Меню

Свет наши звучат голоса свет не одиноки сердца зажигаем свет



Свет наши звучат голоса свет не одиноки сердца зажигаем свет

Уважаемые авторы!
Приглашаем Вас на голосование в конкурсе
» Фонари»
Комментарии и оценки (от 1 до 5) Вы будете присылать в личку Максиму https://poembook.ru/169395195
с указанием № конкурсного стихотворения стихотворения.

№ 1.
ПРИХОДИ ТЫ КО МНЕ НА СВИДАНИЕ

Приходи ты ко мне на свидание,
Буду ждать я до самой зари,
Ночь развесила звездочки ранние,
И уплыли в туман фонари…
Приходи, заблудилась, наверное
В нашей жизни с тобою весна.
В душу льётся печаль соловьиная,
Мне сегодня совсем не до сна.
Буду ждать я тебя за околицей,
Где на речку ложится туман,
Рожь в полях золотистая клонится,
Нежных чувств набегает волна.
Так люблю твои речи красивые,
Глубину твоих ласковых глаз,
И в объятьях твоих я, счастливая,
Забываю про всё каждый раз.
Приходи, не томи ожиданием,
Пусть уйдёт одиночество прочь,
И укроет нас теплым дыханием
Эта летняя лунная ночь.

Есть в звездном, необъятном мире, Такие дальние места Где наши звезды, фонари,
Для освещенья витража,

Где наше Солнце, это мячик, В ряду заполненных корзин, А вся Вселенная и Космос-Фрагменты незаконченных картин,

Где их Художник, скрытый бездной, В узоры сводит воедин. И в замыслы, его святые,
Не может вникнуть ни один.

Пред нами Космос необъятный, Мы для него, мазок кисти, Что создает, увы, не знаем,
Мы лишь любуемся одни,

Когда с хвостом, метеориты, Летают в поле зрения Земли, Нам кажется, что это звезды,
Сверкают ярко, как огни,

А ведь возможно это взмах, Кисти Художника, который Творит невидимый, в тени,
Его картина мирозданья, Еще не создана, навек, И в нем посильное участье,
Возможно примет Человек!

№ 3.
«Фонарики» — начальники,
Народ весь деловой,
С портфельчиком молчальники
И люди с головой!

И верят, что поставлены
На пост дурить народ,
А их бы – только славили,
Работа — без хлопот!

Энергию «светильникам»
Вдруг – раз! и перекрыть,
Потом и подзатыльником
Иных благодарить!

А мы всё удивляемся,
Плетёмся в темноте,
И меж собой бодаемся
И гибнем в немоте.

№ 4.
У вечно запертых дверей

Был лучший вечер
в эту осень
тонуло небо в серебре
равнин прихваченная проседь
в золототканом октябре
пылала в этот лучший вечер
Я в тихом городе, одна –
и надо мной попала в сети
к простуженным ветвям луна
а я попала в сети к свету
витрин, реклам, и фонарей
совсем одна на белом свете
у вечно запертых дверей
И в этот тихий лучший вечер
в осеннем городе, одна
иду своей тоске на встречу
а надо мной в плену луна
галактик блеск, витрин реклама,
и свет холодных фонарей —
всё тонет в скучной психодраме
у вечно запертых дверей.

№ 5
Зимнее. Блок-страдания.

Ночь. Улица. Фонарь под глазом.
Зима. Безлунье. Гололёд.
Синяк. Бо-бо в районе таза.
Зачем я вышел, идиот?!

Сидел бы дома смирно с Зинкой, —
Так нет же, — тянет в магазин
За окаянной четвертинкой!
Зачем дала ты деньги, Зин?

И вот итог — ушиблен копчик,
Фонарь под глазом в искрах брызг.
Обида горько в горле ропщет —
Разбита четвертинка вдрызг!

Судьба-индейка ржёт, зараза,
И скалит зубы чёрный кот!
Ночь. Улица. Фонарь под глазом.
Костыль. Аптека. Идиот.

№ 6.
фонарик зажегся на улице,
а снег все идет, не кончается
и я, словно мокрая курица,
плетусь.
и душа разрывается.

и в раны открытые капает
печаль обреченного города,
за нервы, бесстыжая, лапает
и рвет их.
без прав и без повода

и грустью глаза обесцвечены,
но сердце стучит — издевается.
я грустью насквозь искалечена
и, кажется, мне это нравится.

фонарик зажегся на улице
и светит — мой путь озаряет.
плетусь
куском сваренной курицы,
а город берет и глотает.

№ 7.
Фонари, что стоят вдоль дороги,
Как солдаты в едином строю,
Фонари — cловно добрые боги
Освещают округу мою.

Фонари, как сердечные люди,
Каждый — душу имеет свою,
И тоскуют о сказочном чуде,
И мечтают услышать: «Люблю».

Смотрят гордо, торжественно, ярко,
Дарят светом родной квартал,
Не желают за службу подарков,
И не рвуться на пьедестал.

Потихоньку пытаются грезить
В суматохе дневного света,
Отдыхая от тягостной ночи,
Но сказать хочу не об этом.

Я ценю их, не ищущих выгод,
И жалею, ведь горестно жить.
Без наличия права на выбор,
Где, кому и когда светить.

Читайте также:  Определение сторон света по ели

Ночь. Окно. Фонарь. Луна.
Небо. Звезды. Тишина.
Холодно. Далеко. Пустота.
Грусть. Одиночество. Маета.
Комната. Никого. Монитор.
Вдруг. Неожиданно. Разговор.

Время. Дорога. Встреча. Глаза.
Радость. Улыбка. Счастье. Слеза.
Руки. Губы. Робость. Испуг.
Ветер. Яблоки. Дождь. А вдруг?
Вопрос. Ответ. Вопрос. Отчаянье.
Слова. Слова. Слова. Признание.

Недоумение. Неверие. Удивление.
Тревога. Вспышка. Взрыв. Озарение.
Мечта. Надежда. Вера. Года.
Разлука. Ниточка. Навсегда.

Лунный свет тёмной ночью погас,
Но опять светят нам до зари,
Провожая по улицам нас,
Как ночные друзья – фонари.

Мы идём мимо спящих домов:
Расставаться желания нет.
Сторожа царства призрачных снов
Дарят нам свой рассеянный свет.

Прикоснусь я ладонью к щеке
И обдаст нас горячей волной.
А фонарь где-то там вдалеке
Засияет нам жёлтой луной

Ночью воздух прохладен и тих,
Хорошо, хоть поэму твори.
В эту ночь лишь для нас, для двоих
Городские горят фонари.

Душа металась в сумерках любви,
Там все разбиты были фонари.
Подранком билась в странное окно,
Где тусклый свет свечи плясал давно.

То не маяк для раненной Души
И не капкан, расставленный в тиши:
Горел надежды слабый огонёк,
И он к себе несчастную привлёк.

По стенам плыли тени-корабли:
Останки тех, что так и не смогли
Любовь найти, а с ней и счастья Свет…
Им не хватило сил, а может, лет…

И с болью в щель протиснулась Душа,
Схватив почти огарок, не дыша;
Она фонарь зажгла, затем другой…
И таял сумрак, смешанный с тоской.
***
Горели снова ярко фонари,
Надежду бережно хранившие внутри.

Под шелестом осеннего дождя,
Ногой, сырые листья вороша,
Скитается, уюта не найдя,
По серым, мокрым улицам душа.
И в жёлтом свете влажных фонарей
(Они уныло смотрят и молчат),
Не замечая душу, поскорей
Проходим мы, набойками стуча.
Устала в одиночестве бродить.
Забыла зонтик, где-то там в углу,
Вздохнула: «Что-то сегодня знобит,
Сейчас бы в кресло, поближе к огню».
Присев на мокрую лавку слегка,
Задумалась под тусклым фонарём
Была когда-то быстра и бойка,
Фантазёркой была и бунтарём.
Веселилась от всей своей души,
И не было мрачных, тягостных дней,
А может, память сейчас ворошить,
Не стоило бы на сырой скамье?
А дождь, по памяти и по душе,
(откуда столько воды набралось?)
Бьёт каплями крупными, как драже,
Эту душу пробивая насквозь.
Укутавшись в воспоминаний плед,
Пригрелась душа на мокрой скамье,
А когда наступил сырой рассвет,
Она тихо ушла в небытие.
Я видел, душу ту на руки взяв,
Два Ангела Божьих взмывали ввысь,
Подумал:- «Кто-то душу свою потерял,
Эй, человек без души, отзовись!…

№ 12
Мандариновый фонарь (для сына)

Снова пахнет мандаринками хрусткий новогодний снег.
Из оранжевых фонариков я хочу собрать букет.
Похрустеть по снегу валенком и прищуриться слегка.
И тогда от глаз к фонарикам побегут два огонька.
Мандаринкой пахнет улица, и ладошка , и карман.
Это сказки предвкушение, а не байка и обман.
Подожду ее , вечернюю, под замерзшим фонарём.
Пусть он светит своим сказочным мандариновым огнём!

Метель метёт, и заметает парк,
Лишь фонари, как старые солдаты,
В моей аллее выстроились в ряд,
Мне шепчут: «Ты куда идёшь? Куда ты?
Тебе ведь душу прошлым, не согреть,
Сама озябнешь и простынешь может,
Нам на ветру холодном, ночь гореть,
Скажи, ну что тебе так душу гложет?
Твой возраст, это вовсе не беда,
Мы провели с тобой не мало лет,
Ведь ты же весела была всегда,
Как бабочка летела к нам на свет.
Смирись, такая выпала судьба,
Без любимого остаться молодой,
Ты сильная, поверь, ты не слаба,
Замерзнешь на скамье, иди домой. «

Метель метёт, и заметает парк,
И я бреду одна под фонарями,
Сжимая силу воли в свой кулак,
Прощаясь с милыми душе огнями.

№ 14.
Конусом — свет из небытия,
рой разъярённый танцует твист.
Из ниоткуда и в никуда
ветра разносится свист.
Мечется старого фонаря
шляпа – стылая сталь.
Скороговоркой пономаря —
тоскливый далёкий лай.
Небо давит тяжёлой плитой,
звёздного космоса нет.
В рыжую точку за пустотой
сморщился, съёжился свет.
Прячется рядом чёрный паук,
сонмищ зловещих сын —
тысяча глаз, голов и рук.
А человек — один.

№ 15
ФОНАРЬ И ЛУНА

Ночной фонарь кичился тем,
что светит ярче, чем луна,
чья лучезарность в темноте
за тучей вовсе не видна.

И тем еще гордился он,
что мотыльки со всех сторон
к нему слетаются на свет,
луне ж подобной чести нет.

Читайте также:  Просыпаюсь рано от света

На что ему фонарный столб
однажды высказался в лоб:
«Когда горишь, ты озаришь
то место лишь, где сам висишь,

а если выплывет луна,
всю темень высветлит она.
И как ни застят тучи, но
ее откроют все равно.

Хотя поклонников вокруг
тебя витает целый рой,
когда перегоришь ты вдруг,
их привлечет фонарь иной.

Но между звезд и облаков
неугасимая в веках
на мельтешенье мотыльков
луна взирает свысока».

А ты, художник и поэт,
какой давать способен свет?

Ждала… Чего? Не знаю… Ветер в белом,
Застенчиво преподнося снежинки,
Заигрывал, касался щёк несмело,
Хотел согреться у моих слезинок.

Бежали в сумрак серые дорожки
Следами ожиданья на лилейном;
За гранью где-то выла неотложка,
Взирал фонарь на хлопья с сожаленьем.

Витала дымкой грусть в аллеях поздних,
Душой скамейки мёрз котёнок блудный;
Бродила мысль с оглядкой, строя козни,
Тоску с наитьем тормоша попутно.

Искрой троллейбус высекал прощанье,
Декабрьский вечер уходил в эпоху;
Часы, о час споткнувшись, пропищали…
Ты, вечность, не спеши! Тебя ведь много…

Аптека. Улица. Фонарь.
И ныне так же, как и встарь:
Луч света в темном царстве
Сквозь время и пространство

Печальному — «исхода нет»
Подарит озаренья свет:
Вдруг вспомнится другой поэт,
Что завещал из прошлых лет

Девизы звёздных «фонарей»:
«Светить и никаких гвоздей!»
Чтоб путь друг другу освещать,
Друзья, не будем выключать

Души сигнальные огни
Пускай фонариком они
Заблудшим освещают путь
А остальное,как-нибудь!

№ 18.
Из жизни мотыльков.

На свет маяка, что похож на Луну,
В ночи к фонарю прилетят мотыльки,
И в хаосе вихрем закружат , легки,
Но смогут найти лишь погибель одну.

Иллюзия света Луны — западня,
В инстинкте на свет мотыльки всё летят,
От жара фонарного крылья сгорят,
Луна — далека. берегитесь огня.

№ 19.
Если вам под сорок или боле —
Трудно даже и предположить,
Как назло всему по Божьей воле
Мы до этих дней смогли дожить.

Без «подушек» ездили в машинах
И ремней в них не было тогда.
И на великах неустрашимо
Мы без шлемов ездили всегда.

Из колонки было пить – за счастье.
Или лимонад один на всех.
Двери были не закрыты часто.
И лекарства — тоже, как на грех.

Ели вишни с косточкой горстями,
Но не прорастали те в кишке.
И за форточкой пакет с костями
Никогда не падал по башке.

Целый день нас не бывало дома,
Возвращались под фонарный свет.
И никто не ведал, где мы, что мы,
Ведь мобильных телефонов нет.

Всё теперь мы прошлому прощаем.
Но не побоюсь предположить:
Хоть наш быт мы ныне упрощаем,
Всё же — раньше проще было жить.

№ 20.
Ложится тень на белый снег
И очертание силуэта,
Скользит тихонько за тобой…
Идет игра тени и света.

Идешь походкой не спеша,
Ломая снег под каблуками
И на морозе чуть дыша,
Проходишь ты под фонарями.

Юрга приветливо тебе
Свои просторы открывает,
А двери сказочных витрин
Тебя как будто приглашают.

Вдруг, снег ложится на ладонь,
Он замедляет круг движенья
И в сердце вновь твоем огонь,
Души прекрасной отражения.

Прошу «отпусти»,но поздно-
Ты не держишь.
Я говорю:»еще люблю»-
Ты не веришь.

Свидетель расставания-
Фонарь ночной,
лишь облегчит нам путь ухода,
а может быть,во всем,виновна
дождливая погода?
А завтра нежность рассвета
разбудит меня,
скажи: где твой поцелуй? И сколько там
без тебя?

№ 22
ВОНЗАЛИСЬ КАПЛИ ДОЖДЕВЫЕ

Сутулые столбы тащили,
громадины жилых домов,
как бурлаки, напрягши жилы,
впрягаясь в лямки проводов.

Крошилось небо от ударов,
и рассыпалось, как стекло.
Сто тысяч яростных пожаров,
рождалось и во тьму текло.

Стремительные, ножевые –
свой вырезая тайный знак,
вонзались капли дождевые,
в фонарный свет и полумрак.

А мы на островке спасались,
в беседке обвитой плющом,
губами жадно губ касались,
укутавшись одним плащом.

№ 23.
Люблю большие города,
Метро, машины, суета,
Высотак хмурых череда,
Старинных улиц красота.

Люблю идти я в никуда,
А мимо улицы, дома,
Проспекты, в общем, кутерьма.
Я вроде здесь — и нет меня.

Люблю людской водоворот,
Где время свой теряет ход,
А свет ночного фонаря
Скрывает сущность бытия.

Не горят много лет на душе фонари —
Ты последний разбила случайно.
Я живу в темноте – мрак кромешный внутри
Порождает глухое молчанье.

Осветить нечем мне без того трудный путь,
Пробираюсь на ощупь куда-то,
Те былые деньки нам, увы, не вернуть —
Мы прошли ту черту не возврата.

Читайте также:  Можно ли пользоваться противотуманными фарами вместо ближнего света

Что мне делать теперь? Продолжаю брести
И, в надежде на ощупь шагая,
Верю искренне, что где-то там, впереди —
Фонари мне починит другая.

№ 25.
Одинока луна,
И ладья без гребцов одинока.
Одинокий фонарь
Освещает проспект темных окон.
А на зыбкой воде
Уводящая в вечность дорожка.
Я по ней убегу,
Но еще здесь побуду немножко.

№ 26
ФОНАРЕЙ ВЕЧЕРНИЙ СИЗЫЙ СВЕТ

Фонарей вечерний сизый свет
Умирает в расползающейся тьме
Только соловей – любимый мой поэт
Рассыпает трель как будто в сладком сне.
Звезды с неба льются тихо наземь,
Уж не слышно голосов на белом свете
Я забыл о чем-то самом важном
Я забыл, дожив до жизни трети

Но душе спокойно и привольно,
Полной грудью дышится сегодня.
Больше ты не сможешь сделать больно.
Я от чар волшебных стал свободен.

№ 27.
Сидишь не пишется
Глаза горизонт закрыли
Забыл и опять не повесился
Ушел вниз по лестнице

Выл и лаял на улицы
Глядел иступлено вдаль
Смотри как заря волнуется
Уткнувшись в пустой календарь

Земля кровоточит сомненьями
Песни достали орать
На твоем лице скулы-трещины
Мозг мой начнут поедать

На законном основании
Каждый в своей среде
Меня гнетет унывание
Кто я зачем и где

Выпрошу идей седые нитки
Полотно скроив не забыть
И пропадая в убытке
По луже себя водить

Фонари собаки
я стою и смотрю
готовлюсь к каждой атаке
у порога себя берегу

Окончен день, и тихий вечер
Клубком свернулся у дверей.
А небо звездами расцвечено,
И нет усталых фонарей.

Они сегодня не горят.
Наверно их включить забыли.
Тс! Звезды что-то говорят.
А мы с тобой в своей квартире.

Давай на улицу шагнем
И обратим свой взор на небо,
И с ним останемся втроем,
Чтоб этот вечер скучным не был.

Нам кто-то зажигает свечи
Там на верху, как на балу.
Дай руки положу на плечи
Тебе, как в омут упаду.

Фонарь на улице скрипучий
НудИт и смотрит мне в окно.
Когда злой ветер гонит тучи,
Уснуть бывает нелегко.

Скрип монотонный, примитивный
Мешает видеть ночью сны,
Какой же он сосед противный,
Храпит с весны и до весны.

Но все бывает по другому,
В ночи приходит благодать.
Любовь ведет он прямо к дому.
За что тогда
его
ругать.

№ 30
Приходит время сожалений.

Приходит время сожалений.
При полусвете фонарей,
при полумраке озарений
не узнавать учителей.

Так что-то движется меж нами,
живет, живет, отговорив,
и, побеждая временами,
зовет любовников своих.

И вся-то жизнь — биенье сердца,
и говор фраз, да плеск вины,
и ночь над лодочкою секса
по светлой речке тишины.

Простимся, позднее творенье
моих навязчивых щедрот,
побед унылое паренье
и утлой нежности полет.

О Господи, что движет миром,
пока мы слабо говорим,
что движет образом немилым
и дышит обликом моим.

Затем, чтоб с темного газона
от унизительных утрат
сметать межвременные зерна
на победительный асфальт.

О, все приходит понемногу
и говорит — живи, живи.
Кружи, кружи передо мною
безумным навыком любви.

Свети на горестный посев,
фонарь сегодняшней печали,
и пожимай во тьме плечами
и сокрушайся обо всех.

№ 31
СНЕГОПАД (акро)

Светло становится под вечер
Не потому, что — фонари.
Едва ли ими двор подсвечен.
Горят не лампы, посмотри!
От белых волн больших сугробов,
Под молчаливый хоровод
Ажурных льдинок, — свет особый,
ДарЯщий счастье в Новый год.

№ 32
«Оплаканное дождём»
Здесь я и твой притихший дом,
но без хозяина.
Кто знал, что жизнь пойдёт на слом
в то утро раннее?
Ты улыбался до конца —
светло, таинственно,
Мне слёзы утирал с лица
и звал единственной.
Ещё вчера ты целовал
и гладил волосы.
Сегодня — мрак, в душе провал,
и небо с моросью.
Остывший кофе, бутерброд,
чуть-чуть надкушенный.
Лишь время свой ведёт отсчёт
в часах кукушечных.
А дождь стучался всё сильней,
просился в комнату.
И сладким запахом сирень
про жизнь напомнила.
Где шли дорогою одной,
хоть были разными.
А нынче дом совсем пустой,
и горло спазмами.
Дождь за окном, и дождь во мне —
стихия страшная.
А блики молний на стене —
мечта вчерашняя.

Озёра луж под фонарём
сверкали лаково.
Тот вечер проливным дождём
любовь оплакивал.

Источник