Меню

Свет невечерний воссиявший с высоты



Свет Невечерний

Богослужение Христовой Церкви, пришедшей на смену Церкви Ветхозаветной, восприняло лучшие элементы иудейского богопочитания, в частности освящение начала и конца дня общественной молитвой. О песнопениях, с древности сопровождающих восход и закат солнца, рассказывает ведущий рубрики диакон Михаил АСМУС.

Библия как словарь для молитв

Источником творчества христианских гимнографов испокон веков было Священное Писание. Так, началом древнейшего утреннего песнопения — «Великого славословия», сохранившегося как на греческом Востоке, так и на латинском Западе, стала ангельская песнь, огласившая вифлеемское небо в ночь Рождества Христова: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение («среди людей — доброжелательность», Лк. 2, 14). За ангельской песнью следуют всевозможные хвалебные глаголы, также заимствованные из библейского словаря, в которых выражается почитание Бога: хвалим Тя, благословим Тя (буквально «говорим о Тебе хорошо»), кланяем Ти ся, славословим Тя, благодарим Тя. В этих словах нет ничего собственно авторского: искусство составителя этого гимна — в тематическом распределении известных библейских выражений о Святой Троице и о Христе.

В «Великом славословии» обосновывается сама возможность обращаться с молитвой прямо ко Христу: Господи, Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь («Сын Бога Отца»), Вземляй («Берущий на Себя») грех мира, помилуй нас; Вземляй грехи мира, приими молитву нашу; Седяй («Сидящий») одесную Отца, помилуй нас: яко Ты еси един — свят, Ты еси един — Господь Иисус Христос во славу Бога Отца. Аминь. А ведь еще в середине III века не все христианские учители были уверены в допустимости такой молитвы, беря за образец обращение к Отцу в молитве «Отче наш» (Ориген Александрийский «О молитве»), а вплоть до самого IV века прославление Святой Троицы звучало: Слава Отцу чрез Сына во Святом Духе.

По уставу Православной Церкви Великое славословие исполняется ближе к концу утрени, после возгласа: Слава Тебе, показавшему нам свет, и тем самым приурочено к восходу солнца. Правда, в самом тексте славословия мы не встретим прямых указаний на время суток; использование этого песнопения как утреннего — дань традиции, восходящей к первым векам христианства.

Тихий — Милостивый — Радующий

Одно из самых прекрасных, запоминающихся даже новичку песнопений — «Свете Тихий», центральный текст византийской вечерни. О древности этого гимна говорит его неоднородное строение: из трех строф, его составляющих, первая и третья посвящены Христу, а вторая — наподобие припева — Святой Троице. Более поздняя традиция предполагает единство молитвенного обращения. На этот самый припев: поем Отца, Сына и Святаго Духа, Бога… ссылается и свт. Василий Великий ( IV век) для доказательства Божественного достоинства Святого Духа.

В отличие от Великого славословия, в гимне «Свете Тихий» есть прямое указание на время дня: пришедше на запад солнца («дожив до солнечного заката»), видевше свет вечерний… Причем это указание порождает дивный по красоте и силе образ Христа — тихого Сияния святой славы Небесного Отца. Словом тихий здесь передается богатое значениями греческое прилагательное иларос, имеющее тот же корень, что и в слове илеос — «мягкий, милостивый». Светом тихим, т. е. «мягким, щадящим, радующим глаз», Христос называется по аналогии со светом закатного солнца и по противопоставлению с нестерпимо ярким, иссушающим светом солнца полуденного. Действительно, Начальник и Совершитель нашей веры, даже на Кресте продолжавший нас учить любви к своим врагам, есть Бог всепрощения и милости, а не гнева и всепожирающей ярости, как какой-нибудь языческий Ярило.

Такой Бог, действительно, достоин во вся времена пет быти гласы преподобными (т. е. «достоин постоянного воспевания, выраженного святыми словами»), как говорится в последней строфе вечернего гимна. Воспевая Христа такими гласы преподобными, православная гимнография парадоксальным образом совмещает, казалось бы, несовместимые определения: Солнцем правды и Востоком с высоты называется пришедший в мир Богомладенец (рождественский тропарь); закатному свету вечернему уподобляется Бог любви и Податель жизни («Свете Тихий»); наконец, Светом Невечерним, т. е. «незаходящим, немеркнущим», именуется Христос — Творец и вечный Владыка всего мироздания (ирмос 5 песни канона Сретению).

Источник

Свет невечерний воссиявший с высоты

Текст песни Ансамбль — 13 Свет невечерний

Свет невечерний, воссиявший с высоты, * Солнце любви святой, Все сердца согреешь Ты! * Логос Божественный, пришедший во плоти, * Божий Святой Ковчег, снисшедший нас спасти.

Путь в Божье Царство нам любовью освети: * Кроме Тебя, Христе, нет иного нам пути. * Сердце надеждою нам укрепи, Христе, * Дай посох веры в путь, Распятый на кресте.

Читайте также:  Как сделать свет сквозь

Манна небесная, с неба сшедший * Хлеб Живой, Кровью Своей Святой прегрешения омой. * Пусть в сердце льётся вновь Дух Твой рекою: * Сладостно пребывать вечно с Тобою!

Перевод песни Ансамбль — 13 Свет невечерний

(Перевод текста песни Ансамбль — 13 Свет невечерний на английский #english version, на английском языке)

Light невечерний, Shine forth from a height, * the Sun of love of the Holy, All the hearts of the weather You! * Logos Divine, come in the flesh, * of God the Holy Ark, снисшедший save us.

The path into the Kingdom of God we love light of: * Except in Thee, o Christ, there is no other us the way. * Heart hope we strengthen, Christ, * Give staff of the faith in a way, Crucified on the cross.

The manna from heaven, from heaven came down * the Living Bread, the Blood of His Holy sins wash. * Let in the heart pours again the Spirit of Thy river: * Pleasant stay forever with You!

Не знаете кто поет песню 13 Свет невечерний? Ответ прост, это Ансамбль. Найти слова к музыке, текст песни и иногда даже аккорды здесь не сложно, обычно чтобы найти песню по словам, нужно ввести в поиске пару слов из песни и нажать кнопку поиск. Можете теперь использовать текст и слова этой песни в караоке или просто подпевать, включив свой mp3 плеер. Не нужно пытатся перевести песню на русский или английский язык, перевод песни Ансамбль — 13 Свет невечерний уже есть на текстпесни2.ру, а скачать текст песни т.е lyrics можно выделив его мышкой.
Просмотров за все время у Ансамбль — 13 Свет невечерний: [68]

Источник

ОТ АВТОРА

В этом «собранье пестрых глав» [1] мне хотелось выявить в философствовании или воплотить в умозрении религиозные созерцания, связанные с жизнью в Православии. Такая задача хотя и подавляет непомерностью, но и овладевает душой с неотступностью. И подобный замысел не ограничивается литературой, им предполагается и творческий акт духовной жизни: книга, но уже и не книга, не только книга! Лишь краем души касаемся мы жизни Церкви, отягченные грехом, затемненные «психологизмом», но даже и из таких касаний почерпаем силу, которая живит и оплодотворяет творчество. В свете религиозного опыта, как ни скудна его мера, зрится и оценивается «мир сей» с его тревогами и вопрошаниями.

Господи!
Путь наш меж камней и терний,
Путь наш во мраке.
Ты, Свет Невечерний, Нас осияй!

(А. С. Хомяков. Вечерняя песня [2] )

Скудно взыскуется и слабо брезжит в душе этот свет через темное облако греха и смятенности, труден путь чрез современность к Православию и обратно. Однако от всякой ли можно освободиться трудности и должно освобождаться? Сколь ни страстно жажду я великой простоты, белого ее луча, но отрицаюсь столь же лживого, самообманного упрощения, этого бегства от духовной судьбы, от своего исторического креста. И лишь как искатель религиозного единства жизни, взыскуемого, но не обретенного, выступаю я в этой книге. Пусть духовное существо современности изъязвлено проблемами и источено сомнениями, но и в ее сердце не оскудевает вера, светит надежда. И мнится, что в мучительной сложности этой таится своя религиозная возможность, дана особая задача, свойственная историческому возрасту, и вся наша проблематика с ее предчувствиями и предвестиями есть тень, отбрасываемая Грядущим [3] . Осознать себя со своей исторической плотью в Православии и чрез Православие, постигнуть его вековечную истину чрез призму современности, а эту последнюю увидать в его свете — такова жгучая, неустранимая потребность, которая ощутилась явно с 19 века, и чем дальше, тем становится острее [4] .

Руководящие идеи этого философствования объединяются не в «системе», но в некоторой сизигии [5] , органической сочлененности, симфони ческой связанности. От такого философско-художественного замысла требуется, с одной стороны, верность и точность саморефлексии в характеристике религиозного опыта, при выявлении «мифа», а с другой — нахождение соответственной формы, достаточно гибкой и емкой для его раскрытия. Но и при наличии этих условий остаются нелегко уловимы внутренние ритмы мысли, ее мелодический рисунок и контрапункт, характер отдельных частей композиции: философское искусство принадлежит к числу наименее доступных. Это приходится сказать даже о Пла­тоне, явившем недосягаемые образцы философской поэзии в своих диалогах, где не столько доказуется истина, сколько показуется ее рождение. Конечно, такое искусство не есть лишь неотъемлемая принадлежность одной философской музы Платона, оно вообще связано с определенным стилем философствования. Такого стиля инстинктивно и сознательно ищет и русская религиозная философия, и для нее это искание диктуется не притязательностью, но внутреннею необходимостью, своего рода музыкальным императивом.

Читайте также:  Подключение патрона для света

В связи с общим замыслом чисто исследовательская часть в изложении сведена к минимуму: автор сознательно отказывается от стремления к исчерпывающей полноте библиографического и ученого аппарата. Внимание читателя привлекается лишь к таким страницам истории мысли, которые имеют прямое значение для более отчетливого выявления собственных идей автора (хотя, конечно, при этом и прилагается забота, чтобы при эпизодическом изложении не было существенных пробелов). В интересах четкости и стройности изложения в книге введено два шрифта, причем историко-литературные экскурсы и сопоставления напечатаны более мелко и могут быть даже опускаемы при чтении без разрыва целостной ткани мысли.

Книга эта писалась медленно и с большими перерывами (в течение 1911—1916 годов), а заканчивалась она уже под громы мировой войны. Для гуманистического мировоззрения, победно утвердившегося в «новое время», война эта поистине явилась духовной катастрофой, неожиданной и опустошительной. Она разбила обветшавшие скрижали и опрокинула общечтимые идолы. Напротив, в религиозном мироощущении катастрофа эта внутренне предугадывалась, как надвигающаяся вместе с созреванием исторической жатвы. Во всяком случае, последние события нас не заставили ни в чем существенном пересмотреть или изменить основные линии мировоззрения, верований, устремлений, отразившихся в этой книге, они даже придали им еще большую определенность и трагический пафос. Грандиозность происходящего не вмешается в непосредственное сознание участников, а катастрофическому чувству жизни упрямо (и по-своему даже правомерно) противится обыденное, «дневное» сознание с его привязанностью к «месту» [6] . Лишь насколько нам удается в религиозном созерцании подняться выше своей эмпирической ограниченности и слабости, мы ощущаем наступление великих канунов, приближение исторических свершений. «Когда ветви смоковницы становятся мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето» (Мф. 24:32). Историческое время оплотнилось, и темп событий становится все стремительнее. Не по внешним знамениям, но по звездам, восходящим на небе духовном, внутренним зрением нужно ориентироваться в этой сгущающейся тьме, прорезаемой зловещими молниями. И если может показаться иным, что неуместно во время всеобщего землетрясения такими «отвлсченностями», то нам, наоборот, представляется обострение предельных вопросов религиозного сознания как бы духовной мобилизацией для войны в высшей, духовной области, где подготовляются, а в значительной мере и предрешаются внешние события. В частности, давно уже назревало и то столкновение германства с православно-русским миром, которое внешне проявилось ныне, не теперь только началась война духовная. С германского запада к нам давно тянет суховей, принося иссушающий песок, затягивая пепельной пеленою русскую душу, повреждая ее нормальный рост. Эта тяга, став ощутительной с тех пор, как Петр прорубил свое окно в Германию [7] , к началу этого века сделалась угрожающей. И, конечно, существеннее было здесь не внешнее «засилие» Германии, но духовное ее влияние, для которого определяющим стало своеобразное преломление христианства через призму германского духа. Это — арианское монофизитство [8] , все утончающееся и принимающее разные формы: «имманентизма» [9] и «монизма» — от протестантства до социалистического человекобожия [10] . И для сознательного противления нужно прежде всего познать и понять угрожающую стихию, столь многоликую и творчески могучую. Лютер, Бауэр, А. Ричль, Гарнак, Эккегарт, Я. Беме, Р. Штейнер; Кант с эпигонами [11] , Фихте, Гегель, Гартман; Геккель, Фейербах, К. Маркс, Чемберлен — все эти столь далеко расходящиеся между собою струи германства в «имманентизме», однако, имеют общую религиозную основу. Столь слабо ощущается в нем расстояние между Творцом и творением, что он роковым образом приближается к миро- и человекобожию разных оттенков и проявлений. Но все это в то же время есть не что иное, как многоликое хлыстовство [12] западного типа, религиозно-соотносительное, а до известной степени и эквивалентное в тоносе [13] своем нашему русскому хлыстовству. Последнее же представляет собой всегда подстерегающий соблазн православия и в этом смысле как бы нормальный от него уклон в сторону мистического человекобожия, «христовства», т. е. тоже монофизитства. Если западное, германское хлыстовство зарождается и культивируется в дневном сознании и потому вообще страждет интеллектуализмом, то русское хлыстовство гнездится в ночном подсознании, его стихия враждебна рассудочности, — чужда интеллектуализма: в нем открывается глубина хаоса, первобездна, издревле ведомая Востоку. И таинственно перекликаются столь несходные и, однако, религиозно созвучные голоса: тезис и антитезис хлыстовства.

Читайте также:  Недостаток естественного света относится

Хлыстовство соблазняется божественностью мира и человека: антропология подменяется антрополатрией [14] , молитва — радением или медитацией, око веры — интеллектом, таинство — экстазом, религия мистикой. И однако здесь есть диалектически оправданная ступень религиозного самознания, хотя задерживаться и утверждаться только на ней — значит впадать в религиозную реакцию, в которой сгущаются мистические сумерки. В них же подготовляется и назревает предельное явление хлыста-человекобога, имеющего вступить в открытое соперничество с Бого-человеком: уже слышится понемногу эта «музыка будущею» [15] . Но тем с большей решительностью притязаниям «гнозиса» [16] , нисколько он хочет заместить собой триединство веры, надежды и любви, должно противопоставляться смирение верующей любви, которая одна «никогда не престанет, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13:8).

И однако пантеистическая правда «имманентизма» не должна быть просто отринута. Православие не в том, чтобы отрицать мир в его подлинности, но в том, чтобы делать центром человечности обращенное к Богу, молитвенно пламенеющее сердце, а не автономное мышление и не самоутверждающуюся волю: вне этого центра и мир перестает быть космосом, творением и откровением Божиим, но становится орудием для искусителя, обольщающим кумиром. Мироотрицание, с которым связано нечувствие истории, к сожалению, вообще легко вкрадывается в православное сознание, образуя в нем тоже свой уклон к монофизитст-ву («трансцендентизму» [17] ) или приближая его к дуализму манихейства (богумильство [18] ). Именно наличностью такого уклона диалектически и оправдывается его антитезис — «имманентизм». Соединить же правду того и другого, Найти не «синтез», но жизненное единство, в живом опыте познать Бога в мире, а мир в Боге — это предельная задача религиозного сознания, поставленная его историей. Но ранее нового откровения рождается взыскующий его новый человек, его творчество есть воля к этому откровению. Не должны быть закрываемы пути этого творчества, и, однако, должно быть аскетически блюдомо послушание веры, святоотеческое православие. Возможно ли? не раскалывается ли этим наш дух? не обрекается ли на безысходную хилость, раздвоенность, гамлетизм? не есть ли это просто нерешительность, стояние на перепутье? У нас нет своего ответа на эти укоры, он и не может быть дан человеческими силами, но невозможное человеку возможно для Бога. Вера и надежда говорят нам о чуде, т. е. о новом откровении, о творческом акте Бога в человеке. И напряженные вперяем взоры в обставшую мглу. Все чернее ложатся тени, обуевая сирые, немощные души; глубже бороздят трещины иссыхающую землю; все явнее уходит Церковь с исторического горизонта в пески пустыни. Но тем исступленнее рвется из сердца стенающий вопль: ей, гряди! повели волнению, помоги утопающим! Не нам, не нам, но Имени Твоему дай славу! И ответно слышатся сердцу обеты неложные, и «восклоняются» главы склоненные. Пусть же и эти страницы, тусклая запись о великих предвестиях, подобно письму в засмоленной бутылке, брошены будут в свирепеющую пучину истории. Лично для автора эта книга представляет собой род духовной автобиографии или исповеди. Она является обобщающим постижением, как бы итогом всего мною пройденного, столь ломаного и сложного — слишком сложного! — духовного пути, я в ней благодарно его озираю. В жизни час вечереющий на небосклоне духовном тихо восходит «звезда светлая и утренняя», и дальний доносится благовест из храма Света Незаходимого. Но зноем палящим томит еще день, круто подъемлется в гору кремнистая стезя, трудный видится путь впереди.

В декабре 1916 года. Москва

[1] Цитата из Посвящения к «Евгению Онегину» А. С. Пушкина.

[2] Стихотворение А. С. Хомякова «Вечерняя песня» (1853), по словам С. Н. Булгакова стало для всей его книги «своего рода музыкальным императивом . Стихотворение пронизано чувством просветленной скорби по умершей в нача­ле 1852 г жене А. С. Хомякова и, может быть, поэтому оказалось особенно созвучным настроению Булгакова, пережившего в 1909 г. смерть сына. По этой причине здесь уместно привести стихотворение Хомякова полностью:

Источник

Adblock
detector