Меню

Красноречие это свет который придает блеск уму



Подпишитесь на рассылку

Оставьте нам свой e-mail, и мы будем присылать Вам полезные и интересные статьи. Это абсолютно бесплатно и без спама.

Спасибо, что подписались на нас!

Мы пишем о великих руководителях прошлого, значимых персонах настоящего, о саморазвитии, личностном росте, позитивном мышлении, о путешествиях, досуге.

Подписка на новости

Спасибо, что подписались на нас!

Подписавшись на нас, Вы сможете получать каждую неделю самые интересные и полезные статьи себе на почту.

Марк Туллий Цицерон

  • Бизнес
  • Легенда

16.11.2016 6291

Необычайно одаренный оратор, с одинаковой легкостью заставляющий аудиторию плакать и смеяться, Цицерон уже много столетий является непревзойденным учителем красноречия для людей, наделенных властью.

Урок ораторского мастерства

Книга «Об ораторском мастерстве» содержит множество советов Цицерона, как завладеть вниманием слушателя, сделать свое выступление ярким и запоминающимся и добиться желаемого результата. Вот лишь некоторые из этих советов.

Совет 1. Используйте повторы и сравнения, чтобы усилить эмоциональное напряжение. Триумфом красноречия Цицерон считал амплификацию. Этот прием помогает значительно усилить выразительность высказывания с помощью нанизывания друг на друга синонимов, сравнений и образных выражений.

Совет 2. Переходите от частного вопроса к общему. Если ваша аргументация недостаточно сильна, расширьте предмет спора и перейдите к обсуждению общих вопросов. Это позволит вам отвлечь внимание слушателя от слабых доводов и поможет найти новые аргументы.

Совет 3. Меняйте стиль и тон речи. Неожиданный переход от патетического тона — к простому, от серьезности изложения – к шутке и насмешке, позволяет приковать внимание публики и добиться сильного эмоционального отклика. Это необходимо также и для того, чтобы не слишком наскучить публике – «услаждать без пресыщения».

Совет 4. Говорите с чувством. Цицерон обращает внимание, что слушатель всегда сочувствует эмоционально выступающему оратору, даже если он не говорит ничего примечательного. Поэтому даже самая бесхитростная речь, произнесенная страстно, может убедить больше, чем блестящее, но равнодушное выступление.

ГОВОРИТЬ КРАСИВО, КАК ГОВОРИТ ИСТИННЫЙ ОРАТОР, ЭТО НЕ ЧТО ИНОЕ, КАК ВЫРАЖАТЬ ПРЕКРАСНЫЕ МЫСЛИ ОТБОРНЕЙШИМИ СЛОВАМИ

Цицерон прославился тем, что никогда не использовал в своих выступлениях записи, воспроизводя по памяти множество фактов, цитат, исторических дат и имен. И всё это благодаря изобретенному им методу запоминания. Это удивительно простой и в то же время чрезвычайно эффективный метод, называемый также методом мест или системой Римской комнаты. Суть его состоит в том, что запоминаемые единицы информации надо мысленно расставлять в хорошо знакомой комнате в строго определенных местах. Затем достаточно вспомнить эту комнату, чтобы воспроизвести необходимую информацию. Именно так и поступал Цицерон при подготовке к своим выступлениям — он прогуливался по своему дому и мысленно размещал ключевые моменты своего выступления в нем. Если информация хоть как-то тематически связана, то одно и тоже помещение можно использовать несколько раз, а не подыскивать каждый раз новую «опорную» комнату. Запоминаемые ряды элементов не смешаются, и вы без труда воспроизведете элементы нужной вам темы.

Цицерон о красноречии

Искусство думать отличается от искусства говорить, и у одних мы видим знание вещей, у других же — знание слов.

Красноречию свойственно увлекать за собой сердца и трогать из всяческим способом. Оно то врывается в мысли, то вкрадывается в них, сеет новое убеждение, исторгает укоренившееся.

Учить – обязанность оратора, доставлять удовольствие – честь, оказываемая слушателю, производить же сильно впечатление – необходимо.

Сильные, коротко выраженные мысли много содействуют улучшению жизни.

Наиболее трудная часть – вступление.

Истинно красноречив тот, кто обыкновенные предметы выражает просто, великие — возвышенно, а средние — с умеренностью.

Читайте также:  Когда отключают свет праздник

Красноречие – это свет, который придает блеск уму.

Нужно быть умеренным в шутках.

Оратор есть тот, кто любой вопрос изложит со знанием дела, стройно и изящно, с достоинством при исполнении.

Величайшее из достижений оратора — не только сказать то, что нужно, но и не сказать того, что не нужно.

Наилучший оратор тот, который своим словом и научает слушателей, и доставляет удовольствие, и производит на них сильное впечатление.

Поэтами рождаются, ораторами становятся.

О, Греция, как порою ты скудна в своем обилии слов!

Красноречие — это еще не все: истина бывает настолько ясна, что ничто не может затмить ее.

Бумага всё стерпит.

В то время как в других искусствах выше всего как раз то, что больше всего удаляется от мыслей и взглядов профанов, — в ораторском искусстве было бы величайшей ошибкой уклоняться от обычных оборотов речи и от среднего человеческого понимания.

Лжецу мы не верим, даже если он говорит правду.

Недостаточно овладеть премудростью, нужно также уметь пользоваться ею.

Красноречие есть нечто такое, что дается труднее, чем это кажется, и рождается из очень многих знаний и стараний.

Речь должна расцветать и разворачиваться только на основе полного знания предмета; если же за ней не стоит содержание, усвоенное и познанное оратором, то словесное ее выражение представляется пустой и даже ребяческой болтовней.

В самом деле, ведь почти все другие науки замкнуты каждая в себе самой, а красноречие, то есть искусство говорить толково, складно и красиво, не имеет никакой определенной области, границы которой его бы сковывали.

Источник

Цитаты Цицерона

В коллекцию вошли цитаты Цицерона — древнеримский политик и философ:

Я никогда не бываю так занят, как в часы своего досуга.

Благо народа — высший закон.

Я не буду говорить ничего определенного.

Бумага все стерпит.

Честью называется то, что признает славным молва.

Ведь нужно не только овладеть мудростью, но и уметь пользоваться ею. — «О высшем благе и высшем зле», I,1.

Человеку свойственно ошибаться, но настаивать на своих ошибках может только полный болван.

Вещь непостыдная становится постыдной, когда ее прославляет толпа.

Те, кто хочет узнать, что мы думаем о всякой вещи, более любопытны, чем нужно.

Все достоинство добродетели — в действии.

Смерти никто не избежит.

Сам предмет подсказывает слова.

Высшее право — высшая неправда.

Религия есть то, что предопределяет заботу и почтение по отношению к некоей высшей сущности, которую обычно называют божественной.

Где хорошо, там и отечество.

Приятно вспоминать невзгоды, если они миновали.

Голоса взвешивают, а не считают.

Привычка — вторая натура.

Если есть что-либо почтенное, то это цельность всей жизни.

Презренны те, которые, как говорится, «ни себе, ни другим», в ком нет ни трудолюбия, ни усердия, ни заботливости. — В трактате «Об обязанностях»

Если наши соображения правдоподобны, то не следует стремиться к большему.

Правительство есть говорящий закон, а закон — немое правительство.

Желающим научиться препятствует авторитет тех, кто учит.

Письмо ведь не краснеет.

Жизнь коротка, но слава может быть вечной.

Память — хранилище все вещей.

Законы молчат среди лязга оружия

Одни противоположности рождают другие.

История — свидетельница времён, свет истины, жизнь памяти, учительница жизни, вестница старины.

О, сколь жалок старик, если он за всю свою столь долгую жизнь не понял, что смерть надо презирать!

Каждому свойственно заблуждаться, но упорствует в заблуждениях только неразумный.

О Греция, как порою ты скудна в своем обилии слов.

Читайте также:  The retuses когда нибудь мой свет тебя найдет

Каков человек, такова и его речь.

Нужно быть умеренным в шутках.

Когда мы взираем на небо, когда созерцаем небесные явления, разве не становится вполне ясным, вполне очевидным, что есть некое божество превосходнейшего ума, которое всем этим управляет?

Ничто так не вредит, как возлагаемые надежды.

Красноречие — это свет, который придает блеск уму.

Никогда еще не было поэта, который бы ставил другого поэта выше себя.

Ложное близко соседствует с истиной.

Несправедливость бывает двух видов: одна со стороны тех, кто совершает ее, другая со стороны тех, кто, хотя и может, не отводит противозаконие от тех, по отношению к кому его совершают.

Лучше признаться, что ты не знаешь того, чего не знаешь, чем болтать какой-нибудь тошнотворный вздор и самому себе быть противным.

Недостаточно овладеть мудростью, нужно также уметь пользоваться ею.

Люди более всего приближаются к богам именно тогда, когда даруют людям спасение.

Не следует доискиваться, какой вид имеет душа.

Можно ли сказать, что старость делает нас неспособными к делам? К каким именно? К тем, которые свойственны юношеству и требуют силы. Но разве не существует ничего, к чему был бы способен старик, что можно было бы делать при здравом уме и ослабленном теле?

Не быть жадным уже богатство.

Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными.

Наши души долговечны, но не бессмертны.

Наиболее трудная часть — вступление.

Наибольшее бесправие там, где царит только буква закона.

Найдётся ли кто-то, кто, бросая целый день дротик, не попадёт однажды в цель?

Мы, едва явившись на свет, уже оказываемся в хаосе ложных мнений и чуть ли не с молоком кормилицы, можно сказать, впиваем заблуждения.

Наши руки как бы создают в природе вторую природу.

Мудрому надлежит сдерживать порывы приязни.

Не знать истории — значит всегда быть ребёнком.

Люди хвалят то, чему в состоянии подражать.

Невелика заслуга, если человек честен лишь потому, что никто и не пытается его подкупить.

Любовь следует измерять не так, как измеряют её молодые, то есть по силе страсти, но по её верности и прочности.

Ненавижу мудреца, который не мудр для себя.

Лучше быть страдающим лицом в правом деле, чем торжествовать в неправом.

Ни водой, ни огнем мы не пользуемся так часто, как дружбой.

Лицо — зеркало души. — В трактате «Об ораторе»

Никто из глупцов не может быть счастливым; нет мудреца, который был бы несчастен.

Когда ты уже не тот, кем был, у тебя нет причин быть привязанным к жизни.

Ничто так не ценится народом, как доброта.

Когда говорит оружие, законы умолкают.

О времена, о нравы!

Как в жизни, так и в речи, нет ничего труднее, чем видеть, что уместно.

О, времена О, нравы.

Огорчение существует не само по себе, а в нашем представлении.

Ибо и глаза у нас также ученые.

Осторожно действовать еще важнее, чем разумно рассуждать.

Жизнью управляет не мудрость, но судьба.

Первый закон истории — ни под каким видом не допускать лжи; затем — ни в коем случае не бояться правды; не допускать ни тени пристрастия, ни тени злобы.

Живет свободно только тот, кто находит радость в исполнении своего долга.

Помни, что сильные страдания завершаются смертью, слабые предоставляют нам частые передышки, а над умеренными мы владыки. Таким образом, если и можно стерпеть, снесем их; если же нет — уйдем из жизни, раз она не доставляет нам радость, как уходим из театра.

Читайте также:  Как выключить свет во всей квартире одним выключателем

Если не будешь знать событий, случившихся до твоего рождения, то останешься вечно ребенком.

Право же, какую можно высказать еще нелепость, которая бы уже не была высказана кем-нибудь из философов.

Если мы не бессмертны, то человеку весьма желательно своевременное угасание его жизни. Ибо природа устроила жизнь, как и все другие явления, так, чтобы в старости она приходила к своему завершению, как театральный спектакль, причем мы должны избегать утомления и тем более пресыщения.

Преступные желания есть верх несчастья. Менее прискорбно не получать того, что желаешь, чем достичь того, что преступно желать.

Друзья познаются в беде.

Природа довольствуется малым.

Говорить умолчанием. Кому это выгодно?

Размеры состояния определяются не величиной доходов, а привычками и образом жизни.

Высшим законом да будет для них благо народа.

Речь должна вытекать и развиваться из знания предмета. Если же оратор не изучил его, то всякое красноречие является напрасным, ребяческим усилием.

Всякому подобает то, что больше ему свойственно.

Свидетелем нашим является бог, то есть наша совесть.

Все прекрасное редко.

Судья — это говорящий закон, а закон — это немой судья. — В сочинении «О законах».

Возможна ли в жизни радость, когда денно и нощно приходится размышлять, что тебя ожидает смерть?

Труд притупляет боль.

Вероятностные знания — вот предел человеческого разумения.

Чем человек изворотливее, тем больше в нем ненависти и подозрительности.

В оскорблении содержится какое — то жало, которое люди благоразумные и хорошие переносят с величайшим трудом.

Я буду говорить, ничего не утверждая.

Бог наделил нас не знанием вещей, а умением пользоваться ими.

Я не в состоянии забыть того, о чем желал бы не помнить.

А наши философы? Сочиняя книги о презрении к посмертным воздаяниям и о бессмысленности всего загробного, ни один не забывает надписать на них свое имя.

Темы выпуска: высказывания, изречения, афоризмы, фразы и цитаты Цицерона — Marcus Tullius Cicero — Цицерон Марк Туллий — политический деятель древнего рима, оратор и философ.

Источник

Красноречие это свет который придает блеск уму

МЫСЛИ: Цитаты. Заметки. Статьи запись закреплена

ЦИЦЕРОН

Размеры состояния определяются не величиной доходов, а привычками и образом жизни. Не быть жадным уже богатство.

Живет свободно только тот, кто находит радость в исполнении своего долга.

Жизнь коротка, но слава может быть вечной.

Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными. Благо народа — высший закон.

Люди более всего приближаются к богам именно тогда, когда даруют людям спасение.

Бог наделил нас не знанием вещей, а умением пользоваться ими.

Преступные желания есть верх несчастья. Менее прискорбно не получать того, что желаешь, чем достичь того, что преступно желать.

Вероятностные знания — вот предел человеческого разумения.

Если наши соображения правдоподобны, то не следует стремиться к большему.

Все достоинство добродетели — в действии.

Всякому подобает то, что больше ему свойственно. Всякому — свое.

Каждому свойственно заблуждаться, но упорствует в заблуждениях только неразумный.

Каков человек, такова и его речь. Красноречие — это свет, который придает блеск уму.

Голоса взвешивают, а не считают.

Друзья познаются в беде.

Бумага все стерпит.

Привычка — вторая натура.

Если мы не бессмертны, то человеку весьма желательно своевременное угасание его жизни. Ибо природа устроила жизнь, как и все другие явления, так, чтобы в старости она приходила к своему завершению, как театральный спектакль, причем мы должны избегать утомления и тем более пресыщения.

Источник