Меню

Тот кто гасит свет кто был убийца



Энергетический кризис в триллере «Тот, кто гасит свет»

Триллер с серийными убийствами «Тот, кто гасит свет» рассказывает о петербургском оперуполномоченном, который, охотясь за маньяком, не только поймал преступника, но и пресек злоупотребления в провинциальном отделении милиции. Несмотря на намерение авторов сделать «нервное» кино, картина снята в режиме максимальной экономии как электрической, так и эмоциональной энергии, что показалось ЛИДИИ Ъ-МАСЛОВОЙ не совсем оправданным.

Рабочим названием маньяческого триллера Андрея Либенсона сначала было «Государь»: если внимательно вслушиваться в зловещие разговоры персонажей, можно различить реплику «Страх — всему государь», которую произносит страшным шепотом один из самых экзотических персонажей, девушка-полковник из Генпрокуратуры. Ей по чину вроде бы такие аффектированные заявления не положены, однако если учесть, что ее играет Екатерина Редникова, то склонность полковничихи к драматическим эффектам становится по-человечески понятна.

Поменяв название, продюсеры ушли от неуместных монархических ассоциаций, зато словосочетание «Тот, кто гасит свет» с легкой руки оператора Сергея Мачильского приобрело прочную юмористическую связь с Анатолием Чубайсом. Посмотрев фильм, внятно растолковать, при чем тут на самом деле свет, газ и прочие коммунальные услуги, тоже не так-то легко, если пропустить начальные титры, на которых происходит «кастинг» маньяков,— это следователь (Алексей Гуськов) просматривает записи допроса сознавшихся убийц. Один из них как раз и рассказывает о том, как принимает решение об убийстве, исходя из освещенности ночных окон: если они гаснут у него на глазах, то и маньяк идет спать несолоно хлебавши, а если продолжают будоражить его своим светом, то поднимается в квартиру и нажимает выключатель собственноручно.

Прослушав весь этот художественный свист, следователь, видимо, приходит к выводу, что претенденты скорее стремятся приписать себе чужие подвиги, нежели сделать чистосердечное признание, и бессильно откидывает натруженную голову на спинку дивана. Панорама по сиротливой холодной сковородке с почти не тронутой яичницей довершает картину крайнего психического истощения и напряжения всех душевных сил следователя, утратившего сон и аппетит в поисках маньяка, который каждую среду неукоснительно убивает девочку-подростка, потом отрубает трупу руки и надевает на голову холщовый мешок. Поимев тяжелый разговор с безутешным отцом (Сергей Гармаш) последней убитой девочки, герой отправляется на службу и быстро ловит еще одного самозванца (Юрий Ицков), который несет совсем уже белогорячечную чушь, завершая монолог воплем: «Я не никто! Я кто!» Следователь с негодованием отвергает имитатора, однако красавица полковник со змеиным шипением отстраняет его от расследования и делает победоносное заявление для прессы, стоя перед фотографами на мраморных ступеньках в кашемировом пальто,— выглядит очень круто, совсем как в заграничном кино. Отстраненный (во всех смыслах) герой Гуськова, давно подозревавший, что маньяк приезжает в Петербург на гастроли, берет под мышку папку с протоколами и самовольно едет проводить частное расследование в сибирский Светлогорск, где когда-то случился первый эпизод по делу. Там он встречает еще одного обезумевшего от горя отца (Андрей Смоляков) и лишенную строгих правил сестру покойной девочки (Екатерина Вилкова), за которой ухаживает вся местная милиция в количестве двух человек (Алексей Горбунов и Артур Смольянинов), да и следователь вскоре решает не выделяться на общем фоне и тоже поддается ее чарам.

Не зная точно, из чего и каким образом на экране получается страх, режиссер и автор сценария Андрей Либенсон заставляет своих персонажей все время о нем разговаривать, то и дело вставляя в диалоги реплики типа «У каждого свой кошмар» или «Весь город страхом пророс». «А чего боятся люди — болезней, одиночества, смерти»,— обстоятельно разъясняет нашедший убитую девочку персонаж по фамилии Страхов (Александр Тютрюмов), один из подставных псевдоманьяков, которых авторы фильма пытаются подсунуть зрителю, чтобы он немножко помучился неизвестностью и погадал: «Тот или этот? Может, отец девочки, а может, не приведи господь, и сам следователь?» Неизвестность эта, однако, мучит скорее скукой, чем страхом, который авторы справедливо считают самым сильным человеческим чувством, сопоставимым разве что с кайфом от способности внушать страх. Этим ощущением власти над людьми и руководствуется убийца, вполне вменяемый в общем и целом, просто наслаждающийся тем, что каждую среду весь Питер трясется в ожидании его визита, однако авторам фильма «Тот, кто гасит свет» это удовольствие напугать публику пока оказалось недоступно.

Читайте также:  Как сделать адаптивный свет фар

Источник

Рецензия на фильм «Тот, кто гасит свет»

В триллере «Тот, кто гасит свет» маньяк, убивающий девочек, бесчинствует в Питере, а искать его измученным следователям приходится в провинции.

Трейлер

Усталый следователь не должен, раздевшись и помывшись, как человек лечь спать в свою постель на хрустящие простыни. Он обязан забыться тревожным сном за письменным столом. Хрустеть у него должны только кости, разминаемые после неудобного лежания щекой на следственных материалах. По стенам у него должно быть развешено то, что нельзя было подложить под щеку по морально-этическим соображениям. Вы это где-то видели уже?

Кадр из фильма «Тот, кто гасит свет»

«Тот, кто гасит свет» (2008) – очередная честная попытка пересадить ядовито-плодоносный триллер на наш суглинок. На этот раз решили обойтись без экспериментов и привить самую типовую историю, но с родными лицами Гуськова-Гармаша-Горбунова и проч. в морозно-снежном пейзаже.

Неуловимый маньяк по средам убивает в Питере маленьких девочек, отрубает им руки-ноги, счет в маньякову пользу все увеличивается, честный следователь, капитан Моисеев (Гуськов) уже сходит с ума от бессилия. Поскольку душегуб пойман примерно на восьмой минуте фильма, ясно, что это имитатор. Полковник (Редникова да, да, Редникова), присланный подбодрить подчиненных, слышать не хочет о продолжении дела и, мрачно потирая явно зловещего происхождения шрам на белой груди, отмечает: «Страх всему государь». Но след ведет в провинциальный Светлогорск, где было совершено первое убийство серийщика. Моисеев на свой страх и риск едет разбираться туда один.

В провинциальном городке, красивом своей величественной дамбой, северной стылостью и общей обаятельной разрухой, от чести быть родиной маньяка отпираются как могут. Власть там в руках главного милиционера, который, кажется, навел порядок весьма сомнительными средствами. При этом воду расследования мутят все, кому не лень – папа убитой девочки, ее старшая сестра (счастливая обладательница внешности актрисы Вилковой), заезжий из Питера художник, по невероятному стечению обстоятельств рисующий портреты маленьких девочек, местный следователь (обладатель внешности крашенного в соломенного блондина актера Артура Смольянинова).

Кадр из фильма «Тот, кто гасит свет»

Да мутят, считай, все, потому что наш кинематограф объявил на провинцию какую-то, ей-богу, облаву. Самые гнусные типажи высовывают тревожные рыла из провинциальной действительности – уклончивые истеричные пьяницы, святые блудницы, какие-то вечные бабки с мистическим налетом, надуто-харизматичные бандиты или наоборот – столпы города. Все готовы начать учить жизни столичных пижонов, и с пол-оборота начинают демонстрировать душевные бездны. Зачем так? – спросит зритель. Ну как зачем – можем ответить мы. Это и есть наш суглинок. Неразменный пятак нашего жанрового кинематографа, наше серьезное отличие. Если действие жанрового фильма происходит в столичных Москве-Питере, то все совсем скисает. И непонятно тогда, зачем смотреть собственно русское.

Жанр у нас, как известно, прорастает очень трудно, особенно этот, страшный. И вовсе, конечно, не потому, что и так у нас все страшно, это все старомодные отговорки. Может быть, потому что в типовом триллере или детективе, как ни цинично это звучит, все должно происходить энергично, слаженно и убедительно. Пытались и создатели фильма «Тот, кто гасит свет», подтянув серьезную мужскую харизму Гуськова и Горбунова и тягучую провинциальную жуть.

Читайте также:  Как правильно снимать при солнечном свете

Энергично. Слаженно. Убедительно. Ну сами посудите – разве этим мы тут сильны?

Источник

Тот, кто гасит свет

В фильме Андрея Либенсона голливудские жанровые конструкции обрастают родным бытом и обретают пугающую убедительность

Вот вам образцовое кино эпохи стабильности. Никаких неопределенностей. Маньяк, убивающий девочек, — плохой человек, редиска. Сыщик, бегающий за маньяком, — хороший человек, герой труда. Моя милиция меня бережет, а добро с кулаками врезает что есть силы злу, чтобы не пролилась ненароком слезинка ребенка. Это вам не «Груз 200», где и садист и его жертвы равно отвратительны.

Это не ирония. Стабильный климат действительно способствует процветанию жанрового кино, а «Тот, кто гасит свет» очень достойный образец жанра. Это нормальный такой, выражаясь в стиле Сорокина, голливудский триллер. Причем — что бывает пока еще редко — жанровая конструкция не торчит перпендикулярно нашей жизни и не подминает под себя быт, а вполне успешно встраивается в странное существование в заснеженной стране, где каждую среду пропадают маленькие девочки, а потом пропадают их уголовные дела, и нет ни правых, ни виноватых в снежных сумерках и безнадежной дали от закона, порядка, цивилизации и Голливудских холмов.

«Тот, кто гасит свет» не поразит вас какими-то из ряда вон выходящими достижениями, это просто нормальное, хорошо сделанное кино. Стандарт, вполне качественный. То, чего, собственно, нам и не хватало последние двадцать лет. За истекший период времени мы успели насмотреться всяческого страшного трэша на сто лет вперед. Время от времени в куче трэша отыскивался шедевр типа «Тельца» или «Хрусталев, машину!». А вот среднего, нормального кино не было. Советский стандарт был утерян, русский — еще не выработан. Такие фильмы, как картина Либенсона, этот стандарт создают.

Сильные стороны у русского киностандарта те же, что и у советского, — качественная операторская работа и актеры. «Тот, кто гасит свет» снят вкусно, со всем ассортиментом красот севернорусской природы. Тьма сжирает пространство на зимних питерских улицах. Свинцовое небо опускается на застывшую реку. Снег гримирует уродство фабричных труб и обшарпанных домов в крошечном городке Солнечногорск, куда приезжает питерский следак в поисках маньяка. В «Городе солнца» он будет искать убийцу, а город приглядится к нему и заподозрит убийцу в нем. Тогда он будет метаться по слепяще-белому снегу в своем длинном черном пальто — идеальная мишень, промахнуться просто невозможно.

Алексей Гуськов в роли сыщика показывает хороший, давно забытый класс фирменной славянской игры — всё на полутонах, всё на оттенках, каждый нерв играет, выражение меняется неуловимо. Хороший он, плохой или злой — непонятно, а может, он-то и душит по средам маленьких девочек? Сергей Гармаш в небольшой роли отца, чья дочь погибла от рук маньяка, доказывает, что наш артист не нуждается в компьютерной графике и сам производит небольшие спецэффекты. Чтобы передать сильное горе, Гармаш стискивает челюсти и двигает желваками. В результате у него на крупном плане заметно шевелятся уши. Выглядит это очень трагично. Де Ниро небось так не смог бы. Ему шевеление ушей пришлось бы на компьютере пририсовывать.

Слабые места русского стандарта — провисающий временами ритм и неуклюжие повороты сюжета. Воля ваша, но снимать все подозрения с персонажа одной репликой «А у него алиби есть» как-то неубедительно. Когда же выясняется, наконец, личность маньяка, на душе становится совсем кисло. Наша автор написала недавно вдохновенную колонку о безвредности спойлеров, но к такому детективу, как «Тот, кто гасит свет», это не относится. Не будем уж выдавать, кто тут убийца. С вас достаточно будет и унылого разочарования, когда авторы наконец раскроют карты.

Читайте также:  Как можно определить стороны света лесу

Источник

Тот, кто гасит свет

составлен из 5
отзывов с оценкой

составлен по 4
рецензиям критиков

Описание фильма Тот, кто гасит свет (2008)

История фильма Тот, кто гасит свет начинается в Петербурге, где несколько недель орудует серийный убийца: каждую среду он душит молодых девочек. Жестокость, с которой маньяк расправляется с жертвами, погружает город в панику. Родители не отпускают детей на улицу, пресса нагнетает истерию и критикует спецслужбы за неспособность поймать маньяка. Капитан Петр Моисеев расследует дело и оказывается в городе Светлогорске. Ему предстоит разгадать тайну происходящего вокруг и вычислить маньяка, а тем временем все ближе очередная среда.

Трейлер

Зрительские отзывы

Оставить отзыв

Отзывы критиков (анонсы рецензий)

Что отличает хороший детектив от плохого? Непредсказуемость. Детский восторг от того, что полтора часа тебя водили за нос, вроде бы и давая ключики к верной разгадке, но при этом мягко подталкивая к неправильным выводам. Удовольствие от обманок, когда уже сформировавшийся в голове обвинительный пакт оказывается ошибкой, и увлекательную головоломку опять приходится разгадывать сначала. Всего этого у Либенсона с избытком, в обрамлении воспаленной атмосферы «Бессонницы» и нервно дышащего монтажа. Тропки неожиданно сплетающихся в единый клубок сюжетных линий, отчаяние и одержимость, странное ощущение сна наяву, когда все вдруг начинает источать угрозу — и уже не следователь Моисеев, а ты сам лезешь в ледяную прорубь, цепляясь за последнюю надежду. Кино это, как живой организм, заключает в свои объятия и не думает отпускать до финальных титров.

Жанр у нас, как известно, прорастает очень трудно, особенно этот, страшный. И вовсе, конечно, не потому, что и так у нас все страшно, это все старомодные отговорки. Может быть, потому что в типовом триллере или детективе, как ни цинично это звучит, все должно происходить энергично, слаженно и убедительно. Пытались и создатели фильма «Тот, кто гасит свет», подтянув серьезную мужскую харизму Гуськова и Горбунова и тягучую провинциальную жуть. Энергично. Слаженно. Убедительно. Ну сами посудите — разве этим мы тут сильны?

Начать хотя бы с кастинга — добрейшее лицо Гуськова органично смотрелось бы в деле о хищениях из бакалеи, но в жанровом упражнении про расчлененных девочек… Это уже эстетский выверт в духе Брюно Дюмона! Получается занятно, тем более что на фоне нестройного хора певцов тяжелой русской доли режиссер, который не собирается учить нас хорошему и вечному, а просто, хоть и не всегда удачно, решает какие-то формалистические задачи, выглядит очень достойно. Дикий, но симпатичный финал, в котором два сотрудника ОВД разыгрывают в проруби «Смерть среди айсбергов», окончательно расставляет акценты — перед нами чистейший пример «русского Болливуда».

Художественный прием у Либенсона один — истерическое чередование планов разной крупности, когда фрагменты слов и движений как бы скрадываются — и в этих вырезанных кусочках пленки, судя по всему, и скрылся «первый русский триллер о маньяке». К середине картина окончательно превращается в собственный трейлер, и понять, что и почему там происходит, можно разве что по глазам актера Гуськова — в них профессионально отражается набор вечных вопросов; не столько, впрочем, «Кто виноват?», сколько «Когда уже пойдем обедать?»

Источник