Меню

Конец света как рисуют художники



Художники о конце света: Арт‑группа AES+F

Знаменитый арт-коллектив рассказывает о том, почему так интересно перепридумывать апокалипсис в каждой новой работе

Как вам наверняка уже сообщила какая-нибудь рассылка в фейсбуке, после 21 декабря 2012 лучше ничего не планировать. Да что рассылки — все только об этом и говорят. Современные художники вдохновляются апокалипсисом, режиссеры снимают фильмы про перерождение и новую эру, мультфильмы — и те рассказывают о конце света.

Мы тоже решили основательно подойти к возможной катастрофе — в конце концов, следующий шанс попрощаться с миром нам представится еще очень не скоро. Поэтому, пока все остальные издания традиционно верстают свои «Итоги года», мы подводим итоги уходящего света.

Одна из самых известных за рубежом российских арт-групп AES+F в этом году представила свою видео-трилогию о конце света в московском Манеже и берлинском Martin Gropius Bau, а до этого уже сделала около сотни выставок по всему миру. Работы AES+F эпичны, многозначительны и изобилуют цитатами из мифов, античной живописи и кино. Группа образовалась в конце 80-х и с тех пор умудрялась каждым своим произведением улавливать дух времени. Глянцевая оболочка и игра «в гламур» (как пишут журналисты) не должны отвлекать от больших тем, которые AES+F поднимает. Специально для Look At Me художники рассказали нам о том, почему все так ждут обещанного конца света, и как они используют тему апокалипсиса в своих работах.

Текст: Евгений Святский, участник арт-группы AES+F

Работы использованы с разрешения AES+F

Разнообразные религиозные культы постоянно обещают некий финал, ужасный суд в наказание за грехи, переход в другое состояние. Соответственно, ожидание конца света связано с мистическим мироощущением. Фантазия людей постоянно рисует картины того, как это будет выглядеть. Поскольку эта тема интересует человечество, она находила отражение и в наших работах, в проектах разного времени под самым разном углом зрения.

«Исламский проект» середины 1990-х изображал хоть и не буквальный конец света, но, во всяком случае, серьезные глобальные изменения, происходящие в мире. Это была альтернативная версия глобализации — мы изобразили то, как выглядела бы глобализация ислама, что для многих ныне живущих тоже является своего рода «концом света». Также был проект «Who Wants to Live Forever…» («Кто хочет жить вечно…»), посвященный судьбе медиа-звезд (селебритис), которые достигают пика звездной карьеры именно своей смертью, то есть, тоже, в каком-то смысле, концом света. Это история про принцессу Диану, про то, как она демонстрирует свои раны любителям некрофильских подробностей.

Проект «Дефиле» (2000-2007) посвящен последнему загробному путешествию, это работа про моду и смерть, столкновение двух категорий — категории абсолютных ценностей, таких, как жизнь и смерть, и ценностей эфемерных, но претендующих на роль супер-важных, таких как мода. Кроме того, существует традиция украшения похорон в самых разных культах — это попытки заговора смерти, украшения и снаряжения покойника наилучшим образом в последнее путешествие. Мы сделали работы с изображением безымянных покойников, которые как бы дважды умерли из-за того, что умерли забытыми и неизвестными, наряженных в знаменитые одежды.

Мы наделили младенцев
неевропейской внешностью, поскольку нам
представляется, что христиан-европейцев должны будут
судить представители других этносов.

Есть у нас также скульптурный проект «Ангелы-Демоны» (2009), который непосредственно интерпретирует откровение Иоанна, то есть «Апокалипсис», одну из версий конца света. Парад ангелов и демонов из откровения Иоанна превратился у нас в серию скульптур, где они стали синкретическими существами, ангелами-демонами, младенцами с хвостами и крыльями, с разной мерой того и другого. Причем мы наделили младенцев неевропейской внешностью, поскольку нам представляется, что христиан-европейцев должны будут судить представители других этносов (т.к. христианство, в основном, все-таки европоцентричная религия). Эти гигантские черные скульптуры из файбергласса на красных подиумах стояли на главной улице в Лилле во Франции, где жил в Средние века Алан де Лиль, поэт, мистик и философ, который, в числе прочего, занимался комментарием и интерпретацией «Апокалипсиса» — так мы перекинули мостик между прошлым и современностью. В эту же серию входит скульптура «Первый всадник», то есть «дева на звере» — образ из того же источника, в нашей интерпретации — девочка на тираннозавре. Первая копия этой скульптуры стоит сейчас перед Русским музеем в Петербурге, а вторая копия путешествует по миру.

Читайте также:  Что делать если глаза слезятся от света

И, наконец, есть трилогия «The Liminal Space» (2005-2012), которую недавно показывали в Москве и в Берлине. В нее входят «Последнее восстание», «Пир Трималхиона» и Allegoria Sacra. Проект, в каком-то смысле, также посвящен загробному путешествию — эти работы про ад, рай и чистилище и, одновременно, про наш мир. В «Пире Трималхиона» есть несколько катастроф, которые случаются в жизни отдыхающих обеспеченных граждан, которые находятся в роскошном отеле на экзотическом острове, в некой модели рая, но туда все время вламываются какие-то обстоятельства, которые нарушают эту идиллию — то есть такой перманентный «конец света», после которого все возвращается «на круги своя». Allegoria Sacra (Священная аллегория) посвящена смене времен, перерождению, перевоплощению, трансформации и переходу в новое состояние т.е. также концу света. Таким образом, мы достаточно разнообразно высказались на эту тему.

Возможно, в этом году совпали какие-то обстоятельства, которые заставили людей обратить внимание на ожидаемый конец света по версии индейцев Майя. Обычно такого рода ожидания охватывают секты, очень сильно религиозно ориентированных людей, которые уходят в скиты, подземные убежища, начинают молится — при этом все остальные продолжают заниматься своими обыденными делами. 21 декабря — это, скорее, «гламурный» конец света на фоне медийных переживаний и экономического кризиса.

С другой стороны, я, например, ощущаю, что происходит поворот, реструктуризация мира. Процесс глобализации, который достиг сейчас такой стадии, когда в него начинают втягиваться периферийные экономики и страны, для которых характерен эффект разновременного бытия. Люди, мыслящие категориями XVI века, пользуются технологиями и возможностями, в том числе и финансовыми, XXI века, но пользуются всем этим на уровне своего сознания. При своем мироощущении, своих понятийных категориях люди сталкиваются с совершенно другими реалиями и пытаются приспособить
эти реалии к себе.

Причем этот процесс идет везде по-разному, и, что естественно, возникают разнообразные конфликты. Некоторые люди предпочитают блокировать какие-то события, отказываться их воспринимать. Человек — противоречивое существо, умудряется на словах что-то отрицать, а на деле этим пользоваться, вступать во взаимодействие с новыми реальностями. Это все порождает состояние фрустрированности, неясное и тревожное ожидание каких-то драматических событий, на которое и наложилось вовремя отысканное предсказание Майя. Но какое оно имеет отношение к современной реальности? Их религия, их научные воззрения очень далеки от сегодняшнего мира и крайне туманны, как всякие предсказания.

В любом случае, нет никаких средств что-либо изменить. Остается либо заниматься своими делами, либо метаться в поисках решений. Из-за того, что это глобальная медийная «история», многие озабочены тем, как оформить это событие, какие вечеринки провести. С другой стороны, такого рода обстоятельства всегда дают повод для размышлений, для рефлексии, в том числе и художественной. Наверное, в этом есть польза — это заставляет людей задуматься, посмотреть на себя, кто мы есть и что нам за это будет, человечество впадает в ожидание и предвкушение наказания за содеянное.

Источник

Пока, Апокалипсис! Карикатуры на тему не состоявшегося конца света

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Слухи о конце света, как всегда, оказались сильно преувеличены. А ведь мы так ждали! Сколько могло быть карикатур на тему Судного дня. 89-летний Гарольд Кемпинг из Калифорнии уж было напророчил, что Апокалипсис наступит тихим субботним вечером, и билетов в рай на всех не хватит. По версии американского проповедника, вечное блаженство должны были обрести всего 2% людей (преимущественно его последователей). Но подсчеты Гарольда Кемпинга оказались ошибочны (и не впервые: «запланированный» им же на 1994 год конец света тоже сорвался). А пока все дружно советуют горе-пророку переквалифицироваться в метеорологи, спасшиеся от геенны огненной художники рисуют карикатуры на тему так и не состоявшегося конца света.

Читайте также:  Почему тускнеет свет при включении чайника

Американский карикатурист Джо Хеллер (Joe Heller) прокомментировал предсказания сектантов так: «Не публикуйте этот рисунок до 22 мая» (конец света, напомним, был назначен на 21-е).

2. The End света

«Конец близок!» — слишком лаконичная надпись, и в данном случае толкований может быть уйма. Что именно имеет в виду очередной претендент в пророки? Апокалипсис? Кредит задолженности? А может быть, предвыборную кампанию республиканца Ньюта Гингрича? Все эти толкования выдумал Роб Роджерс (Rob Rogers).

Надо правильно расставлять приоритеты, считает американский карикатурист Джефф Сталер (Jeff Stahler): «В субботу конец света». — «Не тупи: конец света в день последнего шоу Опры». То есть, в принципе, Опракалипсис вот-вот наступит: последняя передача знаменитой телеведущей выходит в эфир уже сегодня. Покайтесь, что ли.

4. Второе пришествие Чака Норриса

Чак Норрис в очередной раз не дал человечество в обиду. Возможно, организаторы Судного дня просто не прислали герою пригласительный в рай. Вот и пришлось ему, бедному, разбираться, вмешиваться и битый час останавливать безобразие, разумеется, с применением фирменного удара ногой с разворота. Карикатурист Джереми Нелл (Jeremy Nell) сам видел.

5. Никогда не поздно

«Если вы пропустили вознесение, мы все еще работаем», — гласит объявление возле некой культовой постройки. А там, глядишь, еще какой-нибудь Апокалипсис подоспеет, которого мы будем бояться вместе. Карикатуру на тему конца света нарисовал Рэнди Биш (Randy Bish).

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источник

Конец света как рисуют художники

Софья Багдасарова. Апокалипсис в искусстве. Путешествие к Армагеддону. М.: Бомбора, 2018

Как ни кощунственно это может прозвучать, но в детстве я бы наверняка захотел стать Иоанном Богословом, если бы знал о нем чуть побольше. Ведь рядом с ним всегда сидит орел, а я мечтал быть орнитологом и наблюдать за огромными хищными птицами.

Но это гипотетическое, а вот чего я точно хочу — так это сериала по «Откровению Иоанна Богослова». Не с какими-нибудь отсылками, а чтобы прямо по тексту: вот саранча с человечьими лицами и гудящая, как бронетанковая дивизия. Вот третья часть вод делается кровью. Вот в воду падает жернов, и волна от него затапливает Вавилон. А людишки бегают и не понимают, что происходит.

Но вообще, конечно, в апокалиптических образах недостатка в современной культуре нет. Если мы начнем вспоминать все картины, фильмы, песни, компьютерные игры и книги с апокалиптическими образами, получится непредставимо гигантский список.

Особенно, конечно, если дело касается XX века и далее. Наверное, за это время было создано больше художественных произведений, так или иначе эксплуатирующих «Откровение», чем за все предшествующие века. Я, например, очень люблю логотип организации Seele из аниме-тайтла «Евангелион» (семь прекрасных глаз Агнца) и хилиастические песни Егора Летова. А с полгода назад на «Нетфликсе» вышел первый сезон «Мессии», где препарируются тревоги и ожидания современности в свете то ли второго пришествия Христа, то ли просто появления очередного лидера большой секты (тут без спойлеров) или марионетки, за которой стоят влиятельные кукловоды.

Впрочем, книга Софьи Багдасаровой практически не касается этой эпохи. Например, в ней всего два абзаца про отечественную апокалиптику после 1920-х годов — в несколько раз меньше, чем про Серебряный век. Да и про красную эсхатологию — почти ни слова. Автор полагает, что произведения XX века, как правило, слишком много говорят о личности автора и слишком мало — собственно об «Откровении», что они обычно недостаточно иллюстративны, поэтому не очень вписываются в концепцию книги. Впрочем, в ней есть приложение с апокалиптическими стихами Бунина, Гумилева, Гиппиус, но здесь тоже все обрывается на 1920 годе.

Читайте также:  Роман копов мистер лунный свет

«В основном XX и ныне XXI век использует книгу „Откровения” как полигон для выражения своих собственных художественных фантазий и душевных терзаний. Если же говорить не об изобразительном искусстве, а иных жанрах, то „Откровение” становится, наоборот, скорее источником, откуда творцы новой эпохи черпают сюжеты и образы».

Как бы то ни было, структура «Апокалипсиса в искусстве» вполне логична для вхождения в тему: вот вам стих из «Откровения», вот картинка к нему, вот краткий комментарий, о чем тут вообще речь и почему на картинке мы видим то, а не иное.

Картинки, конечно, это самое интересное. Повторюсь, заканчивается все XX веком, но даже работ из XIX века мало: иллюстрации в книге по большей части относятся к Средним векам и Возрождению, чуть в меньшей степени представлены Новое время и поздняя Античность. Тут и таинственный полуночник Христос со «Светоча мира» Уильяма Холмана Ханта, и «Христос во славе» (с лицом одобряющего Иисуса из мемов, не хватает только поднятого большого пальца) из пражского собора святого Витта, и грустный усталый ягненок Бенноццо Гоццоли, и «Четвертый ангел вострубил» Стефануса Гарсии, где автор тщательно делит солнце и луну на сектора, чтобы аккуратно затемнить их трети. И, конечно, просто ворох иллюстраций, подходящих для «Страдающего Средневековья» — со всеми этими чудо-зверями, расстроенными драконами, душкой Аваддоном и, опять-таки, человеколикой саранчой.

Отображение событий книги Иоанна Богослова отечественными художниками — отдельная тема. Не секрет, что «Откровение» — не самая популярная в православии книга. Например, первая икона соответствующей тематики была написана у нас только к концу XV века. Тяга к эсхатологии у нас всегда была подозрительным маркером раскольничества, самые заметные апокалиптические православные движения — это все-таки в той или иной степени радикалы, от хлыстов и до каких-нибудь батюшек в окружении ветеранов Донбасса. Но иллюстрации из русских манускриптов в книге, конечно, тоже представлены.

Ганс Мемлинг. «Иоанн Евангелист на Патмосе» (фрагмент). Створка «Алтаря
святого Иоанна», ок. 1479 г. Госпиталь святого Иоанна (Брюгге)

«А ведь если эту книгу читают с особенным вниманием, значит, наступили пугающие времена», — пишет Багдасарова. Наверное, так: интерес к эсхатологии и поиск знамений последних времен это верный признак кризисных состояний общества, революций и вообще перемен. Неспроста главные всплески эсхатологических ожиданий в России пришлись на церковный раскол, революцию и Гражданскую войну, раскулачивание и рубеж восьмидесятых и девяностых годов двадцатого века. Сейчас мир, кажется, опять готов к изменениям, давайте рисовать свои иллюстрации к Откровению, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни.

«Книга „Апокалипсис”, или „Откровение св. Иоанна Богослова”, — самая загадочная, устрашающая и сложная для понимания часть Нового Завета. Эта книга состоит из видений и пророчеств, она наполнена чудищами и катастрофами. Богословы, историки и лингвисты написали множество томов с ее толкованиями и комментариями. А искусствоведы говорят, что уникальность „Откровения” в том, что это „единственная книга Библии, в которой проиллюстрирована каждая строчка или хотя бы абзац”. Из этой фразы и родилась идея данного издания — напечатать такое „Откровение св. Иоанна Богослова”, в котором действительно были бы проиллюстрированы каждая строчка или хотя бы абзац».

Источник

Adblock
detector