Меню

Да будет свет там где была



Да будет свет: история уличного освещения в Петербурге

В этом материале мы рассказываем, как свет пришёл в Петербург, почему было опасно гулять под масляными светильниками и где находится тот самый фонарь из знаменитого стихотворения Александра Блока. Это бесплатный материал, подготовленный в рамках платной рассылки «Влюблённым в Питер». Это рассылка для любопытных и пытливых горожан. Вместе с экскурсоводами, экспертами в архитектуре и краеведами мы пройдем по Санкт-Петербургу, закрытому от нас из-за режима вынужденной самоизоляции, рассмотрим фасады домов, узнаем их истории и тайны. Если вам понравится этот материал и вы хотите с головой погрузиться в истории о домах и жителях Санкт-Петербурга — можете получать остальные материалы этой рубрики, подписавшись на нашу платную рассылку на Patreon, Boosty или в VK. Каждую неделю вы будете получать от нас два новых материала, посвящённых любимому городу.

Ровно 300 лет назад, в 1720 году, в Петербурге был установлен первый в стране уличный фонарь. Это стало началом нового периода российской истории, когда городская жизнь перестала замирать с наступлением темноты.

Уличный фонарь: начало

В первые годы своей истории Петербург освещался исключительно по праздникам при помощи масляных фонарей, которые больше напоминали корабельные светочи. В остальное время ночную темноту озаряли лишь редкие огоньки ручных светильников, которые носили прохожие.

Пётр I мечтал осветить город по-настоящему. Во время своего первого путешествия за границу в 1697 году он увидел фонари на улицах Амстердама, Берлина, Лондона и Вены и зажёгся идеей.

В 1720 году на стекольном заводе в Ямбурге (сегодня — Кингисепп) было изготовлено стекло для так называемого «образцового фонаря», который установили около второго Зимнего дворца. Согласно описаниям очевидцев, он был настоящим произведением искусства: на тумбе крепился деревянный ствол в виде четырёхгранной пирамиды, украшенный резными деталями, а сверху располагалась светильная камера с толстыми литыми стёклами.

«Образцовый» вариант Пётр одобрил, и по его подобию был создан ещё 141 фонарь. Правда, скоро стало понятно, что на изготовление таких светильников уходит слишком много денег: до 26 рублей за штуку (годовой оклад петербургского землекопа, на минуточку). Поэтому было решено делать фонари на голландский манер. Конструкцию сильно упростили, от декора отказались, цельные стёкла заменили на расстекловку. Цена такого фонаря составляла 5 рублей.

Стоит отметить, что и «образцовые», и «голландские» фонари давали крайне мало света: они не освещали улицу полноценным образом, а лишь скромно намечали путь в темноте. Но уже и это было революционно. Кстати, гулять под такими светильниками нужно было осторожно: капли горячего масла иногда попадали на прохожих.

«Это счастье ещё, если отделаетесь тем, что он (фонарь) зальёт щегольской сюртук ваш вонючим маслом. »

Обслуживанием фонарей в ту эпоху занимались фурманщики — полицейские нижних чинов. Они наполняли лампы конопляным маслом, с наступлением темноты поджигали фитили, а часов через пять гасили огонь. Также в их обязанности входила очистка стекла от копоти.

Императрицы-осветительницы

После смерти Петра I в 1725 году зажигать фонари перестали. Деревянные конструкции ветшали и разрушались, а то, что от них осталось, сгорело во время пожаров 1736 и 1737 годов.

К вопросу городского освещения вернулись только в эпоху правления Елизаветы Петровны, вступившей на престол в 1741. Масляные фонари той поры представляли собой выдувные стёкла яйцеобразной формы, которые крепились на искусные металлические кронштейны.

Дело продолжило набирать обороты при Екатерине II. Она отказалась от сложных форм и причудливых силуэтов в пользу строгости и функциональности. Денег на фонари требовалось меньше, время, необходимое для их обслуживания, также сократилось. В результате к концу 1780-х годов в городе насчитывалось порядка 3000 уличных светильников, а в штате полиции появилась специальная фонарная команда.

На рубеже XVIII—XIX столетий в России резко возросло стекольное производство. Плоское стекло стало намного дешевле, что привело к ещё большему увеличению количества фонарей. К 1803 году их было уже около 7000.

Читайте также:  Ivan это не свет

Новые типы освещения

XIX век стал эпохой сосуществования сразу нескольких типов освещения. В 1839 году на Дворцовой площади, Невском проспекте, Садовой, Гороховой, Миллионной, Михайловской, Большой и Малой Морских улицах зажглось около 200 газовых фонарей. В ажурной литой опоре располагался газопровод, который соединяли с магистральной газоносной трубой, находившейся на глубине одного метра под землёй.

С 1846 года кое-где стали устанавливать фонари со спирто-скипидарной смесью. Такие лампы каждое утро отвозили на заправку в специальное депо.

В начале 1860-х на улицах появились керосиновые фонари. Обычно они имели довольно скромный облик, поэтому ставились на окраинах

В 1873 году на Одесской улице возле мастерской изобретателя лампы накаливания Александра Лодыгина зажёгся первый в мире уличный электрический фонарь.

Несколько лет спустя электрическим светом озарился Литейный мост и участок Невского проспекта, а к началу XX века — весь центр.

В 1901 начали устанавливать керосино-калильные светильники. Их использовали там, где был необходим яркий свет, но пока отсутствовали электросети — например, на железнодорожных платформах.

К началу 1930-х в городе было уже более 17 000 электрических фонарей. Кстати, только тогда они окончательно вытеснили масляные и газовые. Керосиновые, керосино-калильные и спирто-скипидарные исчезли уже к 1918.

Источник

Да будет свет

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Будет свет!

На улице такая хмурь!
Где ты, желанная лазурь?
Но пусть сегодня небо хмуро, —
Не хмурься,дорогой мой Юра!

Пускай сегодня солнца нет
И тучи скучно нависают, —
Но завтра снова будет свет
И снова солнце засияет!
11 июня 2010 г.

Стихи — Будет день и будет свет!

И не стану я пытаться,
Загадать всё наперёд.
Может в миг всё поломаться,
Всех, судьба своя найдёт!

Будь что будь и я предчувствий,
Прогоню из мыслей муть.
Они словно тенью тучи,
Тьмой укроют жизни путь.

Будет день и будет солнце,
Это значит — будет свет!
Жизнь до сроку не прервётся,
Даже в дни проблем и бед.

И не сдавшись в наших силах,
С тем, что есть в ней, жизнью жить.
Жить теплом улыбок милых,
И всем сердцем их любить.

И смотря вперёд нам всё же,
Нужно жить своим в.

Стихи — Да будет свет, сказал аскет

-Да будет свет, сказал аскет,
Не тот горит что, или тухнет,
А тот, к кому воззвал петух,
Тот, кто проявлен солнцем в мире,
Кто вне миров, в себе- Сам Свет,
Кто истинен, творенья мастер,
Оплодотворяет мир кто в срок,
Кто зрелый плод извлек, сберег.
Тот, кто сродни Ему- реален,
От мира ж тьмы кто- виртуален.
Тот корень света вне миров,
Он вечен, свят и нет в нем снов(слов).

Стихи — И будет свет, и будет день.

И будет свет, и день придёт,
И мир, проснувшийся едва,
Рассветной зорькою зевнёт,
И станет алою трава.

И лучик солнца капли рос,
Наполнит ласковым теплом.
И мысль, что жалила злей ос,
Став дымкой, растворится в нём.

И будет день, и суетой,
Его наполнит быт минут.
И жизни долгой став рекой,
Дни ручейком в неё стекут.

Слова — идеи костыли,
Малы, для чувства букв узоры.
И мир, от боли не спасли,
Адептов истин, о них споры.

Но будет день и свет придёт,
И в нём, лик солнца.

Стихи — Да будет Свет

Рай
не ад
не обряд
уж не скучай
кто свеченью рад
тот в тонкий луч парад
высшему отряду – в край
шагнув – в извечный палисад
воздвижением теней – ВСТРЕЧАЙ…

Читайте также:  Как сделать два ближних света

……………энергетическая стряпня
коллапсы электронных сфер
ненасытная……грызня
Ахилл – злата пята
Сэр – миллионер
круты…счета
с торшера
лампы
бра…

Стихи — Будет день — будет пища

Будет день — будет пища,
Будет день — будет свет.
Строчку в жизни напишет,
А быть может куплет.

Придёт ночь — темно будет,
Придёт ночь — будем спать.
И рассвет мир разбудит,
Зорькой ясной опять.

Дни спешат из рассвета,
Как всегда в вечера.
Проживя их, за это,
Называем — вчера.

Жизнь бежим всю стараясь,
Своё завтра догнать.
Каждый день просыпаясь,
Чтоб в сегодня попасть.

Будет день — будет пища,
Будет свет — а зачем.
Где-то Ночь меня ищет,
Чтоб забрать насовсем.

Стихи — Будет день

Будет день — будет пища,
Будет ночь — будет сон.
Кто-то песню отыщет,
Кто-то жалобный стон.

Будет утро — разбудит,
Вечер будет — жди ночь.
Стон — лишь душу остудит,
Песня — сможет помочь.

Зима будет — жди холод,
Жар нам лето несёт.
Ну а засуха — голод,
Он кого-то убьёт.

Ветер будет — жди шторма,
Шторм, грозит нам бедой.
Ведь он может огромной,
За борт, смыть нас волной.

Что должно быть — то будет,
От того не уйти.
Не всегда могут люди,
Знать, что ждёт их в пути.

Стихи — Свет

Я избегал прямых дорог,
Но всё равно тебя я встретил.
Вот наступили ночи эти,
Где я совсем не одинок.

Я всех не пробовал подряд,
Шанс оставался ошибиться.
Несложно было мне влюбиться,
Тогда я был такому рад.

Я не смотрел назад, что там,
Уже осталось только в прошлом.
Подумать надо о хорошем,
Назло несбывшимся мечтам.

Я ни к чему не привыкал,
И принимал как есть, что видел.
Хотя кого-то и обидел,
Но тоже это испытал.

Я верил в то, что всё придёт,
Пусть не сейчас пускай не.

Стихи — Свет в окне

Свет в окне — это божественно
Душа открыта — так торжественно..

Я открываюсь в каждой точке,
Я отрываюсь до многоточия..

Источник

Да будет свет там где была

Эту телеграмму доктор естествознания, доктор философии и вообще большой ученый Арчибальд Дуглас прочитал с явным раздражением.

ПРИБЫВАЮ ГОРОД СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ ТЧК ПРОШУ КОНСУЛЬТАЦИИ ХОЛОДНОГО СВЕТА ТЧК БУДУ ВАШЕЙ ЛАБОРАТОРИИ ДЕСЯТЬ ВЕЧЕРА

подпись: ДР. М.Л.МАРТИН.

Прибываю, значит? Прошу, значит? Да что ему тут — отель? Может быть, этот Мартин думает, что он, Арчибальд Дуглас, склонен тратить свое время на любого неощипанного гуся, который может раскошелиться на телеграмму? Про себя он уже составлял изысканнообескураживающий ответ, но тут заметил, что телеграмма послана из какого-то аэропортика на Среднем Западе. Черт с ним, пусть едет. Встречать его Дуглас, во всяком случае, не собирается.

Однако естественное любопытство побудило Дугласа достать справочник «Кто есть кто в науке» и отыскать нахала. Справочник гласил: Мартин, М.Л., биохимик и эколог, доктор мирангологии, магистр артоники и телеологии, ведущий специалист в области пыльпево-чешуйчатых калахари и эмфатических эфемизмов драмадоидов, руководитель кафедры преднатольного эндемогенеза — в общем, степеней у него на шестерых хватит. Хм-м — член редколлегии «Гугген-хенмовского обзора фауны Ориноко»; автор «Вторичного симбиоза коррупчатых долгоносиков», и так далее — еще три дюйма мелкого шрифта. Да, непростой такой старикашка, что и говорить.

Немного погодя Дуглас обследовал свою персону в зеркале лабораторного умывальника. Грязный рабочий халат он снял, вытащил из жилетного кармана расческу и тщательно расчесал блестящие темные волосы. Элегантный клетчатый пиджак, шляпа с широкими полями — ну вот, и на люди показаться можно. Дуглас потрогал шрам, светлым штрихом прорезавший смуглую щеку. Неплохо, даже со шрамом. Если бы не перебитый нос, вид был бы просто шикарный!

Читайте также:  Автоматическое включение света лестницы

Ресторан, где он обычно ужинал в одиночестве, был наполовину пуст. И оживленней здесь не станет, пока театры не закроются, однако на вкус Дугласа еда здесь была что надо, и свинг-бэнд тоже. Он как раз заканчивал ужин, когда мимо прошла молодая женщина и села за соседний столик лицом к нему. Он ненавязчиво осмотрел ее. Ничего себе штучка! Фигуркой как балерина, роскошные, пшеничного цвета волосы, огромные, томные глазищи! Лобик, впрочем, несколько узковат, но слишком уж ты многого хочешь.

Он решил предложить ей выпить. Если все пойдет как надо, доктор Мартин может катиться ко всем чертям. Дуглас написал приглашение на обороте меню и подозвал официанта.

— Лео, это — одна из ваших девочек?

— Нет, м’сье. Никогда раньше не видел.

Дуглас откинулся на спинку стула и принялся ждать результатов. Он всегда безошибочно узнавал этот призывный взгляд, и в исходе своего предприятия был абсолютно уверен. Незнакомка прочла записку и, слегка улыбнувшись, оглядела его. Он подмигнул. Девица подозвала официанта, попросила у него карандаш и написала что-то на обороте меню. Лео тут же вручил ему ответ.

«Благодарю за любезное

приглашение, но сегодня

вечером я занята другими делами».

Оплатив счет, Дуглас вернулся в лабораторию.

Лаборатория располагалась на последнем этаже фабрики, принадлежавшей Дугласу-старшему. В ожидании доктора Мартина Арчибальд оставил входную дверь и лифт внизу открытыми, а чтобы не терять времени даром, решил выяснить, почему это с недавних пор стала дребезжать центрифуга. Ровно в десять загудел лифт, и Арчибальд направился к двери встречать гостя.

Перед ним стояла та самая сладкая блондиночка, которую он пытался подцепить в ресторане.

Дуглас немедленно возмутился:

— Как вы сюда попали? Шли за мной?

— У меня — встреча с доктором Дугласом. Пожалуйста. передайте ему, что я уже здесь.

— Черт побери! Что это за шуточки?! Она с трудом держала себя в руках.

— Думаю, доктор Дуглас знает об этом лучше вас. Доложите ему, что я приехала — немедленно!

— Да я и есть доктор Дуглас!

— Вы? Вы больше похожи на бандита с большой дороги.

— И тем не менее. Так что прекрати валять дурака, сестренка, и расскажи, в чем дело. Как тебя зовут?

— Я — доктор М.Л. Мартин.

На мгновение Дуглас растерялся, но затем ухмыльнулся.

— Без дураков? А вы не морочите голову своему деревенскому братишке? Входите, док.

Она последовала за ним с настороженностью бездомной кошки, готовой, чуть что, выпустить коготки. Усевшись в кресло, она снова засомневалась:

— Но вы — действительно доктор Дуглас?

— Во плоти — и могу это доказать. А вот вы. Я все еще думаю, что меня хотят надуть. Она пожала плечами.

— Чего же вы хотите? Может, мне вам показать свидетельство о рождении?

— А может, вы прикончили этого бедного старикана — доктора Мартина — а тело сбросили в шахту лифта? Она встала, взяла сумочку и перчатки:

— Ради этой встречи я проехала полторы тысячи миль. Извините за беспокойство. До свидания, доктор Дуглас.

— Да вы не обижайтесь, это я так. Забавно, что известный доктор Мартин оказывается вылитой копией Мерилин Монро. Садитесь.

Он мягко отобрал у нее перчатки.

— Позвольте мне еще раз предложить вам выпить. Она еще сердилась, но скоро природное легкомыслие взяло верх.

— Ладно уж. Шрамоносец.

— Вот, так-то лучше. Скотч или бурбон?

— Бурбон — и поменьше воды.

Однако когда коктейли были готовы, а сигареты раскурены, напряжение возникло вновь.

— Скажите, — начал Дуглас, — а чем я обязан вашему визиту? Я ведь в биологии — ноль.

Источник