вас не понимаю. По глазам немца видно, что он тоже хочет спросить, не болит ли у Надиного отца голова. Но отец поспешно объясняет, в чём дело: его единственная дочь Надя больна какой-то странной болезнью, которую даже доктора не понимают как следует. Она лежит уже месяц в кроватке, худеет, слабеет с каждым днём, ничем не интересуется, скучает и потихоньку гаснет. Доктора велят её развлекать, но ей ничто не нравится, велят исполнять все её желания, но у неё нет никаких желаний. Сегодня она захотела видеть живого слона. Неужели это невозможно сделать? И он добавляет дрожащим голосом, взявши немца за пуговицу пальто: — Ну вот. Я, конечно, надеюсь, что моя девочка выздоровеет. Но. спаси Бог. вдруг её болезнь окончится плохо. вдруг девочка умрёт. Подумайте только: ведь меня всю жизнь будет мучить мысль, что я не исполнил её последнего, самого последнего желания. Немец хмурится и в раздумье чешет мизинцем левую бровь. Наконец он спрашивает: — Гм. А сколько вашей девочке лет? — Шесть. — Гм. Моей Лизе тоже шесть. Гм. Но, знаете, вам это будет дорого стоить. Придётся при- вести слона ночью и только на следующую ночь увести обратно. Днём нельзя. Соберётся пу’бликум, и сделается один скандал. Таким образом, выходит, что я теряю целый день, и вы мне должны возвратить убыток. — О, конечно, конечно. не беспокойтесь об этом. — Потом: дозволит ли полиция вводить один слон в один дом? — Я это устрою, позволит. — Ещё один вопрос: позволит ли хозяин вашего дома вводить в свой дом один слон? — Позволит. Я сам хозяин этого дома. — Ага! Это ещё лучше. И потом ещё один вопрос: в котором этаже вы живёте? — Во втором. — Гм. Это уже не так хорошо. Имеете ли вы в своём доме широкую лестницу, высокий потолок, большую комнату, широкие двери и очень крепкий пол? Потому что мой Томми имеет высоту 3 аршина и 4 вершка, а в длину 5 с половиной аршин. Кроме того, он весит 112 пудов1. Надин отец задумывается на минуту. — Знаете ли что? — говорит он. — Поедем сейчас ко мне и рассмотрим всё на месте. Если надо, я прикажу расширить проход в стенах. — Очень хорошо! — соглашается хозяин зверинца. 5 Ночью слона ведут в гости к больной девочке. В белой попоне он важно шагает по самой середине улицы, покачивает головой и то свивает, то развивает хобот. Вокруг него, несмотря на 1 Пуд — русская мера массы, равная 40 фунтам, или 16,38 кг. оооооооО— поздний час, большая толпа. Но слон не обращает на неё внимания: он каждый день видит сотни людей в зверинце. Только один раз он немного рассердился. Какой-то уличный мальчишка подбежал к нему под самые ноги и начал кривляться на потеху зевакам. Тогда слон спокойно снял с него хоботом шляпу и перекинул через соседний забор, утыканный гвоздями. Городовой идёт среди толпы и уговаривает её: — Господа, прошу разойтись. И что вы тут находите такого необыкновенного? Удивляюсь! Точно не видали никогда живого слона на улице. Подходят к дому. На лестнице, так же как и по всему пути слона, до самой столовой, все двери растворены настежь, для чего приходилось отбивать молотком дверные щеколды. Точно так же делалось однажды, когда в дом вносили большую чудотворную икону. Но перед лестницей слон останавливается в беспокойстве и упрямится. — Надо дать ему какое-нибудь лакомство. — говорит немец. — Какой-нибудь сладкий булка или что. Но. Томми. Ого-го. Томми. Надин отец бежит в соседнюю булочную и покупает большой круглый фисташковый торт. Слон обнаруживает желание проглотить его целиком вместе с картонной коробкой, но немец даёт ему всего четверть. Торт приходится по вкусу Томми, и он протягивает хобот за вторым ломтём. Однако немец оказывается хитрее. Держа в руке лакомство, он подымается вверх со ступеньки на ступеньку, и слон с вытянутым хоботом, с растопыренными ушами поневоле следует за ним. На площадке Томми получает второй кусок. Таким образом его приводят в столовую, откуда заранее вынесена вся мебель, а пол густо застлан соломой. Слона привязывают за ногу к кольцу, ввинченному в пол. Кладут перед ним свежей моркови, капусты и репы. Немец располагается рядом, на диване. Тушат огни, и все ложатся спать. 6 На другой день девочка просыпается чуть свет и прежде всего спрашивает: — А что же слон? Он пришёл? — Пришёл, — отвечает мама, — но только он велел, чтобы Надя сначала умылась, а потом съела яйцо всмятку и выпила горячего молока. — А он добрый? — Он добрый. Кушай, девочка. Сейчас мы пойдём к нему. — А он смешной? — Немножко. Надень тёплую кофточку. Яйцо было съедено, молоко выпито. Надю сажают в ту самую колясочку, в которой она ездила, когда была ещё такой маленькой, что совсем не умела ходить, и везут в столовую. Слон, оказывается, гораздо больше, чем думала Надя, когда разглядывала его на картинке. Ростом он только чуть-чуть пониже двери, а в длину занимает половину столовой. Кожа на нём грубая, в тяжёлых складках. Ноги толстые, как столбы. Длинный хвост с чем-то вроде помела на конце. Голова в больших шишках. Уши большие, как лопухи, и висят вниз. Глаза совсем крошечные, но умные и добрые. Клыки обрезаны. Хобот — точно длинная змея и оканчивается двумя ноздрями, а между ними подвижной, гибкий палец. Если бы слон вытянул хобот во всю длину, то, наверно, достал бы им до окна. Девочка вовсе не испугана. Она только немного поражена громадной величиной животного. Зато нянька, шестнадцатилетняя Поля, начинает визжать от страха. Хозяин слона, немец, подходит к колясочке и говорит: ооооооооС — Доброго утра, барышня. Пожалуйста, не бойтесь. Томми очень добрый и любит детей. Девочка протягивает немцу свою маленькую бледную руку. — Здравствуйте, как вы поживаете? — отвечает она. — Я вовсе ни капельки не боюсь. А как его зовут? — Томми. — Здравствуйте, Томми, — произносит девочка и кланяется головой. Оттого, что слон такой большой, она не решается говорить ему на «ты». — Как вы спали эту ночь? Она и ему протягивает руку. Слон осторожно берёт и пожимает её тоненькие пальчики своим подвижным сильным пальцем и делает это гораздо нежнее, чем доктор Михаил Петрович. При этом слон качает головой, а его маленькие глаза совсем сузились, точно смеются. — Ведь он всё понимает? — спрашивает девочка немца. — О, решительно всё, барышня! — Но только он не говорит? — Да, вот только не говорит. У меня, знаете, есть тоже одна дочка, такая же маленькая, как Старая цирковая афиша для представления со слонами. Начало XX в. и вы. Её зовут Лиза. Томми с ней большой, очень большой приятель. — А вы, Томми, уже пили чай? — спрашивает девочка слона. Слон опять вытягивает хобот и дует в самое лицо девочки тёплым дыханием, отчего лёгкие волосы на голове девочки разлетаются во все стороны. Надя хохочет и хлопает в ладоши. Немец густо смеётся. Он сам такой большой, толстый и добродушный, как слон, и Наде кажется, что они оба похожи друг на друга. Может быть, они родня? — Нет, он не пил чаю, барышня. Но он с удовольствием пьёт сахарную воду. Также он очень любит булки. Приносят поднос с булками, девочка угощает слона. Он ловко захватывает булку своим пальцем и, согнув хобот кольцом, прячет её куда-то вниз под голову, где у него движется смешная, треугольная, мохнатая нижняя губа. Слышно, как булка шуршит о сухую кожу. То же самое Томми проделывает с другой булкой, и с третьей, и с четвёртой, и с пятой и в знак благодарности кивает головой, и его маленькие глазки ещё больше суживаются от удовольствия. А девочка радостно хохочет. Когда все булки съедены, Надя знакомит слона со своими куклами: — Посмотрите, Томми, вот эта нарядная кукла — это Соня. Она очень добрый ребёнок, но немножко капризна и не хочет есть суп. А это Наташа. Сонина дочь. Она уже начинает учиться и знает почти все буквы. А вот это Матрёшка. Это моя самая первая кукла. Видите, у неё нет носа и голова приклеена и нет больше волос. Но всё-таки нельзя же выгонять из дому старушку. Правда, Томми? Она раньше была Сониной матерью, а теперь служит у нас кухаркой. Ну так давайте играть, Томми. Вы будете папой, а я мамой, а это будут наши дети. ооооооооС Томми согласен. Он смеётся, берёт Матрёшку за шею и тащит к себе в рот. Но это только шутка. Слегка пожевав куклу, он опять кладёт её девочке на колени, правда, немного мокрую и помятую. Потом Надя показывает ему большую книгу с картинками и объясняет: — Это лошадь, это канарейка, это ружьё. Вот клетка с птичкой, вот ведро, зеркало, печка, лопата, ворона. А это вот, посмотрите, это слон! Правда, совсем непохоже? Разве же слоны бывают такие маленькие, Томми? Томми находит, что таких маленьких слонов никогда не бывает на свете. Вообще ему эта картинка не нравится. Он захватывает пальцем край страницы и переворачивает её. Наступает час обеда, но девочку никак нельзя оторвать от слона. На помощь приходит немец: — Позвольте, я всё это устрою. Они пообедают вместе. оооооооо 220® @ —\oooooooo_ Он приказывает слону сесть. Слон послушно садится, отчего пол во всей квартире сотрясается, дребезжит посуда в шкапу, а у нижних жильцов сыплется с потолка штукатурка. Напротив его садится девочка. Между ними ставят стол. Слону подвязывают скатерть вокруг шеи, и новые друзья начинают обедать. Девочка ест суп из курицы и котлетку, а слон — разные овощи и салат. Девочке дают крошечную рюмку хересу, а слону — тёплой воды со стаканом рома, и он с удовольствием вытягивает этот напиток хоботом из миски. Затем они получают сладкое — девочка чашку какао, а слон половину торта, на этот раз орехового. Немец в это время сидит с папой в гостиной и с таким же наслаждением, как и слон, пьёт пиво, только в б(ольшем количестве. После обеда приходят какие-то папины знакомые, их ещё в передней предупреждают о слоне, чтобы они не испугались. Сначала они не верят, а потом, увидев Томми, жмутся к дверям. — Не бойтесь, он добрый! — успокаивает их девочка. Но знакомые поспешно уходят в гостиную и, не просидев и пяти минут, уезжают. Наступает вечер. Поздно. Девочке пора спать. Однако её невозможно оттащить от слона. Она так и засыпает около него, и её уже сонную отвозят в детскую. Она даже не слышит, как её раздевают. В эту ночь Надя видит во сне, что она женилась на Томми и у них много детей, маленьких, весёлых слоняток. Слон, которого ночью отвели в зверинец, тоже видит во сне милую, ласковую девочку. Кроме того, ему снятся большие торты, ореховые и фисташковые, величиною с ворота. Утром девочка просыпается бодрая, свежая и, как в прежние времена, когда она была ещё здорова, кричит на весь дом, громко и нетерпеливо: — Мо-лоч-ка! ооооооооС Услышав этот крик, мама радостно крестится у себя в спальне. Но девочка тут же вспоминает о вчерашнем и спрашивает: — А слон? Ей объясняют, что слон ушёл домой по делам, что у него есть дети, которых нельзя оставлять одних, что он просил кланяться Наде и что он ждёт её к себе в гости, когда она будет здорова. Девочка хитро улыбается и говорит: — Передайте Томми, что я уже совсем здорова. 1. Как вы думаете, отчего заболела маленькая Надя и что помогло ей поправиться? 2. История, рассказанная А.И. Куприным, необычна, и в то же время, читая рассказ, мы видим, что всё это могло быть на самом деле. Почему? 3. Герои многих рассказов Куприна — не только дети, но и животные (слон Томми, пудель Артсо, кошка Ю-ю), причём животные у Куприна всегда добры, справедливы, самоотверженны. Подумайте, каким показан в рассказе слон? Почему так подробно даётся его описание? Книжная иллюстрация, художник Г. Мазурин ОООООООС- у оооооооо 222)® @ ДОРОГИЕ РЕБЯТА! —\oooooooo_ Вместе с нашими героями вы прочитали их любимые книжки и совершили путешествие к истокам русской детской литературы. Теперь вы знаете, кто написал первые стихи для детей и издавал самый первый детский журнал. Вы прочитали стихи, статьи, сказки и басни, исторические рассказы, которые читали ваши сверстники в XVII, XVIII, XIX веках. Вы увидели, как зарождалась детская литература и как постепенно, кроме наставлений и рассказов о плохих и хороших детях, появились прекрасные авторские сказки, рассказы и стихи о том, чем живут дети, что им интересно, то есть о мире детства. Как в круг детского чтения входили стихи и рассказы о природе, воспоминания писателей о своём детстве; как были созданы интересные учебные книги для чтения. Вы встретили новые для себя имена: Савватий, Карион Истомин, Симеон Полоцкий, Дмитрий Герасимов, Андрей Болотов, Николай Новиков, Александр Шишков, Антоний Погорельский, Владимир Даль, Алексей Константинович Толстой, Александра Ишимова. Надеемся, что вы запомнили эти имена. Все эти писатели — часть нашей национальной культуры, так же как и знакомые вам Александр Пушкин, Василий Жуковский, Иван Крылов, Алексей Плещеев, Аполлон Майков, Фёдор Тютчев, Николай Некрасов, Сергей Аксаков, Лев Толстой, Константин Ушинский, Александр Куприн. Но наше путешествие ещё не закончилось. Хотите познакомиться с самой любимой детской писательницей начала XX века? Хотите узнать, кто такие обэриу’ты и что они написали для детей? Хотя нет, пожалуй, мы не будем перечислять, что ждёт вас во второй части учебника. Скажем только, что в ней много неожиданностей, сюрпризов, удивительных открытий и просто очень-очень интересных страниц. Торопитесь! Наши герои собираются отправиться в XX век. ооооооооС 223® @ СОДЕРЖАНИЕ Обращение к читателям . 3 Пролог . 4 Раздел 1 ЛЮБИМЫЕ КНИГИ Г. Сапгир. СЕГОДНЯ, ЗАВТРА И ВЧЕРА . 6 Е. Велтистов. ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЭЛЕКТРОНИКА (главы) . 9 Ю. Мориц. БАЛЛАДА О ФОКУСАХ ШОКОЛАДА . 26 Раздел 2 У ИСТОКОВ РУССКОЙ ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ А. Пушкин. БОРИС ГОДУНОВ (отрывок) . 35 Н. Кончаловская. НАША ДРЕВНЯЯ СТОЛИЦА (отрывок) . 36 ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ. Перевод Д.С. Лихачёва 37 Д. Герасимов. О ПОСЕЛЯНИНЕ И МЕДВЕДИЦЕ (сказка) . 45 ПУТЕШЕСТВИЕ ПЕРВОЕ. XVII век. Чудов монастырь. Справщик Савватий . 47 Савватий. АЗБУКОВНОЕ УЧЕНИЕ (отрывки) . 52 Симеон Полоцкий. РИФМОЛОГИОН (отрывки) . 54 ВЕРТОГРАД МНОГОЦВЕТНЫЙ (отрывки) . 55 Карион Истомин. КНИГА ВРАЗУМЛЕНИЯ СТИХОТВОРНЫМИ СЛОВЕСЫ (отрывок) . 55 МАЛЫЙ БУКВАРЬ (отрывок) . 56 ПУТЕШЕСТВИЕ ВТОРОЕ. XVIII век. Сон незнакомого мальчика. Усадьба Аксаковых. Серёжины книги . 57 С. Аксаков. ДЕТСКИЕ ГОДЫ БАГРОВА-ВНУКА (отрывок) 64 А. Болотов. ЖИЗНЬ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ АНДРЕЯ БОЛОТОВА. (отрывок) . 70 Н. Новиков. СТАТЬИ ИЗ ЖУРНАЛА «ДЕТСКОЕ ЧТЕНИЕ ДЛЯ СЕРДЦА И РАЗУМА» . 74 А. Шишков. ПЕСЕНКА НА КУПАНИЕ . 79 ЯГНЁНОК . 80 МОЖНО ИСПРАВИТЬСЯ, КОГДА ТВЁРДО ТОГО ЗАХОЧЕШЬ . 81 Q Уб-СС-ООО _ . п ОООООООО —

Читайте также:  Как установить счетчик света день ночь

—Хоооооооо оооооооэ-^-^ оооо.^^-— ° ° лЛи, ^ X ^-л ‘

Источник

Adblock
detector