Меню

Добролюбов луч света катерина до конца



Катерина — луч света в темном царстве сочинение

В пьесе Островского «Гроза» преобладают негативные люди, они постоянно лгут, лицемерят и приспосабливаются. Это настоящее «темное царство». И чтобы разбавить эту компанию Островский сделал главной героиней чистую девушку Катерину. На фоне остальных героев она сильно выделяется.

Девушка росла и воспитывалась в хорошей семье. Ее юность была беззаботной. Ее мать заботилась о ней и любила. Катерина часто посещала церковь. В юности она даже не могла предположить, какая ее ждет судьба дальше.

Когда Катерина выросла, ее отдали замуж за человека, которого она не любила. Она переехала жить к супругу в совершенно новую среду обитания. Она очутилась в клетке. Ее свекровь была злой, властной и неприятной женщиной. Она постоянно обижала Катерину. Ее муж Тихон сильно боялся свою мать и старался не перечить ей. Он никогда не заступался за Катерину и не поддерживал ее. Девушка хочет сбежать из этой семьи, но чувство долга перед мужем не дает ей это сделать. Она словно светлый луч в «темном царстве».

В душе у Катерины идет протест против порядков, которые царят в доме Кабанихе. Она не желает уподобляться всем остальным, девушке не комфортно жить в таком обществе. Свекровь издевается над девушкой и доводит ее до мыслей о самоубийстве.

Катерина знакомится с Борисом. Она поддается чувствам и ей становится все равно, что о ней подумают люди. Она по-настоящему влюбилась в мужчину. Но, Борис оказался трусом, он побоялся взять на себя ответственность и увести Катерину вместе с собой. После того, как девушка испытала искреннюю любовь, она больше не хочет жить как прежде с не любимым человеком.

Все эти события и отсутствие понимания и поддержки толкают Катерину на грех. Она бросилась в реку Волгу и погибла. Она считала, что лучше умереть, чем так жить. Это единственный способ убежать от зла, лжи и лицемерия. После смерти Катерины ее муж понял, кого потерял. Он стал винить во всем свою мать Кабаниху. У него открылись глаза, и он больше не мог потакать прихотям матери. Катерина словно светлый луч озарила Тихона и показала ему истину. Но, за это прозрение она поплатилась слишком дорого.

Катерина была сильной и смелой женщиной. Она не хотела мириться с законами, которые царят в «темном царстве». Она жила словно в клетке, а после смерти обрела свободу. Катерина – светлая личность. Она хотела любить и быть любимой, но попала в жуткую семью. Она добрая и светлая, и достойна большего, чем имела в жизни.

Вариант №2

В центре событий драмы, написанной А.Н. Островского и получившей название «Гроза», стоит девушка Катерина. Один из литературных критиков, а точнее Н.А. Добролюбов, характеризует ее как воплощение «сильного русского характера», она стала настоящим лучиком света, который озарял темное царство. Но несмотря на то, что она обладает достаточно сильным и твердым характером, она все равно погибает из-за сложных обстоятельств и внутренних противоречий.

В драме образ Екатерины ассоциируется с мотивами простора, она мечтает обладать полной свободой и относится к жизни с легкостью и оптимизмом. Ее мечта парить как птице по небесным просторам, но даже в самом начале произведения героиня начинает чувствовать собственную гибель. Она не была создана для жизни в темном царстве, она чувствует, что в данной среде она не может существовать долго, поэтому понимание того, что скоро ей грядет конец, приходит к ней буквально сразу.

Самым приятным является рассказ о том, как Катерина жила до замужества, она рассказывает о том, что ее жизнь была свободной и открытой, она могла самостоятельно принимать решения и радоваться окружающему миру.

Сейчас же она постоянно находится дома и занимается домашней работой, также она посвящает себя религии, все это является составляющей патриархального склада жизни в доме. В реальном мире ей приходится бороться с разными трудностями, в семье она постоянно терпит насилие и издевательства, которые вынуждают ее бороться за собственное благополучие и со своими мыслями.

Читайте также:  Установка датчика света corolla

В Катерине просыпается чувство личности, которое не вписывается в представления существующего общества, она не понимает откуда берутся такие переживания и эмоции, поэтому не может справиться с происходящим. При этом девушка в силу своей религиозности и образованности, считает, что происходящее можно приравнять к грехопадению. Она влюблена в Бориса, а нарушение верности мужу даже в мыслях, становится для нее фактически преткновением. Ей трудно бороться с тем, что происходит в ее голове.

Когда она четко и ясно осознает свои чувства к Борису, то старается противостоять чувствам. Вокруг нее начинается все рушиться, сначала собирает вещи и уезжает Тихон, который являлся единственной опорой и поддержкой в любви, а Варвара отдает ей ключи от калитки в доме.

При этом Катерина сама сознается Борису в своих чувствах, это становится предвестником гибели, она готова сделать все, что угодно, лишь бы избавиться от своих чувств. Она не видит продолжения жизни с собственными противоречиями и эмоциями, которые возникают в ее душе регулярно. Поэтому она решает прекратить порочный круг самостоятельно и покончить жизнь самоубийством, она не может больше смотреть в глаза собственному супругу, которого не любит. Она испытывает совершенно другие чувства к Борису, который полностью забрал ее сердце. Она не готова бороться, несмотря на то, что она принимает осуждение людей, она не может его пережить, одно представление о происходящим сводит ее с ума.

Также читают:

Картинка к сочинению Катерина — луч света в темном царстве

Популярные сегодня темы

На переднем плане картины мы видим зелёные яблоки, лежащие в тарелке. Их шесть штук. У одного, повёрнутого к нам, один бочок красный. Или это отражается красный цвет от букета рябины.

Основным персонажем произведения является Иван Северьяныч Флягин, жизненный путь которого описывается писателем в повести, рассказывающей о его бесконечных странствиях.

Тюмень — мой город. Его считают нефтегазовой столицей нашей страны. Наш город расположился на берегу реки Тура. Численность жителей 700 тысяч. Заложен он был в XVI веке, к его основанию причастны два воеводы

Автор сам характеризует «золотое слово», как близкое к плачам. Некоторые из критиков, говорят, что его слова буквально смешаны со слезами.

Тема любви занимает важное место в творчестве каждого русского писателя. А.И. Куприн не является исключением. В произведении «Олеся» ярко выражена тема любви.

Источник

Добролюбов луч света катерина до конца

Луч света в темном царстве

(Гроза, Драма в пяти действиях

А.Н.Островского, СПБ., 1860 г.)

Незадолго до появления на сцене «Грозы» мы разбирали очень подробно все произведения Островского. Желая представить характеристику таланта автора, мы обратили тогда внимание на явления русской жизни, воспроизводимые в его пьесах, старались уловить их общий характер и допытаться, таков ли смысл этих явлений в действительности, каким он представляется нам в произведениях нашего драматурга. Если читатели не забыли, — мы пришли тогда к тому результату, что Островский обладает глубоким пониманием русской жизни и великим уменьем изображать резко и живо самые существенные ее стороны. «Гроза» вскоре послужила новым доказательством справедливости нашего заключения. Мы хотели тогда же говорить о ней, но почувствовали, что нам необходимо пришлось бы при этом повторить многие из прежних наших соображении, и потому решились молчать о «Грозе», предоставив читателям, которые поинтересовались нашим мнением, поверить на ней те общие замечания, какие мы высказали об Островском еще за несколько месяцев до появления этой пьесы. Наше решение утвердилось в вас еще более, когда мы увидели, что по поводу «Грозы» появляется во всех журналах и газетах целый ряд больших и маленьких рецензий, трактовавших дело с самых разнообразных точек зрения. Мы думали, что в этой массе статеек скажется наконец об Островском и о значении его пьес что-нибудь побольше того, нежели что мы видели в критиках, о которых упоминали в начале первой статьи нашей о «Темном царстве»*. В этой надежде и в сознании того, что наше собственное мнение о смысле и характере произведений Островского высказано уже довольно определенно, мы и сочли за лучшее оставить разбор «Грозы».

Читайте также:  Нексия не горит свет при открывании двери

* См. «Современник», 1959 г., Э VII. (Примеч. Н.А.Добролюбова.)

Но теперь, снова встречая пьесу Островского в отдельном издании и припоминая все, что было о ней писано, мы находим, что сказать о ней несколько слов с нашей стороны будет совсем не лишнее. Она дает нам повод дополнить кое-что в наших заметках о «Темном царстве», провести далее некоторые из мыслей, высказанных нами тогда, и — кстати — объясниться в коротких словах с некоторыми из критиков, удостоивших нас прямою или косвенною бранью.

Надо отдать справедливость некоторым из критиков: они умели понять различие, которое разделяет нас с ними. Они упрекают нас в том, что мы приняли дурную методу — рассматривать произведение автора и затем, как результат этого рассмотрения, говорить, что в нем содержится и каково это содержимое. У них совсем другая метода: они прежде говорят себе — что должно содержаться в произведении (по их понятиям, разумеется) и в какой мере все должное действительно в нем находится (опять сообразно их понятиям). Понятно, что при таком различии воззрений они с негодованием смотрят на наши разборы, уподобляемые одним из них «приисканию морали к басне». Но мы очень рады тому, что наконец разница открыта, и готовы выдержать какие угодно сравнения. Да, если угодно, наш способ критики походит и на приискание нравственного вывода в басне: разница, например, в приложении к критике комедии Островского, и будет лишь настолько велика, насколько комедия отличается от басни и насколько человеческая жизнь, изображаемая в комедиях, важнее и ближе для нас, нежели жизнь ослов, лисиц, тростинок и прочих персонажей, изображаемых в баснях. Во всяком случае, гораздо лучше, по нашему мнению, разобрать басню и сказать: «вот какая мораль в ней содержится, и эта мораль кажется нам хороша или дурна, и вот почему», — нежели решить с самого начала: в этой басне должна быть такая-то мораль (например, почтение к родителям) и вот как должна она быть выражена (например, в виде, птенца, ослушавшегося матери и выпавшего из гнезда); но эти условия не соблюдены, мораль не та (например, небрежность родителей о детях) или высказана не так (например, в примере кукушки, оставляющей свои яйца в чужих гнездах), — значит, басня не годится. Этот способ критики мы видели не раз в приложении к Островскому, хотя никто, разумеется, и не захочет в том признаться, а еще на нас же, с больной головы на здоровую, свалят обвинение, что мы приступаем к разбору литературных произведений с заранее принятыми идеями и требованиями. А между тем, чего же яснее, — разве не говорили славянофилы: следует изображать русского человека добродетельным и доказывать, что корень всякого добра — жизнь по старине; в первых пьесах своих Островский этого не соблюл, и потому «Семейная картина» и «Свои люди» недостойны его и объясняются только тем, что он еще подражал тогда Гоголю. А западники разве не кричали: следует научать в комедии, что суеверие вредно, а Островский колокольным звоном спасает от погибели одного из своих героев; следует вразумлять всех, что истинное благо состоит в образованности, а Островский в своей комедии позорит образованного Вихорева перед неучем Бородкиным; ясно, что «Не в свои сани не садись» и «Не так живи, как хочется» — плохие пьесы. А приверженцы художественности разве не провозглашали: искусство должно служить вечным и всеобщим требованиям эстетики, а Островский в «Доходном месте» низвел искусство до служения жалким интересам минуты; потому «Доходное место» недостойно искусства и должно быть причислено к обличительной литературе. А г.Некрасов из Москвы[*]* разве не утверждал: Большов не должен в нас возбуждать сочувствия, а между тем 4-й акт «Своих людей» написан для того, чтобы возбудить в нас сочувствие к Большову; стало быть, четвертый акт лишний. А г.Павлов (Н.Ф.)[*] разве не извивался, давая разуметь такие положения: русская народная жизнь может дать материал только для балаганных** представлений; в ней нет элементов для того, чтобы из нее состроить что-нибудь сообразное «вечным» требованиям искусства; очевидно поэтому, что Островский, берущий сюжет из простонародной жизни, есть не более как балаганный сочинитель… А еще один московский критик разве не строил таких заключений: драма должна представлять нам героя, проникнутого высокими идеями; героиня «Грозы», напротив, вся проникнута мистицизмом***, следовательно, не годится для драмы, ибо не может возбуждать нашего сочувствия; следовательно, «Гроза» имеет только значение сатиры, да и то неважной, и пр, и пр…

Читайте также:  Сколько солнца сколько света что же это

* Примечания к словам, отмеченным [*], см. в конце текста.

** Балаган — ярмарочное народное театральное зрелище с примитивной сценической техникой; балаганный — здесь: примитивный, простонародный.

*** Мистицизм (с греч.) — склонность к вере в сверхъестественный мир.

Кто следил за тем, что писалось у нас по поводу «Грозы», тот легко припомнит и еще несколько подобных критик. Нельзя сказать, чтоб все они были написаны людьми совершенно убогими в умственном отношении; чем же объяснить то отсутствие прямого взгляда на вещи, которое во всех них поражает беспристрастного читателя? Без всякого сомнения, его надо приписать старой критической рутине, которая осталась во многих головах от изучения художественной схоластики в курсах Кошанского, Ивана Давыдова, Чистякова и Зеленецкого[*]. Известно, что по мнению сих почтенных теоретиков критика есть приложение к известному произведению общих законов, излагаемых в курсах тех же теоретиков: подходит под законы — отлично; не подходит — плохо. Как видите, придумано недурно для отживающих стариков; покамест такое начало живет в критике, они могут быть уверены, что не будут считаться совсем отсталыми, что бы ни происходило в литературном мире. Ведь законы прекрасно установлены ими в их учебниках, на основании тех произведений, в красоту которых они веруют; пока все новое будут судить на основании утвержденных ими законов, до тех пор изящным и будет признаваться только то, что с ними сообразно, ничто новое не посмеет предъявить своих прав; старички будут правы, веруя в Карамзина[*] и не признавая Гоголя, как думали быть правыми почтенные люди, восхищавшиеся подражателями Расина[*] и ругавшие Шекспира пьяным дикарем, вслед за Вольтером[*], или преклонявшиеся пред «Мессиадой» и на этом основании отвергавшие «Фауста»[*], Рутинерам, даже самым бездарным, нечего бояться критики, служащей пассивною поверкою неподвижных правил тупых школяров, и в то же время — нечего надеяться от нее самым даровитым писателям, если они вносят в искусство нечто новое и оригинальное. Они должны идти наперекор всем нареканиям «правильной» критики, назло ей составить себе имя, назло ей основать школу и добиться того, чтобы с ними стал соображаться какой-нибудь новый теоретик при составлении нового кодекса искусства. Тогда и критика смиренно признает их достоинства; а до тех пор она должна находиться в положении несчастных неаполитанцев, в начале нынешнего сентября, которые хоть и знают, что не нынче так завтра к ним Гарибальди[*] придет, а все-таки должны признавать Франциска своим королем, пока его королевскому величеству не угодно будет оставить свою столицу.

Источник

Adblock
detector