Меню

История нового света америка как завоевывали



Открытие и завоевание Америки

Со второй половины XIV в. предприимчивые купцы и мореплаватели Венеции и Генуи захватили в свои руки торговлю с мусульманским востоком Средиземноморья и упорно оберегали эту монополию от европейских конкурентов. Ситуация усложнялась ещё и начавшимся в том же веке турецким наступлением на Запад. Турки заботились о своих торговых интересах не меньше итальянцев и всячески ограничивали доступ иноземных купцов в свои владения.

Цены на пряности и предметы роскоши Востока были очень высоки: перец, шафран и корицу не стыдно было преподносить в дар августейшим особам. Огромные прибыли уплывали в руки итальянских и мусульманских купцов, тогда как королям, князьям и герцогам остальной Европы приходилось переплачивать за товары в десятки раз.

Изменить сложившуюся ситуацию силой было невозможно. Европейские страны раздирали внутренние конфликты и войны: Столетняя война между Англией и Францией была в самом разгаре, испанская Реконкиста («отвоевание» Испании христианами) ещё не подошла к концу. Между тем маленькая Португалия не была втянута в крупные военные конфликты, у неё были «развязаны руки». И в то же время, окружённая могучим соседом — Кастильским королевством (ядром будущей Испании), она не имела возможностей для территориальной экспансии на материке. Поэтому именно португальцы начали распространять своё влияние на заморские земли. У истоков этих завоеваний стоял незаурядный исследователь принц Генрих (Энрике; 1394—1460). Его прозвали Мореплаватель, хотя он лишь раз в жизни ходил на корабле (из Лиссабона в Танжер и обратно). Принц покровительствовал кораблестроению, составлению морских карт и сбору информации по навигации, создал морскую школу. Его целью был новый морской путь в Индию. Португальцы полагали наиболее перспективным маршрут через Африку. Они плохо представляли истинные размеры этого континента и надеялись найти реку или пролив, который приведёт их из Атлантического океана в Индийский. К тому же этот путь лучше соответствовал тогдашнему уровню судостроения: португальские корабли шли вдоль берега, не рискуя удаляться в открытое море. Только в 1485 г. капитану Бартоломео Диашу (около 1450—1500) удалось добраться до самой южной оконечности Африканского континента. Диаш назвал его мысом Мучений (а мы сегодня называем его мысом Доброй Надежды).

Плавание Диаша стало выдающимся успехом, но пороги европейских дворов уже обивал некий выходец из Генуи по имени Кристобаль Колон (1451 — 1506). Он предлагал проект путешествия в Индию прямо через Атлантический океан. В то время точка зрения, что Земля круглая, была господствующей среди географов; собственно говоря, средневековая наука, в том числе теология, никогда этого и не отрицала. Правда, учёные не представляли себе истинных размеров нашей планеты, считая её гораздо меньшей, чем она есть. Именно на этом строился проект Колона. Он полагал, что корабли из Европы, которые поплывут на запад, смогут достичь Индии за две-три недели.

Предложение Колона не сразу нашло отклик среди европейских правительств и частных инвесторов. В течение 12 лет прожектёр осаждал знатных и богатых особ. Правительства Португалии и Франции отвергли проект Колона как авантюру. Удача улыбнулась генуэзцу в Испании.

К тому времени испанские земли были объединены — это случилось в 1479 г. благодаря браку Фердинанда Арагонского (1452— 1516) и Изабеллы Кастильской (1451 — 1504).

Последний оплот мусульман-мавров на Пиренейском полуострове — Гранада пала в 1492 г. Фердинанд и Изабелла были заинтересованы в укреплении престижа державы. Но предложение Колона плыть в открытое море показалось очень необычным и рискованным, потребовалось несколько лет, прежде чем испанцы на него согласились.

Возвращение из плавания в 1487 г. экспедиции Диаша подтолкнуло Фердинанда и Изабеллу к окончательному решению. Нельзя было допустить, чтобы португальцы первыми пришли к берегам Индии и получили монополию на торговлю с этой страной. 17 апреля 1492 г. договор между Кристобалем Колоном, с одной стороны, и Фердинандом и Изабеллой — с другой, был наконец-то подписан. Начало великому предприятию, превратившему безвестного генуэзского авантюриста в Христофора Колумба, которого ныне знает каждый школьник, было положено.

Имя Колумба мы читаем в латинской транскрипции. Латынь была языком науки XV—XVI вв., и с тех пор Колумба принято называть именно так.

Христофор Колумб: штрихи к портрету

Европейцы в течение веков воспринимали Колумба как человека, который дал им власть над миром. Постепенно его образ стал походить на бронзовую статую героя наподобие той, что стоит в конце знаменитого бульвара Рамблас в Барселоне. Реальный Христофор Колумб был личностью яркой, но, как бы мы сказали сегодня, «не политкорректной». Как Колумб провёл свои молодые годы, неизвестно. Это он скрывал даже от своего сына. Документы архивов Генуи свидетельствуют о том, что будущий мореплаватель был незнатного происхождения. По одной из версий, Колумб родился в 1451 г. в семье ткача. В 1476 г. он оказался в Португалии, где и женился. Его тесть был опытным моряком из школы Генриха Мореплавателя. Именно в Португалии у Колумба появилась идея достичь Индии, переплыв Атлантический океан.

Для Колумба экспедиция в Индию стала способом достичь славы и богатства. Он был сыном своего жестокого века. Больше года он торговался с испанским правительством ПО ПОВОДУ’ своих титулов и доли доходов с вновь открытых земель. В итоге Колумбу удалось получить титул «адмирала Моря-Океана», он назначался адмиралом и вице-королём всех земель, которые откроет в будущем. Ему навсегда гарантировали 1/10 всех доходов с этих земель и 1 /8 доходов любой торговой экспедиции, которая будет послана кем бы то ни было в эти новые страны.

Согласно королевскому указу город Палос выделил в распоряжение Колумба два корабля, а затем ещё один. Это были знаменитые «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья». 3 августа 1492 г. три судна вышли из Палоса и поплыли на запад. По пути морякам пришлось совершить продолжительную остановку на Канарских островах для ремонта. Так что лишь 6 сентября экспедиция вышла за пределы известных европейцам морей.

Мореплавателям фантастически повезло. Погода благоприятствовала плаванию, и ветер был попутный. Но путешествие затянулось. Генуэзец рассчитывал достичь Индии за одну-две недели. Время шло, а земли всё не было. Команда начала волноваться. К счастью для Колумба, в начале октября в небе появились птицы, а в воде — ветки, признаки близкой суши. 12 октября моряк по имени Родриго де Триана увидел отражение лунного света на песке и закричал: «Земля!».

Это был один из Багамских островов Карибского моря. Первому увидевшему землю обещали награду — 10 тыс. мараведи (мелкая испанская и португальская монета). Но Родриго её так и не получил. Колумб заявил, что увидел землю ещё предыдущим вечером, и вознаграждение досталось ему.

Испанцы высадились на берег и назвали открытый ими остров Сан-Сальвадором. Сегодня мы точно не знаем, о каком острове Багамского архипелага идёт речь. Большинство исследователей полагает, что это был остров Уотлинг, которому к 500-летию открытия Америки вернули дошедшее до нас старинное индейское название Гуанахани. В последующие дни были открыты ещё несколько островов, включая такие огромные, как Куба, Эспаньола (Гаити) и Ямайка.

Но постепенно ликование сменилось разочарованием. Вместо мифической Индии с домами, крытыми золотом, испанцы увидели гораздо более скромную цивилизацию. На островах жили индейцы, которых современные учёные называют араваками. Аборигены приняли приплывших из-за моря людей с радушным любопытством.

Выдавая желаемое за действительное, генуэзец называл жителей Нового Света los Indios, т. е. «индейцы», «жители Индии». Так мы именуем аборигенов Америки до сих пор.

Потеряный рай

Западная историография в течение долгих веков называла культуру индейцев островов Карибского моря примитивной. Современные исследователи склонны пересмотреть эту точку зрения.

Араваки, обитавшие на Кубе и Эспаньоле, относились к народу тайно (по-аравакски — «дружественный народ»). Они селились большими деревнями (до 1000 человек). Общество тайно было строго структурировано. На вершине социальной пирамиды находились вожди — касики. Они имели отдельные жилища, получали отборные продукты и пользовались почётом. В племенах, где существовала полигамия, вожди имели право на большее количество жён (до 30). Также мы знаем о существовании младших вождей — нитаинос, лекарей-священников — бохиков и простонародья — набория.

Испанцы оставили сведения о многомиллионном индейском населении Кубы и Эспаньолы. В течение долгого времени это не вызывали доверия историков. Но в наши дни многие исследователи склонны считать эти сообщения верными. Остров Куба по площади равен Южной Корее, где сегодня проживает 42 млн человек. Историк Дэвид Станнард полагает, что население лишь одной Эспаньолы (Гаити) составляло 8 млн. Впрочем, мнения о численности жителей этого острова сильно разнятся.

Быстрому росту населения способствовали благодатный климат и эффективные методы сельского хозяйства и рыбной ловли, которые использовали тайно. Они выращивали сладкий картофель (батат), маниоку, кукурузу, тыкву, арахис, перец, авокадо, табак и другие культуры. Индейцы применяли передовую трёхуровневую систему посадок и сочетали на одном поле несколько типов растений, что, по мнению современных агрономов, создаёт благоприятный почвенно-климатический режим. Мало кто в истории человечества с таким успехом использовал морские и водные ресурсы. Индейцы строили специальные полукруглые затоны — огромные аквафермы, в которых разводили рыбу и морских черепах. Для рыболовства применяли столь эффективные методы, что удивляться стоит даже не им, а тому, что и тайно порой прибегали к простым рыболовным крючкам. Например, индейцы распыляли в воде растительные вещества, которые парализовали мелкую рыбу.

Читайте также:  Лампы ближнего света для шевроле круз светодиодные лампы

Собранные и выращенные продукты делились между общинниками. Излишки хранились в общественных кладовых на чёрный день. В отличие от современных им европейцев, араваки имели много свободного времени. Они посвящали его музыке, танцам и религиозным церемониям.

Основу хозяйства индейцев Кариб составляла общественная собственность на средства производства. Она находилась в руках коллективов деревень. Поэтому некоторые исследователи называют экономику карибских индейцев коммунистической. Но другие в этом сомневаются. Всё же индейцы имели социальную иерархию, вероятно, многие вопросы решались вождями, а не собраниями всего населения, как это предполагается при коммунизме.

Существовала на островах и меновая торговля, хотя она не играла заметной роли в местной экономике. Порой тайно садились в свои каноэ (вид пироги) и отправлялись торговать к другим островам или на материк. Кроме продуктов питания они могли предложить соседям глиняные и плетёные изделия, одежду, а также гамаки — возможно, их изобрели именно таино.

Островитяне были поразительно миролюбивы — это отмечали как испанцы, так и другие индейские племена. Для отражения нападений более воинственных народов у араваков имелось оружие, но в целом они избегали войн и старались решать споры и конфликты путём переговоров.

По словам Колумба, туземцы были «на удивление робки. Правда, после того как они успокаивались и страх исчезал, они становились столь доверчивыми и с такой щедростью отдавали всё им принадлежащее, что кто этого не видел сам, вряд ли тому поверит». Далее Колумб записал в судовом журнале: «Они должны быть хорошими и толковыми и сметливыми слугами. достаточно пятидесяти человек, чтобы держать их всех в покорности и заставлять делать всё что угодно».

Геноцид

Одна беда: золота у араваков было мало. Небольшое количество этого металла они либо намывали в реках, либо выменивали у жителей материка. Колумбу и его спутникам пришлось утешать себя слухами о богатых золотых россыпях где-то на западе. Из досок севшей на мель «Санта-Марии» испанцы построили на Эспаньоле форт Навидад и оставили там 39 моряков. Остальные на «Нинье» и «Пинте» отправились в обратное плавание. Покидая Америку, Колумб приказал похитить нескольких индейцев в дар королю Испании, а также в надежде выведать у них подробности о легендарном золоте.

В марте 1493 г. Колумб и его спутники с триумфом вернулись в Испанию. В отчёте королевскому двору мореплаватель заявил, что доплыл до Азии (Кубы). Эспаньолу он счёл островом недалеко от побережья Китая, выразив предположение, что это могла быть Япония. Конечно, золота нашли немного, но оно, без сомнения, есть в глубине страны. Колумб просил у Фердинанда и Изабеллы помощи в снаряжении второй экспедиции, обещая «столько золота, сколько им нужно. столько рабов, сколько будет угодно».

Вторая экспедиция Колумба отправилась в путь 25 сентября 1493 г. Больше всего она напоминала Крестовый поход. На 17 кораблях плыли более 1,2 тыс. человек. Они везли с собой орудия труда, оружие, скот, инструменты и специальных собак, обученных охоте на людей.

Переплыв океан, испанцы двигались от острова к острову, обращая местное население в рабство. Вернувшись на Эспаньолу — Гаити, Колумб обнаружил, что форт Навидад разрушен, а его обитатели перебиты аборигенами, не вытерпевшими насилия и жестокости испанцев.

Разбив лагерь на Эспаньоле, Колумб стал рассылать по всем направлениям экспедиции за золотом и рабами. В провинции Сибао на Гаити он приказал всем индейцам старше 14 лет собирать определённое количество золота каждый месяц. Когда те приносили требуемое, им на шею вешали специальные таблички. Индейцу, пойманному без такой таблички, отрубали руки.

Золота на Эспаньоле было мало, аборигенов много. Начался геноцид. Туземцы бежали, их травили собаками, ловили, пытали и убивали. Попытки восстаний жестоко подавлялись. Пленных повстанцев вешали или сжигали заживо. Среди араваков началась эпидемия самоубийств. За два года погибла значительная часть населения. Когда стало ясно, что золота на острове больше не найти, оставшихся в живых индейцев начали сгонять в огромные поместья — энкомьенды. Там они работали до полного изнеможения, пока не умирали. К 1550 г. на острове осталось только 5 тыс. индейцев араваков, а уже через 100 лет не было ни одного аборигена.

Фиаско

Фиаско с поисками золота привело к быстрому закату звезды Христофора Колумба. Он поссорился со своими спутниками. Ко двору шли доносы, в которых «вице-короля Индии» обвиняли в жестокостях по отношению к испанским колонистам, обмане (земли, открытые Колумбом, оказались не столь богаты, как он обещал), а также в присвоении золота, отнятого у индейцев. Раздражённые и разочарованные Фердинанд и Изабелла приказали арестовать Колумба и отправить его в цепях в Испанию. Хотя мореплаватель сумел избежать следствия и суда и даже совершил ещё несколько путешествий за океан, он никогда больше не смог повторить первый триумф 1492 г.

До конца дней Колумб упорно утверждал, что открытая им земля была Азией. Мореплаватель даже взял со своих спутников расписку в том, что они разделяют его мнение. Если Колумб и сознавал, что допустил ошибку, признать её он не мог. Иначе получалось, что он не выполнил своих обязательств перед государством.

Новый континент ещё при жизни Колумба получил имя совсем другого человека. Это был итальянец, служивший и португальцам, и испанцам, — Америго Веспуччи (1451 — 1512). Он совершил несколько путешествий к берегам Центральной и Южной Америки, которые описал в дневниках и записках, получивших широкую известность. Уже в 1504 г. некоторые европейские издания связали Новый Свет с именем Америго. Окончательно название Америка закрепилось после выхода в свет книг, изданных в 1507 г. картографом Мартином Вальдземюллером из лотарингского городка Сент-Диэ.

Королевская немилость в отношении Колумба имела ещё одну важную причину. В 1498 г. португальский моряк Васко да Гама (1469—1524), обогнув Африку при помощи арабского лоцмана Ахмада ибн Маджида, достиг порта Каликут (современный Кожикоде). На сей раз поводов для сомнений не было: это действительно Индия. Новые португальские экспедиции отправились в Гоа, Малакку и Индонезию и каждый раз возвращались из походов с трюмами, наполненными драгоценными пряностями. В индийской гонке Португалия одержала победу.

Для цивилизации Западной Европы и Северной Америки Христофор Колумб был и отчасти остаётся героем. Биограф мореплавателя исследователь из Гарварда С. Морисон писал: «У него были свои промахи и свои изъяны, но изъяны эти по большей части нерасторжимо связаны с теми его качествами, которые сделали его великим: с его неукротимой волей, с его изумительной верой в Бога и свою миссию провозвестника Христова имени в землях за океаном, с его железным упорством, преодолевавшим и пренебрежение властей, и бедность, и горечь неудач. И самое главное, самое существенное, чем обладал этот человек и что остаётся совершенно безупречным и безоговорочным, — это великое искусство морехода». И в то же время Морисон был вынужден признать, что «жестокая политика, начатая Колумбом и продолженная его преемниками, в конечном итоге привела к тотальному геноциду».

Для многих жителей Американского континента, а также для тех европейцев, кто обладает информацией о политике адмирала, Колумб стал символом завоевания, рабства, пыток и убийств. Он был и остаётся героем колонизаторов, что и сегодня вызывает гнев потомков индейцев, привезённых из Африки рабов и др. Во время восстаний на Гаити уже в XXI в. толпа уничтожила изображение генуэзского мореплавателя.

Путешествие Магеллана

После плавания Васко да Гамы интерес к открытым Колумбом землям на какое-то время был утрачен. Стало ясно, что к Азии новые испанские владения не имеют никакого отношения. Но в 1513г. испанский конкистадор Нуньес де Бальбоа (1475—1517) пересёк Панамский перешеек и достиг берегов Тихого океана. Земля оказалась гораздо больше, чем предполагалось ранее. Открытие Тихого океана возродило планы проникновения в Индию с запада.

Инициатива принадлежала опытному португальскому моряку Фернану Магеллану (1480—1521). Португальский монарх отклонил проект Магеллана, и тот обратился с ним к молодому испанскому королю Карлу V. Он предложил достичь богатых пряностями Молуккских островов, обогнув открытые Колумбом земли. Испанцев планы Магеллана заинтересовали. К тому времени даже серьёзные политики были готовы рискнуть, если речь шла о богатствах заморских стран. В случае успеха испанцы получали доступ к пряностям Индонезии, не нарушая строгих параграфов Тордесильясского договора. Заволновались и португальцы. Они то предлагали Магеллану вернуться на родину, суля ему за это всяческие блага, то замышляли его убийство. Но путешественник остался непреклонен, и 20 сентября 1519 г. пять кораблей покинули Европу. Долгие месяцы плыла эскадра вдоль восточного побережья Южной Америки, пытаясь найти морской путь через континент. Часть команды взбунтовалась. Магеллану пришлось усмирять своих людей жестокими казнями. Один из кораблей дезертировал и вернулся в Испанию. Лишь после долгих поисков, потеряв ещё один корабль (он разбился о скалы), 28 ноября 1520 г. Магеллану удалось найти пролив, соединяющий Атлантический и Тихий океаны, названный впоследствии его именем.

Читайте также:  Ребенок прячет глаза от света

Экспедиция Магеллана держала курс на запад. За три месяца она пересекла Тихий океан и достигла Филиппинских островов. Там Магеллан был убит в стычке с туземцами, которым он решил продемонстрировать силу европейского оружия. Оставшиеся в живых мореходы поплыли от Филиппин к Молуккским островам, откуда по проложенному ещё португальцами пути вдоль Африки вернулись в Европу. Лишь осенью 1522 г. корабль «Виктория», последний из экспедиции Магеллана, достиг испанских берегов. Главная цель путешествия была достигнута — люди обогнули земной шар. Для испанских политиков и купцов успех заключался в обретённом доступе к богатствам Молуккских островов. Груз пряностей в трюме «Виктории» покрыл стоимость всех потерянных кораблей и все расходы на снаряжение экспедиции.

Завоевание Мексики

Несмотря на неоднозначные результаты плавания Колумба, слухи о землях, полных несметных сокровищ, передавались из уст в уста среди испанских моряков, бедных идальго (дворян) и просто авантюристов. Они объединялись в отряды и отправлялись захватывать эти земли. Поэтому их называли конкистадорами, т. е. завоевателями. Одним из таких людей был Эрнан Кортес (1485—1547), человек, который завоевал для испанской короны Мексику и уничтожил цивилизацию ацтеков.

Кортес родился в маленьком испанском городке Медельин в бедной дворянской семье. Родители хотели сделать его юристом и определили в престижный университет города Саламанка. В дальнейшем этот короткий биографический эпизод сыграл немаловажную роль. Кортес был одним из немногих грамотных конкистадоров, и его письма императору Карлу V являются важным историческим источником. Впрочем, юноша оказался слишком ленив для занятий. В 19 лет он забросил учёбу и отправился в поисках счастья в Новый Свет, на остров Эспаньола. Там Кортес весьма преуспел. Затем он участвовал в захвате Кубы, где приобрёл поместье. Но алчность и жажда приключений не позволили ему прозябать в безвестности.

В 1519 г., выпросив у губернатора Кубы Диего Веласкеса 11 кораблей и 508 солдат, Кортес поплыл к побережью Мексики — на покорение новых земель. Высадившись на берег, конкистадор приказал отправить одно судно в Испанию, а остальные сжечь, дабы ни у кого из его экспедиции не появилось желания повернуть назад. Испанцев страшили слухи о могучем государстве, расположенном на западе.

Завоевание империи

Вскоре после высадки Кортес столкнулся с воинами города-государства Тлашкала (Тласкала). Испанцы нанесли им поражение, но затем предложили мир. Имея некоторое представление об империи ацтеков, Кортес сумел найти её ахиллесову пяту — слабый контроль над вассалами и постоянные войны с ещё не покорёнными племенами. Это дало ему возможность сокрушить империю индейцев при помощи самих индейцев. С тлашкаланцами был заключён военный союз против Теночтитлана. Племя выставило в помощь испанцам свои боевые отряды. Тем временем встревоженный слухами о появлении испанцев Монтесума II послал к Кортесу послов с богатыми дарами и предложением мира. Это была роковая ошибка. Несметные богатства только разожгли алчность испанцев и сделали поход на Теночтитлан неизбежным.

На испанцев работал и индейский миф о Кецалькоатле (Пернатом Змее), который якобы должен прийти с востока в образе белолицего бородатого человека-бога. Соответствующий описанию облик Кортеса и его спутников деморализовал набожных индейцев. И всё же насколько сильным было их убеждение в том, что перед ними бог? И означало ли это, что с ним нельзя сражаться? Учёные до сих пор спорят об этом, но, возможно, истины мы так никогда и не узнаем.

Двигаясь к Теночтитлану, Кортес старался запугать противника. Кроме того, он хотел ликвидировать местных представителей власти, которые могли оказать ему сопротивление. В городе Чолула он пригласил всю городскую знать на центральную площадь, а когда вожди пришли к нему, Кортес дал солдатам приказ перебить их всех до единого.

ноября 1519 г. Кортес подошёл к воротам Теночтитлана. Там его встречал сам Монтесума II. Это была вежливая встреча кролика с удавом. Монтесума думал, как откупиться от незваных гостей, а Кортес строил планы захвата в плен Монтесумы. Вскоре у испанского конкистадора появился для этого предлог. Через семь дней после прибытия Кортеса в Теночтитлан индейцы — подданные Монтесумы напали на испанский форт Веракрус.

Кортес действовал как опытный террорист. Явившись во дворец к Монтесуме, он обвинил его в вероломстве и взял в заложники. За его жизнь Кортес потребовал с ацтеков огромный выкуп. Находясь в плену, Монтесума был вынужден признать себя вассалом Испании и платить дань.

И тут мексиканцы получили небольшую передышку. Губернатор Кубы Диего Веласкес, недовольный самоуправством Кортеса, отправил на материк отряд для его ареста. Узнав об этом, конкистадор оставил Теночтитлан и поспешил на побережье. В коротком ночном бою Кортес разбил высланных против него солдат, а пленные быстро согласились вступить в его отряд. Затем он двинулся обратно в Теночтитлан. За время его отсутствия в городе поднялось восстание против испанцев. Многие солдаты Кортеса погибли. Их судьбу разделил и Монтесума. По одним сведениям, его убили испанцы, а по другим — он пал от руки соотечественников, посчитавших его изменником. Теперь всё решала грубая сила. Кортес собрал коалицию из недовольных ацтекским правлением племён и повёл их на Теночтитлан. 7 июля 1520 г. он разбил армию Теночтитлана в жестоком сражении при Отумбе. Год спустя, 13 августа 1521 г., после длительной осады была взята и столица ацтеков. Победители разграбили её и перебили часть жителей. На этом месте был основан город Мехико. Страна стала собственностью испанского короля. Попытки индейцев восстать и сбросить испанское иго завоеватели подавили.

Кортес отправил захваченные у Монтесумы ценности в дар императору Карлу V. Несмотря на то, что он недавно разбил отряд императорских солдат и был, по сути дела, бунтовщиком, прагматичный император сразу же произвёл Кортеса в губернаторы завоёванных им земель.

Завоевание империи инков

Вторым значительным завоеванием испанцев в Латинской Америке стало покорение империи инков отрядами Франсиско Писарро (около 1471 — 1541). В 1525 г. в Панаме Писарро набрал отряд (от 80 до 180 человек) и отправился на нескольких небольших кораблях на юг вдоль западного побережья Южной Америки.

В первые же недели 20 человек умерли от голода. По мере продвижения к югу отряд становился всё меньше. Наконец оставшиеся в живых наёмники взбунтовались. Тогда, как гласит легенда, Писарро провёл мечом черту по песку и сказал: «Кто из вас готов терпеть голод и бедствия и пренебрегать опасностями, чтобы довести до конца славное предприятие, переступите через эту черту и соберитесь вокруг меня». Добровольцев набралось 12 человек. С этими головорезами Писарро продолжил свой путь на юг и смог получить точные сведения об империи инков. Захватив некоторое количество золота, пленников и неизвестных дотоле животных — лам, Писарро вернулся в Панаму. Но там его ждало разочарование. Местные власти наотрез отказались финансировать новую экспедицию на юг. Весной 1528 г. Писарро пришлось ехать в Европу и добиваться аудиенции у самого императора Карла V.

После долгих переговоров Писарро заключил с императором договор, напоминавший тот, что в своё время Христофор Колумб заключил с Фердинандом и Изабеллой. Безродный авантюрист становился наместником и верховным судьёй империи, генерал-капитаном, рыцарем ордена Сантьяго (святого Иакова). Император Карл V получал верховную власть над новыми землями и долю в будущей добыче.

Вернувшись в Америку в 1530 г., Писарро стал вербовать людей для нового похода. Но всем были памятны лишения и бедствия предыдущей экспедиции. С большим трудом конкистадору удалось найти 190 человек, включая 27 всадников. В январе 1531 г. этот крошечный отряд отправился на трёх кораблях покорять империю инков.

Подвергая грабежу прибрежные индейские селения и пополняя там свои запасы, испанцы достигли места, где Писарро высаживался на берег в прошлый раз (сегодня там находится перуанский город Тумбес). Они разбили лагерь и стали ждать окончания сезона дождей, собирая сведения о своём будущем противнике.

Читайте также:  Свет для суточных цыплят

В конце сентября 1532 г. отряд Писарро направился к горному городу Кахамарка, где находилась временная резиденция Сапа Инки Атауальпы. За приближением испанцев внимательно следили воины инков, которые докладывали о каждом их шаге Сапа Инке. Пришельцы уже успели разорить несколько прибрежных селений, поэтому Инка понимал, что ничего хорошего ожидать от них нельзя. В то же время с севера приходили слухи о силе незваных гостей. Конфликт с испанцами мог обернуться непредсказуемыми последствиями. Атауальпа решил продемонстрировать Писарро могущество своей державы. На подходе к Кахамарке отряд Писарро встретило посольство инков. По их словам, конкистадоров ждали в столице как почётных гостей. Но в окрестностях города был разбит военный лагерь, в нём находилось до 40 тыс. воинов.

В отличие от ацтеков, Атауальпа не питал иллюзий относительно «божественного» происхождения испанцев (божественным он считал только себя). Но он недооценил дерзость и вероломство захватчиков. 15 ноября 1532 г. Писарро вступил на улицы Кахамарки, оставленной жителями. Атауальпа со своим двором и гвардией расположился неподалёку от города. Тем не менее Сапа Инка опрометчиво принял приглашение испанцев нанести им визит на следующий же день. Конкистадоры стали лихорадочно готовиться к нападению. Мушкетёры и артиллеристы расположились так, чтобы простреливать всю площадь перед дворцом.

16 ноября на площадь в сопровождении огромной свиты прибыл Сапа Инка. Писарро искал предлог для того, чтобы осуществить задуманное.

Винсенте де Вальверде, священник конкистадоров, обратился к Атауальпе с проповедью. Он призывал Инку покориться испанцам. Когда священник протянул правителю Библию, тот небрежно отбросил книгу в сторону, не понимая её значения. Вальверде закричал: «Богохульство!», Писарро дал сигнал своим солдатам. Стрелки открыли огонь по столпившимся на площади людям, а маленький кавалерийский отряд, возглавляемый самим Писарро, устремился к трону Инки. Бой продолжался всего полчаса. К концу сражения Атауальпа был взят в плен, а его слуги перебиты. Испанцы имели только одного раненого — самого Писарро.

В течение последующих месяцев ситуация, в которой оказался отряд Писарро, напоминала положение Кортеса в Теночтитлане. Пленение Атауальпы деморализовало инков. Стоявшая у стен Кахамарки армия разбежалась. В провинции взбунтовались недовольные племена и сторонники убитого правителя Уаскара. Сам Сапа Инка был готов выполнить все требования захватчиков. Он не понимал, что никакие переговоры и соглашения с подобными людьми невозможны.

В обмен на свою жизнь Атауальпа предложил наполнить золотом комнату площадью 35 кв. м на высоту поднятой руки, а помещение поменьше — серебром, но дважды. Тем не менее, испанцы умертвили своего пленника. Инку не спасло ни принятие христианства, ни тот факт, что Писарро на кресте поклялся сохранить ему жизнь.

После убийства Атауальпы конкистадорам пришлось ещё несколько лет вести борьбу против непокорного местного населения. Испанцы захватили бывшую инкскую столицу Куско и сделали её центром своего правления. Однако новый Инка, Манко Капак (в европейской науке обозначается как Манко Капак II), в 1536 г. поднял восстание и собрал многотысячную армию. В феврале 1536 г. он осадил Писарро в Куско. Манко ездил верхом, в испанских доспехах, а у некоторых из его воинов имелось огнестрельное оружие. Неизвестно, были ли это трофеи или оружие продали жадные испанские солдаты. Хотя в конечном итоге все атаки были отбиты, положение испанцев в Перу (так они назвали покорённую страну) оставалось крайне непрочным. В течение десятилетий они вели борьбу с повстанцами, которых возглавляла инкская аристократия.

Согласно одной из версий, название Перу происходит от искажённого индейского слова «биру», что означает «река». И сегодня в Эквадоре существует река Биру, чьё устье в своё время пересёк отряд Писарро.

Манко Капак не смог взять Куско, но закрепился в районе Вилькабамбы, к северо-западу от столицы. Там «Новоинкское царство» существовало до 1572 г., когда испанцы уничтожили его и последний Инка, Тупак Амару, попал в плен и был обезглавлен.

Чтобы «умиротворить» покорённые земли, захватчикам пришлось привлечь на свою сторону местных правителей, так называемых касиков. Им были гарантированы старые привилегии в обмен на лояльность и исполнение обязанностей представителей центральной власти на местах. Но Франсиско Писарро уже не застал этих событий. В июне 1541 г. он был убит своими сподвижниками, обвинившими его в несправедливом распределении добычи.

Значение открытия Америки

Покорение Нового Света открыло для Европы доступ к неисчислимым богатствам. Тонны золота и серебра лежали в трюмах тяжёлых галеонов, которые устремились от берегов Америки в порты Испании. За два века только в виде чистого металла Старый Свет получил 185 т золота и 1600 т серебра. А ведь ещё были захваченные у индейцев драгоценности и ювелирные изделия! Значительный приток средств способствовал развитию торговли и промышленности, но в не меньшей степени он оказался полезней европейским монархиям — прежде всего испанской и португальской. Теперь эта короли имели возможность создать невиданные до той поры регулярные армии наёмников. Новая армия смогла решать новые задачи. Без американского золота габсбургская империя Карла V и Филиппа II вряд ли смогла бы на протяжении более чем 100 лет веста борьбу за господство в Европе.

Транспортировка золота и рабов через Атлантический океан привела к возникновению нового великого торгового пути. Трансатлантическая торговля по своим объемам ещё не могла сравниться с традиционными торговыми путями Средиземноморья и Северной Европы. Но она велась на качественно новом уровне. Произошёл прорыв в искусстве кораблевождения. Если со времён Античности мореходы плавали вдоль берегов, то теперь кораблям приходилось неделями находиться в океане, не видя земли. Капитаны и штурманы полагались на звёзды, карты и точные приборы, что вызвало потребность в развитии астрономии, математики и картографии. Изменились и сами корабли европейцев. Они становились всё крупнее, с развитой парусной оснасткой. Величественные галеоны вытеснили маленькие судёнышки Средиземноморья. Новые океанские корабли сделали возможными новые путешествия, открывающие людям Запада Землю.

Не стоит думать, что трансатлантический торговый маршрут связан исключительно с перевозкой ценных металлов. Около 1500 г. рыбаки Северной Европы приблизились к побережью Северной Америки в районе Ньюфаундленда. Там они открыли богатейшие запасы трески — рыбы, которая для бедных обитателей Северной Европы имела такое же значение, как хлеб. В XVII—XVIII вв. европейские страны не раз вели жестокие бои за обладание этими водами.

Постепенно расширился и список товаров, которые европейцы вывозили из Америки. От индейцев колонисты позаимствовали неведомые до той поры культуры — томат, табак, кукурузу. На островах Карибского моря возникли богатейшие латифундии, где выращивали сахарный тростник, маис и хлопчатник. Позднее там стали в огромном количестве сажать завоевавший популярность в Европе табак и привезённый из Азии кофе. Экономическое значение плантаций постоянно росло. В XVIII в. французы даже предпочли отдать англичанам огромную Канаду, нежели расстаться с землями Санто-Доминго (ныне Гаити).

В середине XVI в. торговля в Атлантике претерпела новое важное изменение. Первоначально корабли везли товары только с запада на восток. В Америку суда доставляли солдат, колонистов и необходимые им оружие и снаряжение. В XVI в., по мере вымирания коренного индейского населения островов Карибского моря, возникла потребность в дешёвой рабочей силе для нужд испанских плантаторов. Проблему решили, заменив индейцев африканскими рабами, что привело к возникновению не имевшей аналогов в истории трансатлантической работорговли. Она принесла неисчислимые страдания десяткам миллионов африканцев и огромные прибыли нескольким тысячам европейцев.

Есть публицисты и историки, которые, несмотря на осуждение жестокости колонизаторов, всё же считают испанское завоевание прогрессивным. Они полагают, что в техническом и социальном отношении европейцы были более развиты, чем индейцы, и принесли в Америку новые технологии и более совершенные системы хозяйства.

Другие исследователи ставят это утверждение под сомнение. Вполне вероятно, что, например, цивилизация тайно обладала менее совершенной военной техникой, но более развитыми методами ведения сельского хозяйства, нежели испанская.

Но разве дело в технологиях? Убийство миллионов мирных людей — зло абсолютное, не имеющее никаких оправданий. Американский геноцид ставит вопрос, весьма болезненный для цивилизации, именующей себя христианской. С точки зрения христиан, их вера несёт мир, любовь и спасение, тогда как язычество дурно влияет на человека. Однако язычники тайно в целом были мирным, добродушным народом. Их жизнь строилась (пусть не всегда и не во всём) на началах братства и взаимопомощи. Уничтожившие их люди все до одного исповедовали христианство.

Источник

Adblock
detector